Потягивая виски

Вашему вниманию материал о драматичной истории жизни одного из наиболее одаренных скандинавских игроков.
0
7 сентября '12 17:31
Фото barabajen.se
Фото barabajen.se
Один из лучших шведских игроков в истории Кар Леннарт "Накка" Скоглунд был прирожденным артистом. Он переехал в Милан на год позже, чем легендарные Гре-Но-Ли, но пока его сограждане зарабатывали себе славу легенд россонери, швед из нерадзурри боролся с собственным порывом самоуничтожения.

В то же время, он оставил несмываемый след в истории Интера. Нереально талантлив, он был индивидуалистом, придающим игре яркие краски благодаря большому количеству трюков в своем арсенале, к которым прилагался шальной удар. От Скоглунда партнерам тяжело было дождаться помощи на футбольном поле, но он был отнюдь не цирковым пони, и принял непосильное участие в завоевании Интером двух Скудетто, что и сделало его известным на международном уровне.

Рожден в Стокгольме в канун Рождества 1929 года, Скоглунд начал свою карьеру в густой тени Второй мировой войны. Швеция, которая соблюдала в боевых действиях нейтралитет, вошла в свою золотую футбольную эру из-за появления Гуннара Грена и Гуннара Нордаля на футбольном горизонте в начале 40-х годов. Когда же в 1948-м году к ним присоединился Нильс Лидхольм, шведы взяли "золото" Олимпийских Игр под руководством Джорджа Рейнора.

Скоглунд, который был на несколько лет моложе той троицы, еще не был известен широкой общественности. В 1944-м году он начал играть за Хаммарбю, в котором был охарактеризован как "трюкач с наиболее быстрой парой ног, которые нам доводилось видеть". Из-за присутствия игрока с такими же именем и фамилией, он стал известен как "Накка". Спустя два года, в 16 лет, случился дебют, и в первом сезоне наш герой 11 раз появился на поле, в то время как его клуб обосновался у подножья второго шведского дивизиона.

За четыре года в Хаммарбю он принял участие в 57 матчах в низших дивизионах страны. В то же время Кар зарабатывал на жизнь будучи электриком. И его клубу, который переживал тяжелую финансовую ситуацию, пришлось принять предложение о продаже Скоглунда в клуб высшего дивизиона, АИК, в октябре 1949-го года. Сумма сделки, как говорят, составила 1000 крон (в районе 70-ти фунтов стерлингов), плюс куртка и кофта для мамы игрока.

Накка начал играть за резервистов АИКа, и во время зимнего перерыва сезона 1949-50 поехал с клубом в турне по Великобритании и Франции, где его талант и проявил себя в полной мере. Тренер Ливепуля Джордж Кэй после победы Красных со счетом 4:2 сказал, что Скоглунд станет великим игроком, и он был не одинок в восхвалении молодого шведа.

Скоглунда считали еще не готовым к игре в высшем шведском дивизионе, когда игры возобновились в апреле того же года, но 18-го мая он обратил на себя всеобщее внимание. Кар был включен в "Pressens lag" - команду, выбранную журналистами для поединка с национальной сборной страны - и сыграл ключевую роль в победе со счетом 3:1. Это был идеальный момент для такого прорыва. Швеция квалифицировалась на чемпионат мира 1950-го года, но футбольная ассоциация страны настояла на том, чтобы в состав входили лишь игроки-аматоры. А потому те, кто уехали играть заграницу и обрели статус профессионала – включая Грена, Нордаля и Лидхольма – не могли принимать участие в матчах. В июне того же года Скоглунд дебютировал за национальную сборную Швеции, которая разбила голландцев со счетом 4:1. Так 19-летний игрок и попал в заявку своей страны на матчи в Бразилии.

Рейнор, который был тренером АИКа и сборной одновременно, едва не лучше всех знал о потенциале Скоглунда. А после товарищеских матчей с Эвертоном и Миланом, в которых юный швед проявил себя с наилучшей стороны, международная пресса также вовсю трубила о нем. Перед первым матчем скандинавов с двукратными чемпионами мира, сборной Италии, одна тамошняя газета нарекла его "лучшим активом" шведов. И в этом поединке, к всеобщему удивлению, команда Рейнора победила со счетом 3:2. Скогланд не появлялся на поле после поражения Швеции от бразильцев, что не помешало скандинавам занять третье место на турнире, а Леннарту обратил интерес к своей персоне.

Две недели спустя чемпионата мира он дебютировал за АИК в финальном матче кубка Швеции против Хельсингборга, который его команда выиграла со счетом 3:2. Интерес к Скоглунду рос как на дрожжах. Бразильский Сан-Паулу сделал официальное предложение о покупке игрока, итальянская Рома также активно обхаживала Леннарта.

В октябре того же года миланский Интер выиграл гонку за Скоглунда, заплатив 12 миллионов лир (почти 7 млн фунтов) за игрока, который лишь пять раз сыграл за свой клуб.

Он также довольно быстро стал известным – тифози Интера приветствовали его словно мессию, собрав 10-тыячную толпу дабы поприветствовать Скоглунда. Леннарт быстро начал оправдывать их веру, поразив своей игрой в дебютном погроме Сампдории со счетом 5:1. А уже на следующую неделю отметился дублем в победе со счетом 3:2 над Миланом. В 29-ти матчах первого сезона он отличился 12 раз, а его Интер закончил чемпионат на втором месте, отстав от соседей по городу всего на одно очко.

Однако еще до приезда в Италию возникали вопросы касательно его образа жизни – местная пресса была наслышана о его пристрастии к алкоголю. Надежда на то, что переезд в новую страну и смена среды обитания изменит его отношение к режиму в лучшую сторону, довольно быстро умерла – звездная жизнь лишь придала оборотов этому маховику. Он стал прятать бутылку виски Ballatine в своем шкафчике командной раздевалки, дабы иметь возможность выпивать по ходу дня и постоянно шлялся по городу. Скоглунд иногда терял самообладание – в январе 1952-го он повздорил с таксистом, который позже подал иск в суд за то, что швед побил его машину. В апреле 1952-го года Леннарт обручился с вице-мисс Италии, с которой поженились в августе того же года. Она забеременела довольно быстро после свадьбы, но даже это не успокоило шведа.

Альфредо Фони принял Интер в 1952-м году и именно при его руководстве Леннарт Скоглунд провел лучшие годы своей карьеры. Перейдя на более защитный рисунок игры, нерадзурри выиграли Скудетто в 1953-м и 1954-м годах, а швед был одним из залогов их успеха.

Тем не менее, Фони был всерьез обеспокоен проблемами Скоглунда с выпивкой и обратился с этим вопросом к президенту клуба Карло Мазерони. После этого состоялась встреча с отцом Скоглунда, на которой он согласился с наличием такой проблемы у сына, после чего поднялся и что есть силы зарядил тому по лицу. Вечером этого же дня оба Скоглунды были замечены пьяными в дымину в одном из ресторанов Милана.

Фони и Мазерони ушли из клуба в конце сезона 1955-56, когда попытка защитить чемпионский титул завершилась восьмым местом для нерадзурри. Именно с этого момента и начался продолжительный период нестабильности Интера. Клуб сменил семь наставников в первые три года при Анджелло Моратти и так ни разу и не поучаствовал в борьбе за наивысшие места в чемпионате Италии.

Это были также тяжелые времена для Скоглунда. Его жена была критично больна в январе 1956-го года и родила мертворожденную дочь. Однако, она все же подарила Леннарту второго сына на следующий год.

К 1958-му году Скоглунд оказался и в тяжелейшем финансовом положении, несмотря на высокую заработную плату. Швеция довольно неожиданно позволила игрокам, играющим в зарубежных клубах, принять участие на чемпионате мира, который как раз и проходил в этой стране. Интер же, предчувствуя рост интереса к Скоглунду после футбольного форума, пообещал ему большой денежный бонус в случае победы на нем.

Леннарт оправдывал все ожидания во время лучшей кампании сборной Швеции за всю историю. Он мощно начал в выигранных матчах с Мексикой и Венгрией, после чего шведы сыграли вничью с Уэльсом (валлийцы дважды выносили мяч с линии ворот после ударов Скоглунда). Британская газета Daily Express нарекла его "Идолом Стокгольма и наиболее высокомерным, раздражительным игроком, которого испортило преклонение фанов".

После победы же над сборной СССР со счетом 2:0, шведы обеспечили себе участие в полуфинале, где им предстояло встретиться с ФРГ. А сам Скоглунд начал неожиданную словесную атаку на тренера сборной в колонке газеты Dagens Nyhete. Называя его просто "Рейнор", футболист негативно отзывался о методах тренировок: "Он затащил нас как можно дальше в лес для пробежек. Лично я считаю это недопустимым. Кто-либо мог запросто травмировать ногу, запнувшись за дерево". Рейнор продолжил доверять смутьяну и был вознагражден за это: Скоглунд сравнял счет в матче с невероятно острого угла, а шведы победили со счетом 3:1 и вышли в финал.

Отвечая на вопрос о том, поддавалось ли сомнению место Скоглунда в составе, Рейнор отвечал: "Я просто прекратил говорить ему, что требую в той или иной ситуации, и как он это должен делать. Но оставить его вне состава просто не мог. Он был нужен команде. Он может делать на поле, что ему хочется, пока у него есть это крайне редкое и ценное качество забивать важнейшие и тяжелейшие голы, которые приносят нам результат".

Тем не менее, Бразилия использовала Джалму Сантоса для того, чтобы закрыть Скоглунда. И латиноамериканцам это удалось – Леннарт был абсолютно незаметен, а его команда была разгромлена со счетом 5:2 бразильцами, воодушевленными гением Пеле и Гарринчи.

Финансовые проблемы Скоглунда вылезли наружу, как только он вернулся в Италию. Он узнал, что его жена подала иск на их финансового консультанта пока чемпионат мира был в самом разгаре, а также, что его бар в Виа Паоло увяз в долгах. После того, как футболист публично поддержал свою жену в критике финансового консультанта, Скоглунд был вызван в суд за клевету. Чувствуя острую потребность в деньгах, он выдал свой первый музыкальный альбом из шести, который занял в Швеции седьмое место в хит-параде.

Следующий сезон Леннарт провел в Интере, но принял учатие лишь в 15-ти поединках и вскоре был продан в Сампдорию за 30 миллионов лир летом 1959-го года. Скоглунда тепло встретили болельщики блучеркьятти, и он провел в Генуе три сезона, где стал игроком основы. Но его личные проблемы никуда не делись. Одноклубник Франческо Морини заметил, что Леннарт прячет маленькую бутылку виски прямо у углового флажка. Подавая корнер, тот предварительно нагибался, словно чтобы подправить гетры, но место этого делал несколько глотков горячительного напитка.

В июле 1962-го года Накка перешел в Палермо, но здесь у него не заладилось с самого начала. Клуб утратил веру в то, что тот перестанет пить, а для игроков был введен комендантский час. Швед же был разочарован таким положением дел, к тому же город был слишком скучным для его образа жизни. "Мне в этом черном селе совсем не нравится" - так он заявил одной из газет в том же году, когда и пополнил состав Палермо. Стоит ли говорить, что данная фраза была неполиткорректной, потому как подразумевала под собой тихое отдаленное место с намеком на какую-нибудь африканскую деревушку. Почти не возникает сомнений в том, что швед имел в виду в своем большинстве темнокожих жителей Сицилии, а позже еще и выпалил: "Я мог бы поплыть в Африку и стать другом настоящим неграм!".

Скоглунд тренировался с Ювентусом с октября того же года и хотел пополнить состав Старой Синьоры ("Завершить карьеру в таком клубе было бы огромной честью для меня"), но не сумел переубедить туринцев в своей профпригодности. Накка продолжил выступать за Палермо, но принял участие лишь в шести матчах за сезон. В июле, расставшись с розанеро, он попал в автомобильную аварию. По дороге во Флоренцию Леннарт не смог удержать машину на трассе и вместе с двумя сыновьями врезался в эскарп. Семья была спасена проезжающими мимо мотоциклистами, а дети провели три недели в больнице.

В 1964-м году Скоглунд вернулся в Хаммарбю, где его по-прежнему боготворили, и сразу же показал, что у него все еще есть порох в пороховницах. В самом начале первого после возвращения матча, он забил, пожалуй, свой наиболее известный мяч крученным ударом со штрафного в поединке с Карлстадом. Хаммарбю вышел в первый шведский дивизион, а Скоглунд вернулся в сборную, за которую сыграл свой 11-й поединок в карьере против сборной Польши.

Тем не менее, Накка страдал от злоупотребления алкоголем. Его брак распался, и дети остались в Италии. Были также сообщения о том, что Леннарту приходилось просить милостыню, чтобы хоть что-нибудь поесть, и пока он рекламировал свои музыкальные воспроизведения по всей стране, его поймали за рулем в состоянии алкогольного опьянения, после чего тот лишился водительских прав. Управленец клуба помог Леннарту, предложив работу в своем магазине по продаже ковров, где легендарный швед работал обычным продавцом. В 1968-м году он закончил карьеру после того, как некоторое време провел в команде четвертого дивизиона Каррторпс, тренером которой был его старший брат Георг.

Жизнь Скоглунда после прекращения карьеры игрока была мрачной. Проживая в скромной квартире, он отказывался от помощи спасти его от пагубной привычки и работал простым уборщиком на улице. В 1972-м году Леннарт встретил молодую девушку, которую полюбил, и данное чувство нашло взаимность. Та предложила Леннарту работу в книжном магазине, всячески пытаясь оградить от алкоголя. Но когда узнала, что Скоглунд пьет втайную, оставила его, и он вновь оказался один. Его наиболее частым собутыльником оставалась родная мать.

Леннарт совершил неудачную попытку суицида в 1974-м году, а на следующий год вновь попытался убить себя. На этот раз ему удалось задуманное. Скоглунд открыл газовые клапаны у себя дома, и, несмотря на последнюю попытку выбраться из смертельной ловушки, умер. "Успех постепенно убивал его", - сказала мать Леннарта.

Близко двух тысяч человек собрались на его похоронах в южном Стокгольме. Прощальная речь священника была таковой: "Теперь ты пойдешь на небеса. И там для тебя наверняка найдется место в футбольной команде, Накка".



Робин Хэккет, ESPN FC
iSport.ua Футбол Европа
Загрузка...