Будущее Стринича пока покрыто туманом

Хорватский защитник Днепра Иван Стринич ответил на вопросы Football.ua.
8700
7 Июля 2014, 15:02
Будущее Стринича пока покрыто туманом
Иван Стринич, фото football.ua
– В Австрии круче, чем в Винниках, – спрашиваю у Ивана, присев на диванчике в холле гостиницы, где обитал Днепр.

– Нет, почему это круче?! Тут тоже самое, все хорошо, никакой разницы вообще. Хорошо тут! Два поля хорошие, сауна. Все, что надо.

– Видел, ребята днем берут такси и едут во Львов.

– Да, но я не ездил еще. Мне удобнее в номере отдохнуть. Говорят, там красивый город, ресторанов много. Тут я вообще ни одного не видел.

– Кроме Днепропетровска в Украине какой-то город понравился?

– Киев, наверное. Большой, лучший город в Украине. Донецк тоже очень развитый…

– А так, чтобы неприятно удивил?

– Такого, чтобы удивил, – нет, не было. Вот вчера ездили в село играть  – конечно, там своя жизнь. Хотя в этом Украина ничем не отличается от Хорватии.

– Чем занимаетесь на сборах кроме тренировок? Игры, книги, телевизор?

– Ну, вот вчера у нас был выходной день, на рыбалку ходили…

– Улов хороший?

– Не особо, если честно. Вообще, это ж не ради рыбы все организовывается, а для сплочения коллектива: чтобы все вместе порыбачили сначала, потом покушали на природе…

– Тимбилдинг?

– Да, что-то вроде этого.

– В Днепре с этим, кажется, порядок: на командных праздниках все вместе, без разделения на национальности.

– Да, какие-то праздники отмечаем вместе. Конечно, с бразильцами или кем-то другим проблематично находить общий язык вне поля, но ничего страшного. Если надо будет – поймем друг друга. Вот я Николу понимаю сразу (смеется) (мимо по коридору в свой номер прошагал Калинич – прим. Г.К.).

– Коноплянка говорил, что ему больше нравится тренироваться в Украине, потому что не надо платить за разговоры по мобильному. Сколько денег уходит со счета за две недели где-нибудь в Австрии?

– Не знаю, у меня как-то не очень много: по полчаса не разговариваю, а больше через интернет держу связь. Есть Viber, есть Skype, так что экономлю…

– Через пять лет у вас спрашивают о Хуанде Рамосе – что вы не забудете о нем и через пять лет?

– Наверное, больше всего запомнился то, сколько внимания он уделял тактике. Я очень вырос в этом плане за эти годы. Рамос знает о футболе все. Если есть желание, то можно очень многому научиться.

– Что нравилось в тренировочном процессе, а что утомляло?

– Больше всего утомлял бег. Очень много бегали на сборах – особенно в последний год. Понятно, что это никому не понравилось.

– Раньше было иначе?

– Да, как-то поменьше.

– Рамос с головой вникал в украинский футбол? Мог, например, разложить по полочкам, в какой манере действует крайний форвард запорожского Металлурга, против которого вам предстоит играть?

– Да, это была его сильная сторона. Он все знал о сопернике: где у них опасный игрок, где слабый, где стоит рисковать, где нельзя.

– Ошибался?

– Я думаю, что, если бы нам удавалось делать все, что он говорил, то каждый бы матч выигрывали.

– Артем Федецкий рассказывал, что к Франку Рибери он долго готовился самостоятельно: просматривал ролики с его участием, пытался анализировать. В вашей футбольной жизни был такой оппонент?

– Жаль, не смотрел ту игру с Францией – у меня самого тогда была стыковые матчи. Наслышан, что Артем там показал себя во всей красе (смеется). Бывало ли у меня? Не знаю, не вспоминается что-то. Разве что в национальной сборной иногда дают задание: просмотреть одну-две игры соперника полностью, концентрируясь, конечно, на своем будущем сопернике.

– Самый тяжелый крайний нападающий в вашей жизни?

– В Украине?

– Необязательно.

– Со сборной Испании, когда мы с ними на Евро встречались. Помню, Хесус Навас прилично возил: очень быстрый игрок. Иньеста часто смещался в мою зону, почувствовал его технику (улыбается).

– Что знали о Мироне Маркевиче кроме того, что он был тренером Металлиста?

– Знали, что у них там была хорошая команда. Сами убеждались в этом не один раз.

– Неужели в Википедию не залазили, чтобы узнать побольше?

– Та вот как-то уже сейчас знакомимся, делаем выводы. Я думаю, за эти две недели все убедились, что Мирон Маркевич хороший человек. Это самое важное. Думаю, что и тренер хороший. Посмотрим, нам нужно время, чтобы привыкнуть. Еще рано говорить.

– Что удивило вас в тренировочном процессе?

– Меня уже тяжело удивить – я в футболе давно (улыбается). Чего-то такого экстраординарного нет. Просто хорошие тренировки, сразу понравилось.

– Чем понравилось?

– Много с мячом работаем – этим понравилось. Посмотрим, как потом будет в Германии (сейчас Днепр как раз там и находится – прим. Г.К.) Пока что физически легче, чем при Рамосе, но увидим, как будет дальше. Может, по десять километров бегать уже не будем.

– Десять – за день или как?

– Ну да. Пять, шесть или семь утром, потом еще вечерняя тренировка.

– Три месяца назад вы говорили, что определитесь с будущим в июле. Июль настал: можете сказать точно, где начнете следующий сезон?

– Нет, точно сказать не могу. Переговоры идут. Посмотрим, как будет. Нет ясности и насчет ситуации в Украине. Еще рано об этом говорить.

– Чего ж рано, если чемпионат уже через две-три недели начнется!

– Ну да, но на данный момент не достигнута ни четкая договоренность с новым клубом, ни с Днепром о новом контракте. Старый заканчивается через полгода.

– Есть ли в кармане хотя бы одно конкретное предложение?

– Не очень хочу распространяться. Пока что это тайна (улыбается).

– Тайна – и для вас тоже?

– Да, отчасти.

– На что в первую очередь смотрите при выборе клуба? Престиж чемпионата, финансовая составляющая, персона тренера, комфортность страны?

– Самое важное, чтобы тренер хотел видеть в своей команде. Если тебя зовет спортивный директор, а тренеру ты не особо нужен, то из этого ничего хорошего не получается.

– Что идет дальше?

– Конечно, важно, чтобы сам клуб выступал на хорошем уровне: Лига чемпионов, Лига Европы. Что третье…

– Финансы?

– Все, конечно, первым делом смотрят, какую обещают зарплату, но на этом уровне финансовый вопрос – далеко не главный.

– Почему? На каком уровне тогда главный?

– На том уровне, куда удалось подняться сейчас, зарплаты приличные везде. Главное, чтобы клуб был стабильным, а не так, что обещают много, а не дают ничего.

– Получается, готовы потерять в деньгах, если будет уж очень интересное предложение?

– Думаю, это не проблема. Вообще, смена команды – всегда что-то вроде рулетки, никогда заранее не узнаешь, что там будет: как партнеры воспримут, как тренер будет относится, как привыкнешь к жизни. Это всегда рулетка. Надо, чтобы все сошлось воедино.

– Трансфер в Днепропетровск тоже был рулеткой?

– В какой-то мере, да. Все-таки ехал в не самую футбольную страну Европы. Да и погода удивила – приезжаю, а тут сразу минус двадцать.

– Ну так вы же не бразилец!

– В Хорватии такого никогда не бывает – минус пять, как максимум. Особенно в Сплите – там раз в год снег идет, никогда не холодно, рядом море.

– Что еще удивило неприятно?

– Больше ничего. Сразу влился в команду, меня хорошо приняли, я сам ко всему привык.

– В Хорватии есть клубы с таким же уровнем инфраструктуры, как у Днепра?

– Есть. Те же Динамо Загреб, Хайдук, но ничего не развивается – стоит на месте и все.

– Почему?

– Денег нет. Талантливые игроки уходят в совсем раннем возрасте в Европе, клубы вообще не могут никому платить: играют молодые, которые согласны делать себе имя за гроши, плюс ветераны доигрывают. И все. Загребское Динамо разве что имеет возможность как-то пытаться проявить себя в Европе, но без особого успеха.

– Вообще, вы быстро освоились в Днепропетровске: в одном из первых матчей арбитр выгнал вас с поля за нецензурные слова в свой адрес – получается, адаптация удалась!

– Ха, помню тот случай: в Мариуполе было дело. Вообще не знаю, чего он принял это на свой счет: я так крикнул, в воздух (улыбается). Он подходит: «Что ты сказал?», и карточку достает. А я русский практически не знал, поэтому так и не смог объяснить ему.

– После того случая пришлось аккуратнее выражаться?

– Да-да, а как же иначе, они все слышат, оказывается.

– Что произошло в игре с донецким Металлургом?

– Я получил первую травму за две недели до того матча, я эту ногу залечил, тренировался три-четыре дня, вроде нормально. Отыграл 15-20 минут против Металлурга и почувствовал, что уже все.

– Совсем все?

– Ну да, почувствовал, что случился разрыв. Опять две недели. Делал в больнице МРТ, там так и сказали, что, как минимум, две недели я не смогу ходить.

– Получается, матчу к третьему на чемпионате мира могли бы быть готовы.

– Да, но Нико Ковач рассчитывал только на тех, кто готов был помогать с самого начала и находился в полной готовности. И это правильно: там и так во многом из-за климата нагрузки очень большие. Я с ним переговорил, и Нико сказал, что лучше не рисковать.

– Главное разочарование в карьере?

– Конечно. Было очень тяжело, обидно. Ничего не поделаешь.

– Почему Хорватия, имея такой мощный состав, провалила мундиаль?

– Не знаю. Надо признать, что Мексика была лучше в последнем матча. Так получилось. С бразильцами могли одно очко брать – не повезло, еще и судья пенальти поставил сомнительный. Ничего, будем готовится к Евро, два месяца осталось до квалификации. Может, что-то поменяется, в команде остается три-четыре ветерана – возможно, на их места молодежь будут подтягивать.

– Со сменой поколений сами уже будете ветераном.

– Кто? Я? Нет, не хочу быть ветераном (смеется).

По материалам: Football.ua
iSport.ua Футбол Украина
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий