Побеждая с грустью

В воскресенье в Либревилле было много слез.
0
8 февраля '12 16:15
Reuters
Reuters
Плакал Пьерр-Эмерик Обамеянг из Габона, смазавший решающий послематчевый пенальти в матче с Мали, плакал и Сейду Кейта, который использовал первый за 10 лет выход своей сборной в полуфинал Кубка африканских наций для того, чтобы привлечь внимание к кризису, охватившему его страну.

Еще в начале турнира Кейта возглавил кампанию по привлечению внимания к проблеме голода, возникшего после года редких дождей в Сахеле. Его слова в воскресенье были еще более эмоциональными и требовали безотлогательности. Когда Сейду подошел к точке для пробития пенальти, его лицо выглядело опустошенным, но нервы оказались в порядке - он пробил точно понизу в сетку ворот.



Это затем уже были слезы от Обамеянга, обезумевшего в центральном круге. Он был одним из лучших на турнире, мощный и мобильный форвард, который вызвался помочь сбоорной в ее более чем вероятной победе.



Первая леди страны, Сильвиа Бонго, надела футболку с номером "9", который носил на спине Обамеянг, это же сделали и многие другие болельщики. Тот подошел пробивать 11-метровый, и его тревога стала заметной всем: удар не вышел плохим, но в угол он все равно не попал, а потому Сумбейла Диаките довольно уверенно парировал выстрел.

Уйти с поля Обамеянгу помог отец, который и сам ранее выступал за сборную Габона, также облаченный в желтую футболку с номером "9" на спине. Часто слезы на футбольном поле кажутся притворством испорченного миллионера, который заревел потому что не выиграл очередную медаль. Но здесь болельщики не устояли, чтобы не зааплодировать, ведь им было легко сочувствовать человеку, который понимал, что подвел страну, и эта страна, вероятно, больше никогда не получит такой же шанс выиграть Кубок Африки. Кто-то может представить себе то давление, которое он мог ощущать, если твою футболку носит супруга президента страны?

Но вскоре его боль пришлась как нельзя кстати к словам, произнесенным Кейта.

"Я призываю людей остановиться. Это ненормально, мы не должны этого делать. Нам нужем мир, мы малийцы. Президент республики должен сделать все лучшее, на что он способен, дабы остановить все это. Мы празднуем нашу победу, но в то же время нам очень грустно. Среди игроков ощущается печаль".

Народ туарегов ведет сепаратистскую войну на северо-востоке годами, главные вспышки которой случились в период между 1990-м и 1995-м, затем - между 2007-м по 2009-м годами. Это кочевой народ, который блуждает по пустынным регионам Алжира, Ливии, Мали, Мавритании и Нигера, игнорируя государственные границы. Полковник Каддафи спонсировал второе восстание туарегов, дабы дестабилизировать правительство в столице Мали Бамако.

После его подавления, многие повстанцы вернулись в Ливию ради оказания поддержки режиму Каддафи. Когда же власть диктатора пала, от двух до четырех тысяч человек (в зависимости от цифр, которым вы верите), нагруженные оружием и наличными, те пересекли границу в горах на северо-востоке Мали. Это группа людей, которая стоит за Национальным движением за свободу Азавада (северо-восточная часть Мали, включающая в себя Тимбукту, Кидаль и Гау) (НДСА). Правительство Мали обвиняет его в связях с Аль-Каидой, но те опровергают данные обвинения.

НДСА совершает атаки на города данного региона, и на выходных по крайней мере 20 человек были убиты рядом с Тимбукту. По оценкам, 15 тысяч малийцев бежали в соседние Нигер и Мавританию, в то время как бунты в Бамако - в знак протеста против неспособности армии остановить НДСА - заставили часть туарегов покинуть столицу опасаясь репрессий.

Среди журналистов на Кубке Африки есть две группы ветеранов: те, кто считает Буркина Фасо-98 лучшей командой турнира всех времен, и те, кто больше других выделяет Мали-2002. Для тех из нас, кто помнит, каким счастливым, дружественным местом был Мали 10 лет назад, осознание того, насколько ужасна тамошняя ситуация сейчас, стало шокирующим. Я помню Мопти, который гордо называл себя "Венецией Африки", - сонный городок на реке Нигер, откуда отходил паром в Тимбукту.

Именно здесь свой последний матч за сборную сыграл Джордж Веа, и когда автобус с командой Либерии ехал через дамбу на стадион, который стоял посреди болотистой лагуны, его встречали местные военные, размахивая флагами. Сейчас в Мопти настолько высока угроза похищений людей, что тот попросту опасен для иностранцев. Половина страны и вовсе пребывает в состоянии войны.

Та же Ливия приехала на этот турнир играть ради единства, ради своего нового правительства. Мали же, в свою очередь, играют за свой народ. Если рассуждать сугубо футбольными понятиями, Орлы впечатлили меньше всего на фоне остальных полуфиналистов, и многие нейтральные болельщики наверняка разочарованы, что сегодня не встретятся Габон и Кот-д'Ивуар.

На забитом Стад де л'Ямитье такой матч претендовал бы на классику, а потому есть сомнения, что больше трех тысяч человек посетит игру между консервативными ивуарийцами Франсуа Зауи и упрямыми малийцами Алена Жиресса (слабая посещаемость привычна для Кубка Африки, и не потому что цена на билеты высока, хотя это, конечно, тоже сказывается, но еще и потому, что у населения нет лишних доходов, а значит любая цена будет слишком высокой. Кроме того, в большей части Африки попросту отсутствует культура футбольного боления на стадионах).

Но зато сборная Мали показала решительность в победе над Гвинеей и сдержании атак Габона перед тем, как сравнять счет в конце матча - вероятно, все это связано с флегматичной натурой их наставника, Алена Жиресса, который со спокойствием ресторатора наблюдает за игрой с кромки поля, как будто присматривая за последними клиентами после долгой ночи. Когда им нужно было, те могли прибавить еще, включить дополнительную скорость и обыграть Ботсвану. И хотя Гана довольно уверенно обыграла Орлов, Кот-д'Ивуар должен сделать нечто большее, чем просто ожидать ошибок от соперника, ведь именно так пока что играют Слоны.

Джонатан Уилсон, The Guardian
iSport.ua Футбол Другие страны
Архив новостей
Загрузка...