Эксклюзив. Олег Твердовский: "В Белый дом так и не попал"

Уроженец Донецка, прославленный российский защитник Олег Твердовский рассказал iSport.ua о богатой заокеанской карьере и причинах расставания с Салаватом Юлаевым.
0
20 декабря '11 21:12
Getty Images
Getty Images
- Олег, вы родились и выросли в Донецке, но вся ваша карьера была связана со сборной России. Вы себя ощущаете больше русским или украинцем?

- Я родился в Донецке, но в те времена, вы же знаете, был Советский Союз. Поэтому никогда не разделял себя на русского или украинца. Все мы были выходцами из одной страны, говорили на одном языке. В свое время я довольно быстро попал в Москву, мне было лет 15, там и вырос, как игрок. Мне предложили играть за сборную России, я согласился, в Украине мне ничего не предлагали. Потом, насколько я знаю, шансов что-то менять и не было, ведь я уже был заигран за Россию.

- А вы иногда бываете в Донецке?

- Ну, последние лет восемь не был. Там у меня тетя живет, двоюродные братья, но основная жизнь связанна с Россией, где находится моя семья.

- Как случилось, что, будучи еще ребенком, вы заиграли на таком уровне, попавши в знаменитые Крылья Советов?

- Как сказал уже, в 15 лет я попал в Крылья Советов, а с 16 уже играл в основном составе. Мне даже самому трудно ответить, почему у меня так получилось. Конечно, спасибо Дмитриеву Игорю Ефимовичу, который верил в меня и дал шанс. Я работал над собой, быстро попал в основу, и даже в первое звено. Обстоятельства так сложились, наверное.

- И еще более весомым кажется ваш второй номер драфта в НХЛ, когда вам было-то всего 18… Не было головокружения от успехов в столь юном возрасте?

- Да ладно, не считаю это таким уж успехом. Да, приятно, да, действительно это почетно. Но вместе с тем это всего лишь аванс.Эксклюзив. Олег Твердовский: "В Белый дом так и не попал" Высокий выбор может повлиять на твою зарплату, контракт, но как бы ни было, тебе надо доказывать свою состоятельность. Я никогда не задумывался о том, что вот, мол, я достиг за короткий период вершин, нет, у меня была цель, и я к ней шел. Высокий выбор на драфте стал важным элементом, но не более. Работать приходилось наравне со всеми. Драфт – это всего лишь результат скаутинга, шанс для молодежи, но его еще надо использовать.

- Будем откровенны, первые свои сезоны в НХЛ вы провели далеко не в претендентах на Кубок Стэнли. Как вы думаете, легче раскрыться в середняках, где можно получать много практики, или в командах – контендерах?

- Тут, наверное, очевидно, что первые выборы драфта получают самые слабые команды, и соответственно для талантливых молодых хоккеистов появляется больше возможностей стабильно играть, иметь право на ошибку, учиться. Хотя это тяжелый вопрос. Я знаю многих ребят, которые прогрессировали и в сильных командах, где давление на них побольше. Все зависит от человека.  

- Вы успели поиграть в последний сезон существования Виннипега. Как отнеслись к переезду в Аризону? И как относитесь к возращению Джетс в НХЛ?

- В Виннипеге на тот момент я провел всего несколько месяцев. Тут скорее был тяжелый момент, что меня обменяли до этого. Мне было тяжело свыкнуться с этой мыслью. Сам город Виннипег мне понравился, это Канада, и хоккей, сами понимаете, отыгрывает большое значение. Тем не менее, в Америке ко всем этим моментам нужно относиться проще, хоккей это, в первую очередь, работа, а ты профессионал. Любые переезды, смены обстановки – часть этой работы, этого бизнеса. Это, кстати, касается и возвращения хоккея в Виннипег. Я рад за команду, за город, но с другой стороны другой город [Атланта – прим. iSport.ua]потерял свою команду, и это уже плохо, наверное.

- Существует стереотип, что Финикс абсолютно не хоккейный город. Правда ли это?

-Я бы не был уж столь категоричен. Многие команды имеют проблемы с количеством зрителей, особенно, представители юга, как тот же Финикс. Есть канадские города, есть Детройт, там хоккей на первом месте, но, тем не менее, я за времена выступлений в Аризоне чувствовал интерес к этой игре, хоть он и уступал интересу к американскому футболу, баскетболу.

- В Финиксе вы пересекались с легендарным Китом Ткачуком, также имеющим украинские корни. Не разговаривали с ним на эту тему?

- Если честно, я думаю, у него осталась вот только фамилия украинского происхождения. Мы с ним никогда об этом не говорили. Может, кто-то постарше сохранил еще украинские традиции, язык, но однозначно, не Кит.

- Еще ваш период в Финиксе запомнился забастовкой, которую вы устроили, насколько известно, не поделив условия контракта с руководством. В чем были причины такого демарша?

- Тут тоже играет свою роль бизнес. Все это чисто рабочие моменты. Мне предлагали одни условия, я считал, что заслуживаю другую сумму. Вот и все. Такое было в те времена, знаю, что и сейчас возникают такие же истории. Действительно, довольно долгий период я не играл, с декабря месяца. Но это не повлияло на наши взаимоотношения с руководством. Бизнес есть бизнес. Это и скандалом даже не назовешь.

- Так получилось, что вы несколько раз переезжали из Анахайма в Финикс и обратно. Наверное, с этими командами и связанны ваши самые приятные воспоминания?

- Я бы выделил Анахайм. Я тут поиграл довольно долго, около 5 лет. Тут я играл очень хорошо, и действительно мне было очень комфортно. Да и в плане любимых партнеров я бы выделил великолепную связку Пол Кария – Теему Селянне, которые в то время были очень сильны.

- Но однажды довелось прочитать, что вы не очень лестно отзывались о Поле, мол, он эгоист…

- Это неправда, и я явно такого не говорил! Пол – великолепный игрок, легендарный игрок, который стал символом, эталоном Анахайма на долгие годы. Он привел этот довольно скромный клуб в финал Кубка Стэнли, и это уже о многом говорит. Пол - один из самых сильных хоккеистов, с которым мне доводилось играть.

- Также вашим партнером по Анахайму некоторое время был Дэн Байлсма, ставший успешным тренером и выигравший Кубок Стэнли с Пингвинами. У него были предпосылки к такому успеху?

- Честно, я был удивлен, узнав, что он стал таким тренером. В то время он был исключительно ролевым игроком, не бойцом, нет, не тафгаем, но проводил на льду он короткие отрезки и не отличался никакими особыми талантами. Но, конечно, я рад за Дэна. Когда мы играли, тяжело было понять, кто будет тренером, а кто нет, но я рад, что у него получилось.

- В тот же период вы сыграли в Матче всех звезд, к которому мало кто серьезно относится. Какие ваши впечатления о той игре?

- Тут важно понимать, что не так престижен сам Матч, как тот факт, что тебя выбрали на него. Сама игра носит чисто товарищеский характер, там отсутствует борьба, но очень приятно быть отмеченным со стороны болельщиков и специалистов, понимать, что тебя ценят, признают твои заслуги.

- Но на игру приезжают разные игроки, в том числе из команд – заклятых противников. Нет никаких обид или негатива во время такого общего пребывания в одном месте?

- А как по мне, так обид вне льда вообще не бывает. Весь негатив, злость заканчивается во время игры, а после матча у всех между собой вполне нормальные отношения.

Эксклюзив. Олег Твердовский: "В Белый дом так и не попал"- У вас репутация атакующего защитника, много забивавшего и отдававшего передачи. Ваш стиль игры был обусловлен задачами тренеров, вашим игровым уровнем или особенностями команд? Вы не боялись рисковать, идя вперед и оголяя тылы?

- Современный хоккей вообще должен быть универсальным. У меня получалось хорошо атаковать, но считаю, что сейчас такие требования, что каждый должен атаковать и обороняться. В этом весь хоккей. Риски всегда есть, но так даже интереснее!

- Но, тем не менее, такой стиль игры предполагает хорошую связку с надежным игроком. Кого из ваших партнеров по обороне вы бы выделили, как самого комфортного для игры в паре?

- Тяжело так сразу сказать, ведь я поиграл во многих коллективах. Но, наверное, если уж выделять, я бы отметил своего партнера по Финиксу, финна Теппо Нумминена [финский защитник, поигравший за Виннипег, Финикс и Баффало, закончивший карьеру в 2009 году, которого считают одной из легенд Койотов – прим. iSport.ua ]. Он умел хорошо действовать на обеих половинах площадки, был очень грамотным хоккеистом.

- Возвращаясь к этапам Вашей карьеры, отметим, что следующей после Уток командой для Вас стал Нью-Джерси. И в первый же год Вы выиграли Кубок Стэнли, причем обыграв Анахайм! Наверное, непросто было сыграть против бывшей команды?

- Да, это действительно какая-то ирония судьбы, что вышло именно так. Но на тот момент я был игроком Нью-Джерси и полностью концентрировался на этой команде. Хотя было непросто, сами понимаете, сколько лет я провел в составе Анахайма. Тогда вообще мало кто мог представить, что Анахайм пробьется в Финал! Но что поделать, пришлось играть против бывших партнеров.  

- Но эмоции от выигранного Кубка перекрыли все, наверное?

- Скажу, что Кубок Стэнли – один из самых престижных и тяжелых трофеев в мировом спорте. В хоккее так вообще аналогов найти очень трудно, да их и нет, наверное. Эмоции просто невероятные. Ты понимаешь, сколько игроков желали выиграть трофей, но так это сделать и не смогли. А ты выиграл! Просто фантастика!

- Познакомились с Джорджем Бушем во время приема в Белом доме?

- К сожалению, нет. Я тогда пропустил часть мероприятий, ведь начался локаут и я уехал в Омск. Так я и пропустил прием в Белом доме.

- Ходили слухи, что вы собирались привезти Кубок в Донецк, но в итоге, этого не произошло. В чем причина?

- Этого было уже, когда я выиграл трофей с Каролиной. Действительно, я планировал это сделать, и американская сторона была не против. Все нюансы были практически улажены. Но тут отказалась принимающая сторона. Просто Кубок должен был приехать в Донецк днем, а вечером отправиться в Москву, ну вот они и сказали, что, мол, это рабочий день, дневное время, никто не придет смотреть. В итоге, Кубок до Донецка так и не доехал. Эксклюзив. Олег Твердовский: "В Белый дом так и не попал"

- В составе Дьяволов вашим тренером был Пэт Бернс, бывший полицейский. Эта работа повлияла на его тренерский характер?

- Ну, Пэт тренировал многие команды до Нью-Джерси, он уже был опытным тренером. Я даже и не знаю, кем он был до хоккея. Вполне вероятно, и полицейским. Но тренером он был довольно жестким.

- Несколько слов о победе в составе Каролины. Вы сами тогда ожидали успеха?

- Это был первый сезон после локаута, много кто вообще не играл на серьезном уровне. Каролина тогда провела хорошую предсезонную работу, подобрала хороший коллектив, многих неплохих молодых игроков и опытных ветеранов.

- Почему в победном плей-офф вы сыграли только 5 игр?

- Тогда Каролина, по сути, играла в 7 защитников, и я был тем самым седьмым. Кроме этого у меня были проблемы со здоровьем, получил небольшое повреждение, я пропустил пару игр из-за травмы, а когда восстановился, тренер [Питер Лавиолетт, нынешний тренер Филадельфии – прим. iSport.ua]не имел претензий к другим игрокам обороны и не захотел ничего менять.

- Последним вашим американским клубом стал Лос-Анджелес. Но там вы откровенно не заиграли, и по слухам, ссорились с тренером. Расскажите, что там случилось?

- Я просто не мог понять, почему меня пригласили, если на меня не рассчитывали. Там и конфликта не было, в принципе. Я просто хотел узнать это у тренера [Марка Кроуфорда – прим. iSport.ua], может, чуть и поговорили на повышенных тонах. Но лично я так и не знаю, чего так случилось. Я даже не считаю, что играл в Лос-Анджелесе, ведь провел там совсем мало времени.

- С кем в НХЛ у вас сложились дружеские отношения?

- Я много где играл, но если вспоминать… Выделю Руслана Салея, с которым мы много времени провели вместе за океаном, и в последствии всегда тепло общались. К сожалению, он погиб под Ярославлем…

Также дружеские отношения у меня сложились с бойцом Джимом МакКензи[тафгай, сыгравший 880 игр в НХЛ и получивший 1739 минут штрафа – прим.iSport.ua], с которым мы тоже играли продолжительное время в одной команде. До сих пор иногда созваниваемся с Джимом, говорим о жизни.

- Вот вы вспомнили МакКензи, настоящего тафгая. Мы всегда спрашиваем, какие все эти ребята вне льда. Получается, с ними можно дружить?

- Они вполне нормальные. У них задача такая – драться. Им за это деньги платят. Будем честными, мало кто из них умеет ИГРАТЬ в хоккей, у них на площадке чуть другие задачи. Но, тем не менее, в жизни они хорошие ребята, с которыми можно вполне нормально общаться.

- Но вы лично не часто вступали в драки. Самая запоминающаяся – потасовка с Овечкиным в КХЛ.

- У меня задачи другие были. Никогда не являлся любителем драк. А с Овечкиным то даже дракой не назовешь, сцепились, такой игровой эпизод, можно сказать.

- И в заключение нельзя не сказать несколько слов о делах насущных, ведь вы стали источником новостей в последнее время. Как так получилось, что вы покинули Салават Юлаев. Причина в возрасте, они так это объясняют?

- А что они еще скажут прессе? Проще всего списать все на возраст. Лично я не знаю причин такого решения. В команде кроме меня есть возрастные игроки, и они остались, значит, причина не только в паспортных данных. Конфликтов у меня тоже не было. Последнее время я получал мало игровой практики, и еще с лета хотел поменять клуб. Но у Салават Юлаева такая политика, что даже если кто-то не играет, то лучше пусть сидит, а вдруг пригодится еще. Чем больше, тем лучше. Я же хотел играть, чувствую в себе силы и одновременно понимаю, что сидеть на скамейке времени уже нет. Тут выбора особого не было, и нам с Максимом Сушинским никто ничего толком не объяснил. Я попросил руководство, чтобы меня отпустили, и они пошли мне навстречу. Теперь я игрок Металлурга (Магнитогорск), и рад этому факту, ведь буду получать игровое время в сильной команде – претенденте на победу в чемпионате.

Автор выражает признательность пресс-службе хоккейного клуба Металлург (Магнитогорск) за помощь в организации интервью.

В материале использованы фото Getty Images
iSport.ua Хоккей Европа и мир
Архив новостей
Загрузка...