Вспоминая о 33-х

iSport.ua рассказывает об одном из наиболее трагических дней в истории британского футбола, который изрядно подзабыт.
0
14 июля '11 16:46
фото Google.com
фото Google.com
Наверняка тяжело найти человека, который пристально следит за футболом и не слышал о наиболее резонансных трагедиях на стадионах Туманного Альбиона. Глазго-71, Брэдфорд-85, Шеффилд-89 – сотни погибших в те дни людей вспоминаются со скорбью всеми поклонниками футбола, вне зависимости от клубных предпочтений. Каждая из этих трагедий по-своему ужасна и из нее вынесены соответствующие уроки. Но им предшествовал еще один черный день в футболе, о котором знают не так много людей, как о вышеупомянутых.

9 марта 1946-го года в гости к Болтону пожаловал Сток Сити. Это был четвертьфинальный матч кубка Англии. Тогда формат турнира был таков, что все противостояния состояли из двух встреч. В первом матче на Виктория Граунд (тогдашний стадион Гончаров) завершился победой Скакунов со счетом 2:0 благодаря дублю Рэя Уэствуда. Болтон сделал весомую заявку на выход в полуфинал, что подогревало немалый интерес со стороны поклонников клуба. Еще больше он увеличивался присутствием вне всякого сомнения известнейшего и лучшего футболиста Англии того времени Стэнли Мэттьюза в составе соперника. На него ходили не только поклонники команд, в которых он играл, но и их противников.

Да и вообще в те годы футбол был настоящей отдушиной для простых людей, только-только переживших Вторую мировую войну. Многие из них совсем недавно вернулись из фронта, и горячо любимая игра помогала забыть обо всех кошмарах начала 40-х годов. А последствия войны были заметны невооруженным глазом, в том числе и на поле. Например, в состав Болтона так и не вернулся капитан команды Харри Гослин, погибший на фронте. И вряд ли отправляясь на этот матч, люди могли представить, что футбольное поле вскоре будет напоминать едва ли не передовую линию не так давно минувших сражений...

Как уже было сказано, матч вызвал неслабый ажиотаж. Это не было единичным случаем – народ охотно заполнял стадионы, которые еще не совсем были приведены в порядок после войны. Чемпионат в том году так и не проводился, а потому за возможность попасть на матчи кубковых соревнований люди отдавали последние гроши. Нередко количество зрителей на стадионе было на несколько тысяч больше его официальной вместимости! Так, на матче Бирмингем Сити и Брэдфорда присутствовало полсотни тысяч людей. 76 500 зрителей наблюдали за захватывающим противостоянием Астон Виллы и Дерби Каунти (3:4). И даже эта цифра не стала рекордной!

Что касается Бёрнден Парка (домашняя арена Болтона), то на нем ранее было зафиксировано наибольшее количество зрителей - 69 912 человек. И было это в далеком 1934-м году. На матче же со Стоком побывало около 85-ти тысяч человек, хотя и эта цифра до сих пор вызывает споры. А еще за матчем наблюдали люди из... близ проезжавшего поезда! Машинист остановил состав, и несколько сотен человек смотрели за матчем прямо с его крыши.

Стадион Болтона тогда не был готов не то что к такому массовому наплыву публики, на нем вообще было нежелательно проводить матчи с полными трибунами. Все дело в том, что на Бёрндене все еще размещалось отделение министерства поставки (фактически, предшественник министерства обороны), которое осталось там после войны. Это означало, что как минимум три тысячи мест на трибунах не были пригодны для просмотра матча, а ведущие к этим террасам турникеты были закрыты. Причем, турникеты были закрыты не только к одной трибуне. То есть, многим людям чтобы попасть на свое место приходилось входить на стадион с совершенно другой стороны и проходить вдоль поля к нужной трибуне. На числах это выразилось так: девять тысяч человек, у которых были билеты на одну из трибун, добирались к ней с входа, который предназначался для прохода на другую часть арены, а именно Раилвей Стэнд. На нее, в свою очередь, билеты были у еще 28-ми тысяч.

Потоку людей не было видно конца и края, и полиция решила закрыть турникеты и входы за 15 минут до конца встречи, в 2:40 по местному времени. К тому часу уже прозвучали предупреждения о возможной давке, а потому на оперативность в таком решении не было и намека. Люди буквально процарапывались по стенам входов к трибунам, в то время как те, кто уже пронюхал ситуацию на стадионе, и чем она грозит, пытались выбраться из Бёрндена, который напоминал вулкан с бурлящей лавой из людей. Закрытые входы не стали помехой для такой толпы – сила массы была гораздо больше опоры металла. По словам очевидцев, одни из ворот были открыты папой и его сыном, пытавшихся выбраться с трибун во избежание верной гибели. И именно в этот вход бросились те, кто все еще пытался пробраться к стадиону, даже не осознавая о ситуации на нем.

С началом поединка зрители пытались как можно дальше отодвинуться от входов, но в то же время они буквально прижали наиболее близко стоявших к полю людей к заграждениям. Те, в свое очередь, начали перескакивать забор, чтобы избежать давки и верной гибели. Но две секции  не выдержали, и тела начали падать прямо на поле. Видимо, полиция и официальные лица матча не совсем понимали, что же происходит, и уже через 15 минут матч был продолжен. А накрытые одеялами тела погибших и раненых лежали прямо у кромки поля.

По словам Стэнли Мэтьюза, о том что же на самом деле произошло, он узнал по дороге в Сток. Это же касается и многих зрителей, посетивших ту встречу. По словам одного из них, они очень удивлялись, когда по пути домой их спрашивали, что же такое случилась на стадионе. И лишь спустя несколько часов по радио было объявлено о произшедшем: 33 человека скончались прямо на стадионе, а еще более четырех сотен получили разного рода травмы.

Как подметил тогда журналист Манчестер Ивнинг Ньюз, после войны люди меньше начали соблюдать букву закона, что и привело к трагическим последствиям. (Кстати, тот факт, что трагедия состоялась буквально сразу после войны наверняка и повлияло на то, что о ней знают не так уж много людей.) А ведь количество стюардов и полицейских было вполне достаточно для обеспечения порядка для официального количества зрителей, которых мог поместить Бёрнден Парк.

Незадолго после трагедии была создана специальная комиссия, которая должна была выяснить ее причины. Ею заведовал Мэлвин Хьюз, и главное заключение его исследований был достаточно очевидным: ситуация в огромной толпе может обостриться буквально в доли секунды, и последствия могут быть подобными тем, которые случились на Бёрнден Парк, хотя и случается она крайне редко и чаще заканчивается без летальных исходов. А все дело в малейшем колебании, искорке эмоции, которая может передаться всей толпе, становящейся в такой ситуации неконтролируемой. Каждый, кто хотя бы раз побывал на террасах футбольных арен могут подтвердить, как масса людей может буквально взорваться, когда забивает любимая команда. Как за считанные секунды не осознавая этого, можешь очутиться едва ли не на другой стороне трибуны. И как толпа может крепко зажать у стены или заграждения нескольких «счастливчиков», которые находились к ним ближе всех, да так, что дыхание на несколько секунд забивается...

Хьюз назвал три основные причины, по которым произошла трагедия. Во-первых, полиция и персонал стадиона слишком поздно решились закрыть все входы на стадион. А когда они это сделали, предотвратить то, что случилось, было невозможно. Во-вторых, слишком уж много людей прошли на стадион нелегально, причем их основная масса пробиралась туда через один вход, в котором и образовалась наибольшая давка. И в-третьих, один из двух упавших секторов заграждений был в аварийном состоянии.

Футбольный клуб Болтон не был признан виновным в случившемся. Не взяли на себя ответственность за смерти людей и другие ответственные лица. Руководство Скакунов потратило на меры безопасности на стадионе более пяти тысяч фунтов. А результатом исследований Хьюза стало требование о лицензировании футбольных стадионов. По его словам, та же ситуация могла повториться еще на 20-30-ти аренах Англии. Также было установлено, что стюарды должны располагаться и в самих входах на трибуны.

В 1948-м году было введено обещанное лицензирование, но его условия были уж больно расплывчатыми. Они не включали в себя конкретные стандарты или директивы для необходимого инспектирования. Более того, к нему не были подключены те, кто на нем должен специализироваться, и абсолютно все отчеты о состоянии стадионов были приняты Футбольной ассоциацией. Так продлилось вплоть до 1975-го года, когда некоторые изменения все же были сделаны. Но и они были введены после того, как грянул гром – трагедия на Айброксе в 1971-м году. Если коротко, единственным шагом, который сделали клубы после Бёрндена, стало закрытие входов на стадионы раньше прежнего.

Выводы из трагедии 1946-го года не были сделаны. Понадобилось еще парочка таких же ситуаций (а трагедия на Хиллсборо в 1989-м году была абсолютно идентичной по сценарию развития), чтобы необходимые меры все же были предприняты. Болтон уже выступает на современном стадионе, а футбольные арены стали гораздо безопаснее, и то, что случилось в марте 1946-го года, имеет минимальные шансы на повторение. Только довольно глупо и нелепо, что к этому пришли ценой смертей нескольких сотен людей, которые всего лишь хотели посмотреть матч любимой команды.

Ах да, тот матч завершился со счетом 0:0, и Болтон прошел в полуфинал кубка Англии! Но уже без 33-х своих поклонников…
iSport.ua Футбол Европа
Загрузка...