НХЛ. Аризонские Койоты или мыльная опера на три сезона

Представляем вашему вниманию материал о судьбе клуба Финикс Койотис.
0
30 мая '11 16:47
Getty images
Getty images
Александр Ткачев - известный российский комментатор, работавший на матчах Олимпиады, чемпионатов мира, КХЛ и НХЛ. Александр, болеющий за команду Финикс Койотис, любезно согласился написать о последних событиях в жизни этого клуба и всей Лиги в целом.


Даже у самого длинного телесериала когда-то наступает последняя серия финального сезона. Ситуация вокруг Финикс Койотис, которую частенько сравнивали с мыльной оперой, близка к своему разрешению. С вероятностью, стремящейся к 100%, окончательный вердикт должен был стать известен на неделе после окончания Финала Кубка Стэнли, где-то между последней игрой сезона в НХЛ и ежегодной церемонией вручения призов. Правда, если Атланта Трэшерз действительно перебазируется в Виннипег, то дата оглашения нового владельца Койотов может еще немного сдвинуться.

Если выбрать сериал, сходный с историей Финикса, то это, пожалуй, будет "Как я встретил вашу маму" (HIMYM). В недалеком будущем отец рассказывает своим детям, как он познакомился с их матерью. Но перед тем как встретить ее, он знакомился со многими девушками, которые могли стать их мамой. Могли, но не стали. И продолжается этот HIMYM уже шесть сезонов, а с именем мамы все еще полный туман. У койотного сериала сценарий в общих чертах схож, разве что растянулся он только на три сезона.

То, что можно утверждать сегодня с абсолютной уверенностью – команды Финикс Койотис больше не будет. Впрочем, это совершенно не говорит о переезде в далекую Канаду. Если все завершится именно так, как должно, то на следующий год команда будет по-прежнему Койотами, но из Аризоны или Глендэйла. Это в общем-то логично, потому что город Финикс уже достаточно долгое время не имеет никакого отношения к Койотам. Но специально для тех, кого больше волнует судьба хоккея в Виннипеге, уточню, что столь же точно известно, что команда (кто бы это не был – Атланта или Финикс) не будет именоваться по-старому – Виннипег Джетс. Вариантов несколько, самый вероятный Манитоба Джетс, что должно подчеркнуть принадлежность команды ко всей провинции, а не одному отдельному городу.

Не самый значимый, но показательный факт, в составе сборной США на недавнем юниорском чемпионате мира было два представителя штата Аризона. Как некогда Уэйн Гретцки стал двигателем хоккейного прогресса для всей Калифорнии, так и появление Койотис напрямую способствовало появлению интереса к хоккею в до того нехоккейной Аризоне. Гретцки – Великий, поэтому и прогресс был более впечатляющим. Но наличие команд разных возрастов и молодых хоккеистов (включая нескольких, стучащихся в двери НХЛ-овских клубов) следствие именно появления Финикса.

История последних переездов на примерах Колорадо и Далласа демонстрирует, что команда-аутсайдер (или, по крайней мере, не контендер) способна весьма быстро или даже сразу превратиться в гранда Лиги. С Койотами этого не произошло, хотя в первые годы с пустынной пропиской подбор исполнителей был более чем пристойным. Но умение проигрывать в первом раунде плей-офф любому сопернику Койотис прихватили с собой из Виннипега. Последний раз клуб проходил первую стадию розыгрыша Кубка Стэнли в уже далеком 1987 году. Но никто ведь и не ждал немедленных результатов в обязательном порядке. За первые шесть сезонов команда лишь раз не пробилась в плей-офф. Да и то, пролетев мимо Кубка, Койоты стали первыми, кто набрал больше 90 очков за сезон, но не квалифицировался в плей-офф.

Считать ли этот момент ключевым в злоключениях Койотов? Едва ли. Точно так же, как не стоит сегодняшнюю посредственную посещаемость проецировать в прошлое. Финикс не был в лидерах по зрительскому вниманию, но тому есть вполне объективные причины – три других профессиональных лиги здесь уже всерьез и довольно давно. Что не мешало заполнять арену на ура в те годы, когда за Финикс играли Реник, Ткачак, Хабибулин, Нумминен, Токкет и другие…

Важных точек в истории хоккейных койотов несколько. При желании каждый может выбрать для себя свою главную причину нынешнего кризиса. Ею вполне можно считать момент, когда хозяевам клуба удалось привлечь себе в помощь Уэйна Гретцки. Великие игроки далеко не всегда становятся великими тренерами или менеджерами. Быть может, Великий когда-то и где-то станет выдающимся наставником, но в аризонской пустыне его старания скорее вышли команде боком. От 99-го все ждали чуда, которое он собственно сам и анонсировал, пообещав за пять лет превратить команду в чемпиона. Но время шло, а команда становилась только слабее, не только из-за тренерских ошибок Уэйна. Фактически все ключевые решения по обменам, контрактам и драфту принимались опять же при участии Гретцки. Или "в соответствии с его указаниями". Просто потому, что штаб клуба фактически был выстроен под Уэйна. И это, увы, оказалось неправильным решением. Так что, для Калифорнии Гретцки стал двигателем прогресса, а для Аризоны – грустной главой в истории.



Вы вольны считать именно эту причину главной в ряду событий, которые привели команду к нынешней ситуации. Дело ваше, но главная, на мой взгляд, причина не в Гретцки, его друзьях и родственниках. Это лишь часть проблемы, которую удалось разрешить в исторических масштабах вообще за мгновенье. Приглашение настоящих профессионалов на пост генменеджера (Дон Мэлоуни) и затем главного тренера (Дэйв Типпетт), позволило недавнему аутсайдеру стать одной из самых прогрессирующих команд НХЛ, дважды подряд выходящей в плей-офф.

Так кто же он, главный злодей, подвесивший будущее хоккея в Аризоне на тонкую нитку? Как ни банально, это не человек, а экономический кризис. Правда, усугубленный еще и местными особенностями. Безусловно главным автором разразившейся драмы является Джерри Мойес, крупный местный бизнесмен, владелец разных "фабрик и пароходов". Но говоря о нем, не стоит забывать того, кого нынче уже частенько не упоминают применительно к Койотам, - Стива Эллмэна. Каждый из них внес свою масштабную лепту в аризонскую драму. В 2001 Эллмэн возглавлял группу бизнесменов, выкупивших Финикс Койотис у предыдущего владельца Ричарда Бурка. В планах развития проекта значился не только хоккейный клуб. Новая арена в Глендэйле, на которой играют Койоты сегодня должна была стать не только новым домом для клуба, до того игравшего в самом Финиксе.

Глендэйл - молодой и растущий город. В 1980 году в Глендэйле проживало меньше 100 тысяч жителей, в 2000-м уже более двухсот. Но планы по превращению пригорода Финикса в рай на аризонской земле не очень резво воплощались в жизнь. Количество жителей за последнее десятилетие увеличилось крайне незначительно. А дело в том, что современные кварталы (как раз неподалеку от новой арены), которые хотели строить Эллмэн и Мойес, возводились черепашьими темпами. Проблема эта особенно наглядно вырисовалась, когда новая арена была построена – в 2003. По задумке в тот момент она уже должна была быть культурно-развлекательным центром густонаселенного района. Но сам район еще только начинал появляться.

Когда в 2006-м в Глендэйл перебрались и американофутболисты современный мегаполисный рай по-прежнему не был завершен. И в том же самом году произошло размежевание финансовой группы, которую для нас олицетворяют собой Эллмэн и Мойес. Девелопер Эллмэн получил ту часть бизнеса, которая относится непосредственно к созданию благоустроенного жилья в Глендэйле. Мойесу досталось имущество под названием хоккейный клуб. Сам Мойес по-разному говорил о своем отношении к хоккею, но фанатом его уж точно не назовешь. Главный бизнес Мойеса – логистика. Его Swift Transportation, одна из крупнейших в США компаний, занимающихся грузоперевозками. И удар, который был нанесен кризисом по его главному детищу, исчислялся ужасной суммой с большим количеством нулей. Естественно, что в такой ситуации избавляются от непрофильных активов.

Убыточный хоккейный клуб, съедавший 20-30 миллионов ежегодно, был одним из первых в списке вещей, от которых Мойес захотел избавиться. Не случись полномасштабный кризис, Мойес мог бы сделать это не торопясь, спокойно и без всяких банкротств. Но ситуация для его грузоперевозок была критической. Желающих купить клуб и сохранить его в Аризоне на тот момент не нашлось (опять же кризис). И Мойес пошел на решительный шаг – объявить клуб банкротом и продать канадскому миллиардеру Джиму Балсиллие. Правда, так история выглядит только по версии самого Мойеса. В реальности был еще один важнейший нюанс. Те, кого не мог найти грузоперевозчик Мойес, на самом деле существовали. Их нашло руководство НХЛ и как раз собиралось представить их Мойесу, который на тот момент уже фактически передал команду на баланс Лиги. Но согласись Джерри Мойес на условия НХЛ, он получил бы куда меньше денег. Лига готова была предоставить покупателя на клуб, но вовсе не собиралась компенсировать потери Мойеса за последние годы.

Ход с банкротством был для НХЛ неожиданным и открыл первый сезон борьбы за Койотов. С одной стороны в суде Мойес и Балсиллие, с другой НХЛ. Тут уместно напомнить, что 20-й в списке богатейших канадцев (1,8 миллиарда долларов) Балсиллие стоит у руля компании выпускающей смартфоны BlackBerry. Т.е. в принципе это человек, которого любая спортивная лига хотела бы видеть в рядах владельцев своих клубов. Любая, но не НХЛ. И дело не только в том, что олигарх-сотовик ставил своей обязательной задачей перевезти приобретенный клуб в Канаду. Помимо этой, безусловно важной причины, есть и еще один факт. У руководства НХЛ с Джимом Балсиллие не сложились отношения в чисто человеческом плане. А потому и две его предыдущих попытки приобрести клубы НХЛ (Питтсбург и Нэшвилл) были обречены на провал.

Первый сезон сериала об аризонских койотах начался 5 мая 2009. Слушания в суде продлились с мая по октябрь. Сумма, предложенная Балсиллие, составляла 212,5 миллионов. Помимо Балсиллие существовало предложение от НХЛ (куда более скромное), а также возникали и исчезали со сцены другие желающие. Например, Джерри Рейнсдорф, владелец чикагских Буллз и Уайт Сокс. Бейсболисты Рейнсдорфа поблизости проводят свои весенние тренировочные лагеря, а потому это было чисто экономическим ходом. Хоккей в список приоритетов Рейнсдорфа вроде бы и не входил, но экономическая выгода от объединения двух проектов представлялась ему очевидной. Впрочем, Рейнсдорф, как и другие негоцианты испарились со сцены к моменту принятия решения судьей Редфилдом Баумом.



30 сентября он отверг обе остававшихся заявки. И если с заявкой Балсиллие, настаивавшим на немедленном переезде в Канаду, все более-менее понятно, то причина отказа Лиге требует расшифровки. НХЛ по-прежнему не стремилась покрывать издержки Мойеса, тем паче после всей этой многомесячной судебной кутерьмы. По плану Лиги компенсацией Мойесу должны были стать всего 14 миллионов, при заявленных им потерях в 104. Из этих 14 он, кстати, должен был еще и рассчитаться с Гретцки, которому клуб задолжал 22 миллиона. В результате, по факту на игровой поляне осталась только НХЛ, но ей необходимо было все же найти консенсус с экс-владельцем. 26 октября стороны договорились, а 3 ноября 2009 завершили сделку по продаже Койотов Национальной Хоккейной Лиге. Сумма – 140 миллионов, правда далеко не все они упали в карман грузоперевозчика. На этом первый сезон сериала был закончен. Оставался вопрос – кому и когда НХЛ продаст свое приобретение.

Второй сезон, растянувшийся уже не на месяцы, а фактически на год, открылся в декабре 2009. В этот момент на сцене появился новый герой – компания Ice Edge. Если в первом сезоне это была роль второго плана, то теперь "настоящие северяне" стали одними из хедлайнеров шоу. Но долгие месяцы переговоров с руководством Глендэйла так и не помогли найти компромисс. Звезда первого сезона Рейнсдорф тоже поучаствовал в борьбе, но и он в итоге отказался от претензий на клуб, теперь уже окончательно. Причина разногласий заключалась в том, что потенциальные покупатели хотели возложить большую часть финансовых рисков на город Глендэйл, т.е. на его налогоплательщиков. Оба главных претендента исчезли со сцены и концом второго сезона стоит считать тот момент, когда Глендэйл согласился перечислить на счет НХЛ 25 миллионов, которые должны были служить доказательством того, что город рассчитывает все-таки найти покупателя.

Ну а сама сумма должна была стать компенсацией за убытки владельцу нынешнему, т.е. НХЛ. Другое важное событие концовки второго сезона – появление на сцене того, кто должен был стать главным героем, возвращаясь к аналогии с HIMYM, мы наконец узнали как зовут маму. Этим чудо-человеком оказался Мэтт Хэлсайзер, крупный бизнесмен из Чикаго. Хэлсайзера интересовал хоккейный клуб именно как хоккейный клуб, а не просто некое бизнес-приобретение, так что вариант представлялся идеальным. Тем паче, Мэтт был капитаном студенческой хоккейной команды (хотя в хоккей играл и Балсиллие, так что аргумент относительно значимый). К тому же Хэлсайзер собирался тратить на Койотов деньги по максимуму и клуб должен был превратиться в команду более сильную, нежели сейчас. Наверняка это было то, что нужно для Мэлоуни и Типпетта, умудрявшихся при скромном бюджете от НХЛ создавать два года подряд серьезный коллектив.

Второй сезон заканчивался в паре шагов от хэппи-энда. Глендэйл перечислил деньги НХЛ, Хэлсайзер фактически обо всем договорился с Глендэйлом. Хоккеисты, болельщики, НХЛ, Глендэйл и Хэлсайзер счастливы. Но у сценариста этой истории нашелся туз в рукаве. Зовут этого туза – Институт Голдуотера (ИГ). Главная беда для Койотов с этим самым институтом, что он общественный. На него нельзя надавить, с ним никак невозможно иметь дело, кроме как путем переговоров. Институт основан в 1988 году и существует на частные пожертвования. Круг интересов самый широкий, задача – помощь гражданам в ситуациях, когда какие-то государственные или частные бизнес-проекты могут негативно отразиться на налогоплательщиках. Сам себя институт Голдуотера описывает следующим образом: "независимый контролер правительства, которого поддерживают люди, приверженные расширению свободного предпринимательства и свободы вообще".

Первый раз на сцене нашей мыльной оперы ИГ появился еще в далеком июне 2009. Но тогда он просто требовал сделать публичными все переговоры по продаже клуба, чего собственно и добился. Как только сериал стал двигаться к завершению, Глендэйл и Хэлсайзер уже практически ударили по рукам и все стали ждать финальных титров, на сцене и появился защитник прав граждан, институт Голдуотера. Так открылся третий сезон пустынно-койотного сериала. Парадоксально, но в этой истории защитники прав человека выступают скорее в роли негативных персонажей для хоккея, города и штата. Суть проблемы стоит описывать максимально коротко потому, что иначе мы неизбежно будем вынуждены вникать в систему аризонских законов, что совсем не упростит это повествование.

Итак, очевидная вещь – Глендэйлу нужна команда. Среди нескольких причин есть главная – иначе будет простаивать новая арена, в которую было вложено 180 миллионов денег налогоплательщиков. Это помимо остальных фактов, например такого, что за несколько лет после возможной потери команды, экономический ущерб составит примерно полмиллиарда долларов. ИГ выступает против сделки Хэлсайзер-Глендэйл-НХЛ из-за одного пункта в контракте. Пункт этот нарушает так называемый "закон о подарках", но суть, что, по мнению, ИГ существует вероятность того, что налогоплательщики останутся от этой сделки в проигрыше. Для завершения сделки с Хэлсайзером Глендэйл планирует выпустить специальные акции, продажа которых позволит получить недостающие средства. И именно против выпуска этих бондов и выступает ИГ, угрожая подать в суд.

Понятно, что при таком раскладе акции никто покупать не будет. В итоге получилась патовая ситуация, длящаяся уже несколько месяцев. Выпустить акции нельзя – состоится суд, не выпустить тоже нельзя – сорвется сделка. В результате дедлайн по продаже команды уже несколько раз переносился. За это время выяснилась такая забавная подробность, что жена Кена Кендрика, владельца бейсбольных Даймондбэкс входит в руководство института. Сам по себе этот факт еще ни о чем не говорит, тем паче, что Кендрик вроде бы всегда очень лояльно относился к хоккею. Однако, учитывая пересечение интересов клубов мэйджор-лиг, расположенных в Финиксе и Глендэйле, он тоже стал частью общего информационного фона.

В строгом соответствии с законами сериала, любой конфликт должен как-то разрешиться. В битве НХЛ, Глендэйла и Хэлсайзера с Институтом Голдуотера, развязка наступила лишь к нынешней весне. В этот момент в дело вступила уже тяжелая артиллерия в лице сенатора штата Джона Маккейна, привлекшего внимание к проблеме за пределами Аризоны и хоккейного мира. Как результат – стороны по крайней мере начали переговоры. Суть проблемы не испарилась, несмотря на попытки Хэлсайзера частично исправить данный пункт в контракте.

Но произошло главное – теперь спор ведется не о том, совершать ли сделку в принципе. С этим вопросом наступило полное единомыслие, когда ИГ выразил поддержку тезису сенатора Аризоны, что клуб необходимо сохранить в любом случае. Остается теперь найти такой экономический механизм, который наконец удовлетворит все стороны. Судя по косвенным фактам, это случится в самое ближайшее время. Но в принципе время у сторон есть, потому что Глендэйл совсем недавно заплатил еще 25 миллионов НХЛ, теперь, чтобы гарантировать сохранение команды в городе на сезон 2011-12.

Впрочем, тут есть один важнейший момент. Нюанс, о котором мы не говорили. Причем, возможно, определяющий. На хоккейной карте НХЛ прямо сейчас есть только одна точка, готовая в любой момент приземлить у себя клуб НХЛ. Это – Виннипег. И судя по развитию ситуации с Атлантой Трэшерз это место вот-вот будет занято. А значит можно взглянуть на ситуацию и с точки зрения того, что Глендэйл "пересидел" Атланту и сохранил у себя хоккейный клуб. Что, впрочем, не отменяет необходимости подписать, наконец, контракт между НХЛ, Глендэйлом и Хэлсайзером под аплодисменты Института Голдуотера.
iSport.ua Хоккей НХЛ
Загрузка...