Футбол и Бельгия

В Европе есть государство, чьи проблемы отчасти схожи на украинские.
0
27 октября '11 13:41
Ив Летерм (внизу третий справа) в окружении Стандарда, Google
Ив Летерм (внизу третий справа) в окружении Стандарда, Google
После шестнадцати месяцев борьбы и конституционных споров бельгийский политический тупик близится к концу. По продолжительности жизни без правительства страна пережила даже такие неблагополучные государства, как Ирак и Камбоджа, но теперь, социалист Элио ди Рупо, похоже, станет новым премьер-министром, как только между конфликтующими сторонами будет заключено соглашение. И все же, как и большинство процессов в Бельгии, до окончательного решения еще далеко. "Сердце Европы", как называют это государство, рискует столкнуться с еще бОльшими проблемами.

После 500-та дней политического диалога и балансирования на грани войны, в ближайшее время будет заключено соглашение, по которому наверняка еще больше полномочий будет передано франкоязычной Валлонии и голландскоговорящей Фландрии. Сам же ди Рупо красноречиво заметил: "Бельгия сегодня будет сильно отличаться от Бельгии завтра".

Эти разделения еще более актуальны для местного футбола, особенно когда речь заходит об идентичности фламандцев и валлонов. Однако, большинство бельгийских футбольных болельщиков наверняка будет утверждать, что в их стране футбол скорее объединяет, нежели наоборот. Важность этого аспекта нельзя не заметить, особенно с учетом нынешних политических трений.

И все-таки игнорировать политику в бельгийском футболе было бы наивно. Если отношения между командами из разных регионов могут считаться дружными, сие, тем не менее, не должно отвлекать внимание от врожденных проблем, особенно в контексте тех клубов, у которых примерно одинаковое количество фанатов как фламандского, так и валлонского происхождения.

И в данном случае стоит вспомнить о том, что бельгийский футбол вышел на первый план в жизни общества в 1960-х годах. Тогда в стране был проведен ряд конституционных реформ, которые привели королевство к разделенной политической системе, чей шов прошел по культурному и языковому признакам. В этот период многие фламандские клубы изменили свои названия с французского на голландский, что стало прямым результатом данных реформ.

Сама же Бельгия, стоит отметить, с тех пор управляется разношерстной структурой коалиционного правительства, которое опирается на региональные политические партии. Эта аналогия вполне подходит и для некоторых бельгийских фанатов.  

Так, болельщики поддерживаемого преимущественно фламандцами Генка (участника группового этапа Лиги чемпионов нынешнего сезона - прим. А.С.), клуба из самого сердца промышленной Фландрии, недавно совершили грубый выпад в адрес льежского Стандарда (соперника полтавской Ворсклы в групповом этапе Лиги Европы - прим. А.С.), команды из крупнейшего столичного региона в Валлонии. Фанаты последней на родном для них французском языке услышали болезненное: "Валлоны - дерьмо!". Из подобных речевок можно ясно понять, что идеи разделения и различия по-прежнему общеприняты в Бельгии. Не удивительно, что местная федерация футбола впоследствии, конечно же, оштрафовала Генк.

Валлония пережила существенные изменения собственной экономической роли в жизни страны, став одним из беднейших регионов в Западной Европе, и этот факт не ускользнул от фламандцев. А вот бельгийский футбол как будто и не менялся, ведь за исключением Стандарда, в местной лиге доминируют преимущественно фламандские клубы (в частности, Андерлехт, имеющий укоренившиеся фламандские корни).

В то же время такие клубы, как Брюгге и Антверпен привлекают поддержку со стороны ряда фламандских экстремистов, в особенности праворадикальных групп Vlaams Belang, Voorpost и Nationalistische Studentenvereniging. И хотя таких болельщиков очень мало, сие не делает их менее заметными.

Данный аспект фламандского национализма, и, в частности, того, что является неотъемлемой частью футбольных клубов и болельщиков из Фландрии, зашел так далеко, как далеко зашли планы по изменению флага этого региона, цель которых - усиление чувства гражданского единства внутри него.

Флаг, который часто можно увидеть во время футбольных матчей - в особенности, поединков Брюгге - часто рассматривается как символ разделения страны. Посему нередки в последнее время сцены, где фламандские протестующие, многие из которых связаны с фламандскими же клубами Льерс и Беерсхот, требуют распада Бельгии и размахивают желтыми и черными флагами в знак протеста против франкоязычных мэров, что, в свою очередь, вызвало возмущение по всей Валлонии.

"Фландрия выступает за открытую и теплую атмосферу в  обществе. К сожалению, не все в этом убеждены", - так на подобные акции отреагировал Крис Петерс, глава фламандского регионального правительства. В данном случае чиновника трудно уличить в региональном сепаратизме.

Однако бельгийское общество главным образом остается терпимым и культурно гибким, хотя в то же время ему не хватает бельгийской национальной гордости и уверенности в себе. Это, однако, не означает, что в нем отсутствует национальная идентичность. На самом деле фламандцы и валлоны имеют куда больше общего, нежели могли бы сами признать, что также касается и их любимых клубов: именно из бельгийского чемпионата в последнее время переманивают множество талантливых исполнителей в топ-чемпионаты Европы (чего стоят хотя бы имена Азара, Витселя, Дефура, Куртуа и Лукаку! - прим. А.С.)

Бельгийский футбол прошел долгий путь в обход разделений на расы, язык и классы, пусть эти признаки и по-прежнему имеют свое важное влияние. К примеру, Ив Летерм - фламандский политический деятель и лидер Христианско-демократической партии, представитель правого спектра идеологии - яростный и преданный болельщик льежского Стандарда. Того самого Стандарда - валлонского клуба, за который преимущественно болеют валлонские же болельщики.

Если это чего-то стоит, тогда кризис идентичности - у самой Бельгии, а не ее футбольных болельщиков.

Материал Блэра Гранта, InBedWithMaradona
iSport.ua Футбол Европа
Загрузка...