Селин: "После гола Милевского с Металлистом я закончил"

Футболист полтавской Ворсклы рассказывает, что у него не срослось в Металлисте, и о всей своей карьере в целом в интервью газете Команда.
22910
27 Января 2012, 11:42
Селин: "После гола Милевского с Металлистом я закончил"
Фото footballfans.com.ua
– Женя, почему ты так редко даешь интервью?

– Не люблю лишнего внимания к своей персоне. Пусть за нас скажут наши дела – мне кажется, что нужно жить по этому принципу.

– Таким скромным ты был с детства?

– Не знаю. Наверное, родители так воспитали. Я рос в частном доме, в поселке городского типа Новоайдар, что в Луганской области. С ранних лет мне прививали любовь к труду. Приходилось и на огороде вкалывать, и двор убирать. Папа всю жизнь работал дальнобойщиком, а мама – фармацевтом.

– Это правда, что родители были против твоих занятий футболом?

– Скорее, они не хотели, чтобы я так рано покидал родной дом. Когда сыну 12 лет, не каждая мама на это согласится.

– Ты так поздно пристрастился к игре миллионов?

– Нет. Футболом занимаюсь с семи лет. До этого какое-то время ходил на легкую атлетику, а потом попал в группу к Александру Шаповалову, который и стал моим первым тренером.

– Как тебя занесло в Алчевск?

– Это настоящая детективная история. Дело в том, что наставник и родители больше склонялись к тому, чтобы я переехал в Луганск – в УФК. Но после одного из турниров в Алчевске ко мне подошел тренер Стали Вячеслав Францев. Впрочем, как он ни пытался меня уговорить, старшие стояли на своем. Луганск – и точка! Туда, дескать, ближе. Мы даже документы в областной центр уже отвезли.

– И что не срослось?

– Мне вовремя… вырезали аппендицит (улыбается). Пока я лежал в больнице, разъяснительные беседы с моими родственниками проводил человек, который, считаю, сыграл положительную роль в моей карьере – земляк Евгений Некрасов, выступавший за алчевский коллектив. А когда Вячеслав Францев, который формировал команду игроков 1988 года рождения, привез в Новоайдар огромную сумку с экипировкой, родители сдались. Кроссовки, кеды, костюмы! Я был на седьмом небе от счастья.

– В Алчевске кто тебя опекал?

– Там живет мой дед, который, естественно, поддерживал идею моего переезда в Алчевск. Дед не пропускал ни одного матча с моим участием. Болельщик тот еще! Францев, кстати, через него на родителей тоже пытался повлиять.

– Ты единственный ребенок в семье?

– Нет. Младший брат Виталий (1989 года рождения) тоже занимался футболом, но у него, увы, не заладилось – не повезло с тренером. Хотя технически он был сильнее меня. Многие говорили: мне бы его голову, а ему – мою скорость…

– Как проходило твое футбольное становление?

– Считаю, что мне повезло пройти настоящую школу выживания. Тренировался на асфальте, жил с рабочими в холодном общежитии. Условия порой были просто экстремальные, но это, думаю, закалило. Сегодня в Ворскле выступает немало ребят, которые прошли такой путь в Полтаве. Без этого мы бы, наверное, не состоялись.

– Помнишь свои первые заработанные деньги?

– Смутно. В школе у меня была какая-то стипендия, а потом получал в Стали 100 долларов. Хорошо запомнились сборы с Николаем Павловым, который непродолжительное время трудился в Алчевске. Так вот, за неделю на тестах я заработал три месячных оклада!

– Твоего нынешнего тренера сменил голландский специалист Тон Каанен…

– …И сразу отправил меня в дубль. Правда, спустя месяц вернул в первую команду, но заиграть в Стали мне было не суждено.

– Можешь сказать, что Алчевск – город футбольный?

– Могу. Та м любят команду, там есть Анатолий Волобуев, благодаря которому Сталь выступала на таком высоком уровне. Помню, когда клуб впервые вышел в высшую лигу, наша группа подавала мячи на домашних матчах команды. Если бы кто-то тогда сказал, что с нападающим Динамо Андреем Шевченко мне суждено будет выйти на поле в составе сборной Украины, ни за что не поверил бы!

– Как ты попал в Металлист?

– Харьковчане где-то меня заметили, возможно, после матча дублирующих составов, в котором мне удалось хорошо себя проявить. Позвонил спортивный директор клуба – Евгений Красников. До окончания срока контракта со Сталью оставалась буквально неделя, когда мне предложили новое соглашение. Но я выбрал Харьков.

– Не жалеешь?

– Ни капельки! В клубе ко мне хорошо относились с первого дня. Позвонили, сказали, мол, завтра в два часа дня ждем тебя на подписании контракта. Я говорю: Из Новоайдара не успею доехать. Так Красников прислал за мной машину!

Успел?

– Конечно. Судьба сразу свела меня с Алексеем Куриловым, который, как и я, тоже только попал в команду. Мы с ним снимали одну квартиру. Та к получилось, что потом мы с Лехой и в молодежке на сборах номер делили, и в Ворскле теперь постоянно вместе.

– Нет обиды за то, что в Металлисте в тебя так и не поверили?

– Возможно, доверия было на самом деле не много, но жаловаться не стану. Тренировался все время с первой командой, и это меня многому научило.

– Можешь сказать, что в Харькове ты закончил играть, когда вы уступили Динамо со счетом 0:3?

– Так оно и было. Меня потихоньку начали выпускать на поле, но в этом поединке, омраченном удалением Марко Девича, игра у меня не пошла. В конце первого тайма из-за моей ошибки забил Артем Милевский, и в перерыве меня заменили. Потом мы дома сыграли вничью с Таврией, и в Кривом Роге я начал матч на скамейке. Вышел на замену на первой компенсированной минуте, и буквально сразу Кривбасс сравнял счет. После этого на поле я уже не выходил…

– С Мироном Маркевичем часто общался?

– С глазу на глаз – ни разу.

– Женя, мог ли ты представить, что до мозга костей украинский тренер будет так трепетно доверять легионерам?

– Не в моей компетенции обсуждать данную тему. Могу лишь сказать, что ставка на иностранцев себя оправдывает Еще в период моего пребывания в стане харьковчан было видно, что Металлист хочет пойти по пути Шахтера, поэтому предложение Ворсклы принял сразу.

– Не считал, что это – шаг назад?

– Ни в коем случае. После того как я дебютировал в сборной и Лиге Европы, об этом вообще не нужно спрашивать. Еще в начале 2008 года, когда Николай Павлов только появился в Полтаве, я почему-то сразу подумал – вот было бы здорово, если бы он меня пригласил! Ведь в дубле Металлиста тогда сидел беспросветно.

– Мысли материализуются?

– Выходит, что да. По иронии судьбы приглашение в Ворсклу я получил, когда отдыхал со своей девушкой Анастасией в… Ялте. Мне позвонили и сказали, что нужно ехать на сбор именно в этот город. Пришлось, правда, домой за бутсами смотаться (улыбается).

– Через несколько месяцев ты забил Металлисту на глазах его болельщиков и помог бело-зеленым одержать выездную победу…

– Да, это был фантастический матч. Накануне игры я общался со своей девушкой и сказал, что непременно забью. Так и вышло. Перед матчем даже харьковчанам об этом сказал. Они посмеялись и сказали: Забивай.

– Часто у тебя такое случается?

– Нет, но предчувствие меня ни разу не обмануло. Можешь у Насти спросить! Первый раз я сказал ей, что забью, когда дубль харьковчан играл с Закарпатьем. Потом был упомянутый случай, а третий раз примета сработала перед дебютным поединком за национальную сборную.

– Может, нужно чаще об этом говорить?

– Не стоит (смеется). Я ведь не забивной.

– Знал, что будешь играть против Болгарии?

– Олег Блохин мне об этом сразу сообщил. Вызвал на разговор, улыбнулся и сказал: Играй так, как ты это делаешь в Полтаве. Потом, правда, Андрей Баль внес некоторые коррективы. Дескать, в клубе ты часто подключаешься к атакам, а тут нужно в первую очередь закрыть фланг в обороне. Впереди есть кому созидать.

– Но ты не послушался и пошел забивать…

– Выходит, что так (смеется). Хотя, если серьезно, дело ведь было после розыгрыша углового, к которому я подключился согласно тренерской установке.

– За молодежку ты не забивал…

– Нет. Но в этой команде я провел замечательный период своей карьеры. Такое не забывается.

– Первый матч помнишь?

– Дебютировал я в игре со Швецией. Тогда команду возглавлял Владимир Мунтян, и он меня похвалил.

– А какой самый памятный?

– Таких было много. Все поединки отборочного турнира. Плюс матчи плей-офф с голландцами.

– Зато чересчур поверили потом, перед чемпионатом Европы в Дании!

– Да уж авансов нам тогда выдали… Но мы провалили этот турнир. Осталось ощущение того, что где-то недоработали. Заслуживали ведь большего.

– Что за хворь на тебя напала перед дебютной игрой?

– До сих пор не могу понять. Полночи не спал, на завтрак выпил чая, на обед не пошел. Меня тогда так трусило, что некоторые даже подумали, что я испугался. Но это не так! Были ведь раньше серьезные матчи – и ничего. А тут температура поднялась до 39-ти. Обидно было…

– Лето прошлого года началось для тебя на минорной ноте. А закончилось?

– Спрашиваешь! Мы ведь с Ворсклой вышли в Лигу Европы, и нас ждала поистине золотая осень, в которой было шесть захватывающих матчей, а также мой дебют в национальной команде.

– Самый яркий матч сборная провела против Германии. Как тебе игралось против Озила и компании?

– У немцев просто космическая команда. Думаю, они и испанцы – главные фавориты Евро-2012. Конечно, мы достойно выглядели на фоне такого соперника. Некоторые ребята из бундестима запомнились еще по нашей встрече в контрольном матче за молодежку. Вот тогда Озил нас действительно повозил (смеется). Мы 0:3 проиграли.

– Наверное, это был самый провальный поединок на твоей памяти…

– Возможно. Но о таких вспоминать не хочется.

– Хороших матчей было больше?

– Стараюсь не думать и об этом. Надеюсь, что у меня еще все впереди.
iSport.ua Футбол Украина
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий