Петров: "Пока мы еще уступаем машинам из Ред Булл, Феррари и Макларена"

Пилот команды Рено Виталий Петров рассказал о том как проводит отпуск, об удачном выступлении на Гран-при Венгрии и не только.
5860
16 Августа 2010, 09:54
Петров: "Пока мы еще уступаем машинам из Ред Булл, Феррари и Макларена"
Виталий Петров, allcarz.ru
— Виталий, расскажите, как проходит ваш отпуск.

— Первые несколько дней я просто отдыхал, общался с родными, друзьями. Ну а потом потихоньку стал тренироваться, чтобы не терять форму.

— И каким же образом проходят ваши тренировки?

— Играю в футбол, занимаюсь боксом, в общем, поддерживаю физическую форму. К нам в Выборг приезжала наша чемпионка по боксу Наталья Рогозина. Нам удалось с ней пообщаться. Я спрашивал ее о тренировках, спаррингах, мне это очень интересно. Она дала мне много полезных советов.

— А сами с ней не боксировали?

— Нет, в этот раз не получилось.

— А бокс для пилотов не вреден? Ведь можно получить незапланированную травму и пропустить гонку.

— Смотря как им заниматься. Можно вставать в спарринги и сильно биться друг с другом. А можно концентрироваться исключительно на тех движениях, которые развивают скорость, помогают развить реакцию, держать концентрацию. Поэтому бокс очень полезен в этом плане.

— Неужели во время чемпионата вы тоже боксируете?


— Я не могу отвечать за других пилотов, я просто не знаю этого. Лично мне удается боксировать только во время отпуска.

— А в жизни вам часто приходилось драться?

— Когда был молодым, бывало всякое. А сейчас все конфликты удается разруливать словами без применения силы.

— Наверное, в родном Выборге на улицах вам не дают прохода, все мечтают об автографе…

— Я бы так не сказал. Совершенно спокойно хожу по улицам, никто особо сильно ко мне не пристает. Да меня это и не удивляет. Ведь у нас город маленький, все друг друга знают.

— Вы замечательно провели последнюю гонку и заняли пятое место на Гран-при Венгрии. Для вас этот результат стал сюрпризом?

— Мы знали, что наши машины были очень быстрыми и хорошо шли по трассе. Мы предполагали, что способны в Венгрии добиться хорошего результата. Поэтому я бы не сказал, что пятое место стало для меня неожиданностью. Но нам есть над чем работать, пока мы еще уступаем машинам из Ред Булл, Феррари и Макларена. А мне в Венгрии помогла и поддержка болельщиков, это придает дополнительную мотивацию, добавляет уверенности в своих силах. Я благодарен всем людям, которые меня поддерживают на всех этапах.

— Формула-1 за последние годы сильно изменилась. Если раньше это был фактически смертельный вид спорта, то сейчас он стал более-менее безопасным. Если бы гонки были так же опасны, как во времена Айртона Сенны, вы бы все равно их выбрали?

— Да, абсолютно, аварийность на трассе меня бы не остановила. Да и потом, опасность может подстерегать нас везде. Боксом ведь люди тоже занимаются, хотя прекрасно понимают: один неосторожный удар — и может случиться трагедия.

— Почему пилоты даже после тяжелейших травм и запретов врачей всегда возвращаются в гонки, что ими движет?


— Это же любимая работа, увлечение, это жизнь. Поэтому, мне кажется, любой стремится вернуться.

— Неужели из мира автоспорта ­нельзя уйти?

— Я не задумывался над этим. Сейчас мне в гонках все нравится, но когда надоест этим заниматься, уйду.

— Вы допускаете мысль, что вам может надоесть автоспорт?

— В моем случае — точно нет, почему-то я в этом уверен. Надоедает другое: поездки, мероприятия, на которых ты должен обязательно присутствовать. Но ради этого я и жил — я мечтал о Формуле-1.

— Тем не менее когда-то придется поставить точку.

— Сейчас я даже не хочу об этом думать.

— Пилоты во время Гран-при обсуждают аварии?

— Естественно, ведь нужно обезопасить гонки, это наша общая цель, поэтому надо стараться не допускать подобных ситуаций. А для этого нужно понять, почему авария произошла, сделать определенные выводы. Учесть все детали. Это очень важно.

— Это правда, что мотор болидов в Формуле-1 легко повредить?

— Это так. Дело в том, что в его устройстве каждая деталь продумана, все рассчитано до миллиметров, и маленькое неправильное движение может привести к тому, что он взорвется. С одной стороны, это на тебя не давит, но с другой — ты думаешь о том, как бы доехать до финиша, не повредив двигатель и не разбив машину.

— Вы за свою жизнь много машин разбили?


— Было дело, разбивал. Правда, сколько именно, я вам не скажу, потому что не веду подсчета авариям. Лучше считать победы.

— Вы помните свои ощущения, когда впервые сели за руль?

— Это было очень давно. Папа говорит, что мне тогда было пять лет. Но я абсолютно ничего не помню. Я не могу точно сказать, в каком возрасте у меня эти ощущения появились. Когда учился в школе, ездил на маминой машине, вот это помню.

— И вас не останавливали постовые?

— Я катался по двору, разогревал автомобиль. Вроде все обходилось хорошо.

— Вы говорили, что ваш кумир Михаэль Шумахер. По-прежнему им восхищаетесь?

— Да. И если раньше я следил за ним только со стороны, то теперь мы соперники. С ним очень интересно бороться на трассе.

По материалам: Газета Спорт день за днем
iSport.ua Автоспорт Формула 1
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий