ЭКСКЛЮЗИВ. Берестнев: "Из-за лимита украинцы заламывают баснословные цены"

Большое интервью с главным тренером МБК Николаев Валентином Берестневым.
0
24 ноября '10 0:51
фото Николаевские новости
фото Николаевские новости
- Валентин Борисович, начнем, пожалуй, с командных дел. Изменился ли бюджет команды по сравнению с прошлым сезоном? Как это отразилось на комплектации?

- Мы начинали сезон в рамках бюджета прошлогоднего, и поэтому всем игрокам, отыгравшим за нас предыдущий сезон, было сделано предложение, аналогичное тому, что было в прошлом году. Обычно, когда игрок остается в команде, он рассчитывает как минимум на десять процентов прибавки, мы же себе этого позволить не могли. Но у нас были другие козыри: стабильность выплат, все выплачивается день в день, максимум – пара дней задержки, поэтому игроки не нервничают, не переживают, призовые, хороший климат в команде. Мы донесли это до игроков, и это сработало. Остались все, кроме Вадима Матюкевича и Дэниэля Макклинтока. Вадим, думаю, совершил большую ошибку, отвергнув наше предложение. Что касается Макклинтока, мы понимали, что после такого сезона он будет востребован во многих украинских клубах, поэтому начали искать ему замену сразу, хоть это и было очень тяжело, особенно учитывая наши финансовые возможности. В итоге нам удалось взять Хьюза – близкого по качеству игры центрового. Он стал тем восклицательным знаком в защитной схеме, которую мы на этот сезон готовили. Мы осознанно брали Корочкина и Мажутиса, которые подходят под нашу защитную модель. И только после слабого старта, и замены Вайкулиса на Грина бюджет совсем немного изменился, потому, что Брайан чуть дороже. Так получилось, что Грин очень удачно вписался. Добавил нам с десяток очков, прилично подборов, которых нам не хватало. В условиях нашей команды Грин с его стремлением перехватить мяч, накрыть бросок, оказался намного полезнее, чем Вайкулис. Ну и еще немного бюджет вырастет из-за более длинного чемпионата. В прошлом сезоне мы сыграли 26 игр. А в этом – только 48 игр в основной части.
 
- Но ведь и домашних игр вдвое больше. Насколько ощутимо "Надежда" влияет на финансы клуба?


- Сильно влияет, конечно. Именно поэтому увеличение бюджета будет совсем небольшим. Принимая, к примеру, пару Львов-Говерла, мы выручкой с билетов практически полностью окупаем себе трехдневную поездку в гости к этим же двум клубам. Около двух лет назад мы провели с президентом жесткую политику. У нас ведь было много друзей, знакомых, которые заходили на игры по пригласительным. Наш президент пригласительные просто отменил, теперь есть только билеты и абонементы, бесплатно на игру никто не заходит. Людям, которые очень близки клубу и немало помогают, тоже выдается абонемент, за который деньги в кассу вносит сам Черепанов. Также игрок имеет право привести бесплатно на игру одного человека, а на остальных уже должен покупать билет или абонемент. Я, например, бесплатный абонемент отдаю жене, а вот отцу я его покупаю. Баскетбол стал зрелищным. Это стало солидным событием в Николаеве, на последние игры все билеты были раскуплены. Для нас это важно. Когда за год мы собираем эту сумму, мы видим, что это реальная статья доходов.
 
- А как обстоят дела с продажей абонементов?

- На данный момент мы реализовали 220 абонементов. Но они продолжают продаваться и сейчас, поэтому данная цифра еще вырастет.

"С легионерами работать не так интересно"

- Давайте немного вернемся к трансферной политике. Когда вы подписываете новых игроков, учитываете ли вы их характер? Может, общаетесь с их предыдущими тренерами, чтобы знать, что за люди приходят в команду?

- Однозначно! Как по мне, так это – самая важная информация, какой он человек. Мы не можем, как в других Валентин Берестневкомандах, заманивать игроков огромными деньгами. Приходится торговаться до последнего, за билеты на самолет, за премиальные и т.д. И когда игрок в итоге, после колебаний, соглашается, важно, чтобы он приехал и играл так, как будто бы он подписал стомиллионный контракт. А это уже зависит от человека. По каждому нашему американцу, по Мажутису, которые сейчас играют тут, мы собирали максимум информации. Благо у нас в Америке и в Литве очень много друзей, которые готовы с этим помочь. Единственный игрок, чью немного негативную характеристику мы недооценили, – Оглсби. Он из богатой семьи, поэтому в Европу ехал не за заработком, а поиграть в свое удовольствие, что в итоге и сказалось на его отношении к работе. Но Терренс – исключение, про всех остальных мы добиваемся максимума информации.

- С легионерами тяжелее работать?


- Я бы сказал, что не так интересно. При том, что ты учишь язык, но тяжело выучить полутона, оттенки, тяжело найти одно то слово, чтобы зацепить их, зажечь на борьбу. Была бы моя воля – я бы играл только украинцами. Тут ведь есть и еще один фактор. Работая с украинскими баскетболистами, я, кроме того, что хотел что-то выиграть, всегда ставил перед собой задачу помочь им в развитии. Есть целый ряд игроков, которые, хоть и не являются моими воспитанниками, но проработали со мной много лет, и в сборную переходили уже из моих рук. Думаю, я им что-то дал. То есть доводить этих ребят до национальной сборной, может, до уровня иностранного клуба, мне было очень интересно. А сейчас эта составляющая в работе исчезла.
 
- С приходом легионеров поменялось и игра команды: раньше на площадке одновременно находилось четыре-пять игроков, которые могли бросить трехочковый бросок, но при этом не было полноценного центра, сейчас "большие" играют более важную роль.
 
- Дело не в легионерах. Наша задача – взять как можно более сильного игрока за хорошие деньги. Будет ли он играть через трехочковые или через проходы – это уже вопрос второй. У нас сегодня нет ярко выраженных снайперов, кроме Леши Онуфриева, но нет и игрока, которого можно бросить вообще на периметре. Мы строим игру исходя из тех игроков, которых удалось пригласить. Рисуем под каждого новые схемы. До этого много лет рисунок выстраивался в недрах команды. Росло следующее поколение, оно видело и впитывало эту игру. Мы всегда готовили преемников, пытались создавать ось: Герасимов-Бережинский, Раевский–Фурман, Бойко–Онуфриев. Всегда были такие игроки, как Чаусов, Полях, которые эту игру сохраняли. Поэтому та игра передавалась от поколения к поколению. Но когда нить поколений оборвалась, частично и по нашей вине, мы не стали держаться за какую-то тактику, а подобрали ее под имеющийся состав. Будь у нас неограниченный бюджет, мы бы искали игроков под старую тактику, ведь она не только давала результат, но еще была и очень зрелищной.
 
- Валентин Борисович, когда команда выдала такой провальный старт, у вас не было мыслей, что этот сезон станет провальным?

- Нет, не было. Я не думал, конечно, что мы сделаем такой камбэк, но команда так упорно работала летом на сборах, что результат обязан был прийти. Мы не имели возможности выехать в Литву, но мы и не считали это целесообразным. Туда ведь поехало восемь наших команд. Когда одна поехала, сыграла там с иностранными командами, никто не увидел никаких заготовок – это одно. А сейчас все друг у друга там были на ладони. Мы нашли другой выход, по-моему, более эффективный. Мы договорились с Запорожьем, Днепродзержинском и Валентин Берестнев Одессой. Команды друг у друга и сыграли. Причем, играть пришлось с маленьким кругом команд, поэтому меньше уплыло информации, и в то же время девять игр – это отлично. Поэтому я был уверен, что мы сможем мощно стартануть. Ведь мы были обязаны обыгрывать такой Днепр, дома должны были выигрывать у Львова. Да и с Донецком и Будивельником можно было сыграть значительно лучше. Но чего-то нам не хватало в психологическом плане. Команда удивила немного в одну сторону, потом в другую.

"Предложение от Привата было"

- Изменилось ли что-то для клуба с созданием Суперлиги?


- Нет, для внутриклубной работы никаких изменений не произошло. Мы и до создания Суперлиги работали по тем требованиям, которые Суперлига предъявила всем командам. Инфраструктура у нас была, зал соответствовал. Единственное, что добавили, – интернет-трансляции. Я их не видел, но, по отзывам болельщиков, они на хорошем уровне. По всем остальным моментам мы полностью соответствовали. Вот тому же Ивано-Франковску это дало солидный толчок, ведь им пришлось многие вещи доделывать. Поэтому они должны быть благодарны, что это все создалось. В целом, чемпионат стал интереснее. Последний чемпионат без Суперлиги, и тот переходный год с ФБУ и УБЛ были ниже уровнем.

- А что касается финансов?

- Финансовых вливаний мы никаких дополнительных не получили. Руководство Суперлиги надеется, что удастся создать совместными усилиями привлекательный продукт и в дальнейшем продавать трансляции, чтобы все клубы могли получить какую-то долю.

- Бытует мнение, что из-за увеличения количества игр уровень самой игр упал...

- Я не согласен. Чемпионат стал интереснее. В первую очередь для болельщиков. Больше неожиданных результатов. Игрокам и тренерам, конечно, тяжелее немного. Но я бы не сказал, что уровень падает. Качество каждой отдельно взятой игры растет.

- Раньше клубы были членами ФБУ, одним из пунктов которой было развитие баскетбола, Суперлига же – исключительно коммерческий проект. Значит ли это, что клубы сложили с себя ответственность за развитие баскетбола?

- Тот пункт всегда было можно обойти. Развитие баскетбола определяется желанием развивать его на местах. Валентин БерестневДнепропетровск и Мариуполь, например, развивали детский баскетбол, будучи в ФБУ, развивают его и сейчас, уже в Суперлиге.
 
- Два года назад были слухи, что команду может начать финансировать группа Приват. Насколько это соответствует действительности?

Да, когда команды расходились на два разных чемпионата, было конкретное предложение. Но мы тогда отказались по идейным соображениям – тот чемпионат не был легитимным. Переговоры велись и позже, но до конкретики дело уже не доходило.

- Насколько вообще может развиваться лига, добрая часть которой содержится, по сути, из одного кармана? Как это влияет на развитие баскетбола?

- В наших условиях это положительно влияет. Понятно, что в других странах, других лигах, антимонопольные комитеты контролируют все очень жестко. Никто бы не дал до такого довести. Но для Украины это дополнительные деньги, которые вложены в баскетбол. Другое дело, насколько полезно они на местах освоены для нашего баскетбола. Однако появились команды в Ивано-Франковске, Днепродзержинске, ряд других команд солидно подросли. К тому же каких-то договоренностей в баскетбольной части я не замечаю.

"Попросил бы Журавлева провести семинар"

- У нас сложилась ситуация, когда большинство украинских молодых тренеров себя просто дискредитировали результатами. В чем, на Ваш взгляд, проблема?


- Главная проблема в том, что те люди, которые стали главными тренерами, просто не были готовы к этому. Это были поспешные решения руководителей команд и самих тренеров. Чтобы тренировать команду, нужно обладать большим запасом знаний и опыта. К сожалению, многие не могут устоять перед соблазном сразу стать главным тренером, и это ни к чему хорошему, как правило, не приводит. Задача перед нашими тренерами одна – учиться, учиться и еще раз учиться. 

- Это касается только молодых тренеров?

- Нет. Вот у меня на столе лежит англо-русский словарь (и вправду – лежит блокнот с записями, сделанными от руки - прим. авт), как только у меня возникают проблемы с каким-то словом, я тут же его сюда записываю. И каждое утро читаю. Сегодня вот я сюда записал слово "Nightmare" - "кошмар", мне потребовалось сказать игрокам, чтобы они забыли тот кошмар, который был в Южном. Именно этого слова я не знал, а оно подошло очень кстати. Я считаю, что знание английского языка – одно из моих узких мест, хотя уверен, что если проэкзаменовать всех тренеров Суперлиги, я буду в той группе, которая хорошо им владеет.

- Получается, тренеры должны постоянно учиться?

- Да, и Федерация должна им в этом помочь. Необходимы семинары. И если известные мировые специалисты требуют очень больших денег, то если попросить тех же Беррокаля, Обрадовича, Мельничука, конечно – они, я думаю, с радостью согласились бы провести такие семинары. Пусть съедутся все молодые тренеры и послушают. Я бы попросил Дениса Журавлева провести семинар на тему "баскетбольный английский". Он работал со многими тренерами, сам играл за границей и знает его блестяще. Я бы сам с удовольствием поучился. Я не стеснялся его спрашивать о некоторых вещах, когда мы вместе в сборной работали. Можно любому опытному иностранному  тренеру поставить условие при выдаче лицензии – проведение одного бесплатного семинара для украинских тренеров. 

- Иностранные тренеры в таком свете выглядят панацеей?
 
- Ни в коем случае! Я понимаю, когда приглашают тренера с именем. Обрадович, Махорич – эти люди выиграли что-то. Но когда у нас назначают тренерами иностранцев, которые никогда до этого не тренировали, и дают им при этом карт-бланш – мне это непонятно. Митрович начал тренерскую карьеру здесь, Вржина начал здесь, Паскуале, сейчас вот тренерскую карьеру в Украине начал Ярутис. Я не понимаю, чем Ярутис лучше, чем Подорванный, Москаленко или Подтыкан? Они ведь еще не тренировали. Почему не дать шанс своему? Беррокаль хотя тоже никогда не работал главным тренером, но тут ситуация немного другая. Его пригласили, чтобы он строил систему по типу Барселоны. Но сколько у нас поработало тренеров безымянных? Которые приезжали из ниоткуда и уезжали в никуда. А хотелось бы все же, чтобы в Украину приезжали опытные специалисты, у которых наши могли бы чему-то поучиться.
 
- Из этой ситуации есть выход?


- Первое, что я бы сделал, – внес бы лицензию иностранного тренера в квоту на легионеров. Потому, что бывает, что приезжает иностранный тренер, а за ним сидят наши и учатся. Но ведь бывает, что он с собой и весь штаб иностранный привозит. Тогда клубы более вдумчиво относились бы к подписанию тренера.

"Формула "4+1" не стала панацеей"
 
- По-моему, проблема с украинскими игроками стоит не менее остро, чем с тренерами...

- Украинским игрокам тоже надо учиться. Но несколько в ином плане. У нас из-за лимита получается, что некоторые украинские игроки заламывают просто баснословную цену. В 2005 году Южный отпустил двух игроков своего дубля – Вадима Реку и Александра Рыхлюка. Я их тогда приглашал, обещал игровую практику, но они запросили больше, чем получал Раевский. Их не интересовало, что здесь бы они повысили свое баскетбольное мастерство, они погнались за деньгами. И где они сейчас? В Суперлиге они так и не заиграли... У нас был похожий случай - Сережа Горбенко. Я думаю, у него был потенциал на уровне Дроздова. Но он поехал в Киев, хотя я считал, что ему нужно было еще остаться, поиграть здесь, в Николаеве. Когда он попал в Киев, никто толком им не занимался. У Паскуале были свои задачи, ему нужны были победы. Горбенко был у него 11-12-м, играл какие-то минуты. Где-то он, конечно, поднатаскался, денег заработал, титулов. Но на тот уровень баскетбольный, на котором был просто обязан играть, так и не вышел. Сейчас детские тренеры должны учить не только двойному шагу, но и закладывать в игроках желание учиться. Бывает, что у них такое желание просто пропадает. Тонченко, например, мог бы прогрессировать, но он снизил требования к себе, в итоге он не поспевает за растущим уровнем Суперлиги. И это проблема системная, везде так.
 
- А лимит на легионеров разве не помогает?

- Я думаю, что формула "4+1" не стала панацеей. У нас Яйло играет, в Говерле играет Полторацкий, в Галичине играет Зубрицкий... То есть выбирают не молодого. Все выбрали сильнейших, а сильнейшие оказались воспитанниками еще советской школы. Поэтому мне кажется, что кроме "4+1", надо потребовать от всех клубов играть всеми возрастами в детской лиге. Не школы и ДЮСШ, которые там выступают, а именно клубы. Мы в силу своих возможностей стараемся, хорошо работают Днепропетровск, Харьков. А западные регионы вообще детским баскетболом не занимаются. В Говерлу, Политехнику вливают большие деньги, а детскому баскетболу ничего не перепадает. А надо бы заставить играть эти команды шестью возрастами, хоть какими, слабыми, любыми. Я Валентин Берестневсчитаю, что в этом направлении надо работать. Хотя Суперлига - это коммерческий проект, но должна быть помощь и детскому баскетболу.
 
- А как решить проблему легионеров, скажем так, не самого лучшего качества?


- А как ее решить? Люди покупают того, кого хотят. У каждого президента клуба есть своя философия. Кто прав – покажет время. Я сам сейчас как вспомню, кого мы подписывали два года назад, – волосы дыбом встают. Но сейчас уже третий год работаем с легионерами – легче.

- И напоследок. У тренера Валентина Берестнева не возникает желание возглавить более амбициозный клуб? Например, первой нашей четверки?


- Ну, мы много лет были в этой самой четверке (улыбается – прим. авт.). На самом деле, время от времени, это желание возникало. Возникает иногда и сейчас. И не только украинский клуб. Были определенные разговоры и с польским клубом. В Николаеве мне, конечно, очень комфортно работается. В первую очередь, из-за полного доверия. Не в каждом клубе мне бы дали после 0:5 продолжить работать. Поэтому вопрос в кредите доверия, в уровне задач. Если бы поступило интересное предложение, его можно было бы рассмотреть. Но сейчас я об этом не думаю...
iSport.ua Баскетбол Украина
Загрузка...