Черный, голубой и другие запретные краски футбольной радуги

iSport.ua рассказывает о первом, и на данный момент единственном профессиональном футболисте, открыто заявившем о своей нетрадиционной сексуальной ориентации.
9030
2 Августа 2010, 10:21 —
Черный, голубой и другие запретные краски футбольной радуги
Джастин Фашану, АР

Футбол остается самой консервативной игрой в мире. Особенно ярко это проявляется на его исторической родине, в Великобритании, где спорт номер один в мире вполне можно признать религией. Однако консерватизм в наше время продолжающегося стремительного технического прогресса не в моде, и, конечно же, изменения понемногу проникают в даже такую закрытую структуру, как игра миллионов. Вместо главного арбитра и двух линейных судей на поле порою уже появляются пять блюстителей фемиды, в мячи монтируются хитрые технические приспособления, позволяющие фиксировать, пересек ли предмет раздора линию ворот, или нет, что позволяет свести к минимуму несправедливость игры. Президенту ФИФА, Йозефу Блаттеру, продолжают настойчиво рекомендовать ввести в игру видеоповторы, опять же для того, чтобы сделать игру более честной. Но наблюдая за всем этим, меня лично не покидает ощущение, что главная несправедливость и главная нечестность в футболе заключается не в перечисленных моментах, которые новаторы хотят изменить. Она, эта самая несправедливость игры, находится не на поверхности, и состоит она в восприятии равенства всех людей, которые хотят быть причастны к празднику с мячом. Из очередной моей истории вы поймете о чем идет речь.

Наш сегодняшний герой – Джастин Фашану. Парень, влюбился в футбол, жил им, и умер из-за него. Все просто, и трагично, как и в любой другой истории неудавшейся любви. Парень родился в семье нигерийских эмигрантов, но уже в шесть лет остался без родителей, и был вместе со своим братом, младшим его на полтора года, усыновлен. С детских лет наш сегодняшний герой рос спортивным мальчиком, и наравне с футболом интересовался боксом. Кстати, когда пришло время выбирать, простым этот выбор для Джастина Фашану не был, так как серьезных успехов он добивался и в боксе, но все же его выбор сердца указал ему дорогу командного спорта, и быть может, это его судьбу и предрешило. Хотя на самом деле о том, как бы сложилась его судьба, предпочти он бокс футболу, можно было бы только предполагать, и не более того.

В семнадцать лет англичанин получил предложение подписать профессиональный контракт с Норвичем, командой, которая его взрастила. До своего двадцатилетия он забил за девяносто матчей тридцать пять голов за нее. Разумеется, такая результативность не могла не обратить на себя внимание, и в 1981-м году Джастин Фашану подписал контракт с Ноттингем Форрест, совсем недавно становившимся английским чемпионом (за парня отдали баснословные деньги – один миллион фунтов стерлингов!). Тогда этот переход казался началом славной карьеры молодого футболиста, который уже успел засветиться во второй сборной Англии. Но через годы можно с уверенностью утверждать, что тот транЧерный, голубой и другие запретные краски футбольной радугисфер был началом конца. Причем не только карьеры, но и всей жизни Джастина Фашану. Хотя, в данном случае, между словами "карьера" и "жизнь", как и в любом случае с людьми, фанатично любящими свое дело, можно поставить знак равенства.

В ту пору Ноттингем Форрест тренировал Брайан Клаф, известный своим консерватизмом. Этот человек заслужил серьезнейшее уважение в мире футбола, и его мнение считалось, и заслуженно, очень авторитетным. Беда нашего героя оказалась в том, что к изменению мира этот консерватор оказался не готов. Да и что поделаешь с тем, что некоторые люди личные симпатии и антипатии ставят намного выше разумной логики?! К сожалению, отнять это право у таких людей никогда и никакими способами не получится.

Брайан Клаф видел в футболе все, но мириться с некоторыми вещами было выше его понимания. И когда люди, которых в таких случаях называют "добрыми" лишь с саркастической усмешкой на лице, передали наставнику Ноттингем Форреста о том, как его подопечный проводит время, на карьере Джастина Фашану в одной из лучших команд Англии тех лет автоматически был поставлен крест.

"Я тебе сейчас задам несколько вопросов. Куда ты пойдешь, если тебе нужен хлеб? Правильно, в булочную. А куда ты пойдешь, если тебе нужна баранья нога? Естественно, к мяснику. Так какого хрена ты постоянно ходишь в эти бары для голубых?.."

Таким был вопрос тренера к своему подопечному. И ответа, удовлетворившего бы наставника, в арсенале нашего подопечного не нашлось. И не потому, что англичанин с нигерийскими корнями был глупым парнем. Вовсе нет. Просто он предпочитал всегда оставаться честным с самим собой, и в этом была его "проблема".

Осознав, что в его команде находится представитель нетрадиционной сексуальной ориентации, опытный наставник быстренько принял меры. Поначалу наш сегодняшний герой перестал попадать в состав команды, а потом ему и вовсе было запрещено тренироваться вместе с ней. После этого футбольная жизнь парня пошла под откос, он сменил два десятка клубов, но нигде уже он не был самим собой в профессиональном плане, и о том, что когда-то он может дорасти до первой сборной Англии не было уже и речи.

Слухи – такая неприятная вещь, которая где бы ты ни был, и куда бы ты ни приехал или ни прилетел, всегда будут оказываться на месте твоего назначения раньше тебя самого. Так было и с Джастином Фашану, который с тех пор получил клеймо "ущербного". Консервативным англичанам было тяжело понять, что в футбольной команде в одной раздевалке со всеми может быть гей. И о том, что об этом думает сам футболист, не было
дела совершенно никому.

Черный, голубой и другие запретные краски футбольной радугиТяжело даже представить, каково это, в двадцать один год, будучи перспективным футболистом, начать скитаться по арендам, вторым и третьим лигам, не самым сильным чемпионатам… Беда ведь, как известно, не приходит одна – на фоне постоянной эмоциональной нагрузки у парня начались и развились проблемы с коленями, которые переросли в хронические. И более пятнадцати лет парень терпел это, но нервы железными
не бывают, и в один момент сердце его не выдержало нагрузки.

Британская пресса считается одной из самых надоедливых и противных в мире. Она на самом деле испортила жизни многим людям, но в данном случае говорить о том, что судьбу нашего героя предрешил популярнейший таблоид The Sun было бы неправильно. В 1990-м году газета вышла с заголовком на первой полосе "£1m Football Star: I AM GAY". И хоть к тому времени футбол высочайших достижений для этого нападающего
уже был забыт, все же сенсационное признание футболиста, который стал первым темнокожим футболистом, за которого заплатили один миллион фунтов стерлингов, просто взорвало спортивный мир. Никто до него, и что характерно – никто даже после него из профессиональных футболистов больше не сознавался в своей нетрадиционной сексуальной ориентации.

За то интервью англичанин получил от таблоида кругленькую сумму, и это чистейшая правда. Но деньги не были главной причиной того эпохального признания. Просто человек уже не мог, да и не хотел скрывать того, что сидело в нем столько лет. И он заговорил. Люди, которые не понимают каково это, чувствовать себя в его шкуре, обязательно добавят "и зря". Но порою после признаний, какими бы тяжелыми они не были, просто становится проще. Однако наша история – не обычная, и в ней этот момент стал еще одной цифрой в  запущенном уже давно обратном отсчете его храброй жизни.

После этих слов, произнесенных на весь мир, родной брат отрекся от Джастина Фашану, и быть может именно тогда автор лучшего гола сезона 1979/1980 понял, что в этом мире ему места больше нет.

Какое-то время футбол еще давал надежду парню на то, что все будет хорошо. Он играл во второсортных командах Англии, Шотландии, Швеции, Австралии, США. Но даже завершив свою профессиональную карьеру игрока в 1997-м году, преследования и гонения продолжались. Хотя за океаном он почувствовал некоторое облегчение – злым языкам с британских островов было нелегко достать его, а в Соединенных Штатах
Америки отношение к сексуальным меньшинствам было уже вполне прогрессивным на тот момент. Но все же Джастин Фашану продолжал сидеть на пороховой бочке, которая грозила взорваться со дня на день. И последней каплей стало заявление семнадцатилетнего подростка в полицию. Мальчик утверждал, что англичанин пытался изнасиловать его. Полиция допросила Джастина Фашану, и сняла обвинение с нашего
героя, отпустив его. Но для англичанина решение проблемы всей его жизни уже было очевидным.

Вернувшись на родину, он посетил монастырь в Лестершире, и вернулся домой, в Лондон. Утром третьего мая 1998-го года его обнаружили повесившимся в гараже собственного дома. Предсмертная записка вещала следующее: "Я понимаю, что меня все равно будут считать виновным. Я не хочу больше быть позором своих друзей и семьи. Надеюсь, Иисус примет меня, и я, наконец, обрету душевный покой".

Так завершилась жизнь Джастина Фашану, первого, и до сих пор единственного профессионального футболиста, открыто признавшегося в том, что он гей.

Его смерть стала шоком для всей Британии. Ведь люди понимали, что это не он убил себя – это они, которые не могли смириться с тем, что в такую святая святых, как футбол, может проникнуть такое явление, как нетрадиционная сексуальная ориентация. Что уж говорить, если даже Брайан Клаф, человек, который считает что он совершенно никому ничего не должен, в своей автобиографии признал, что он был неправ с парнем. Но как в той песне - "было поздно, было слишком поздно". И извинения эти отправились в вечность, став лишь сопроводительной деталью этого рассказа, так и не дойдя до адресата на этой земле, встретившись с ним уже, наверное, в каком-то другом, лучшем месте…
Черный, голубой и другие запретные краски футбольной радуги
Конечно же, будучи непохожим на других, намного тяжелее стать кумиром для масс, взойти на вершину пьедестала. Но намного хуже, если эта сложность перерастает в совершенную невозможность, когда дело касается таких тонких материй, как вопросы сексуальной ориентации. Наш герой был очень сильным человеком, но даже его силы не хватило для того, чтобы еще при жизни сломать стереотипы, сломить общественное мнение, которое табуирует пребывание геев в святейшем месте британского королевства –
раздевалке футбольной команды.

Джастин Фашану остается единственным в своем роде. Но не это было важно для него. Он совершенно точно предпочел бы просто иметь возможность заниматься своим любимым делом, то есть просто играть в футбол, и добиваться успеха в этом без оглядки на свои предпочтения в выборе жизненных партнеров. Но на практике, спортивные игры в Британии оказались намного более консервативными, нежели правительственные. Так
как представители сексуальных меньшинств в сферах законодательной и исполнительной в Англии если нормой и не стали, то, по крайней мере, не выглядят и не воспринимаются также дико, как это происходит с геями в спорте.

Весь цивилизованный мир уже давно признал право выбора своих сексуальных партнеров за всеми слоями населения. Но спорт, при всех инновациях, в него привносимых ежегодно, остается чуть ли не последним оплотом консерватизма в этом вопросе. Трагедия Джастина Фашану уникальна и катастрофически тяжела для восприятия. Но в наших силах все же поменяв свое отношение к геям в спорте дать шанс другим молодым
талантам просто получить такое же законное право на успех, какое имеют все остальные. Ведь суицид англичанина был вынужденной жертвой, которая была принесена для слома общественного мнения на принципиальный вопрос равноправия в восприятии сексуальных меньшинств и представителей традиционной ориентации. И за эту жертву ему стоит сказать большое спасибо.

Покойся с миром, Джастин Фашану. Быть может, когда-то люди благодаря тебе поймут, что это не так и ужасно – просто быть не таким как все…

iSport.ua Футбол Европа
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий