НХЛ. Виннипег: хоккейный хэппи-энд. Часть первая

Материал, рассказывающий историю команды из Виннипега.
35460
6 Июня 2011, 17:41 —
НХЛ. Виннипег: хоккейный хэппи-энд. Часть первая
Getty images
Александр Ткачев - известный российский комментатор, работавший на матчах Олимпиады, чемпионатов мира, КХЛ и НХЛ.


NHL, welcome home! This time it will be forever!
Грег Селинджер, Премьер Манитобы

Минувшей осенью в Риге перед игрой Динамо с Финиксом мы разговорились с тренером-ассистентом Койотов Шоном Бурком. Последний раз мы общались почти десяток лет тому назад, а потому разговор перескакивал с одного на другое. В какой-то момент Шон спросил меня:

- Алекс, а как давно ты интересуешься Финиксом?

Я объяснил, что началось это еще с 1976, и Бурк подозвал другого ассистента Дэйва Кинга.

- Хей, Дэйви! Иди сюда, ты не поверишь, что мы вспоминаем…

ХХХ

Эта статья – не просто рассказ о главном событии для канадского клубного хоккея в нынешнем столетии. Это еще в каком-то роде краткий справочник для тех, у кого нет любимой команды в НХЛ. Если вы недавно следите за этой лигой или у вас просто нет любимого клуба, то сейчас самое время выбирать. Новый клуб в городе с богатой хоккейной историей. Мечта миллионов канадцев сбылась и новый-старый Виннипег по популярности разговоров сейчас опережает даже играющий в финале Кубка Стэнли Ванкувер. Как и в любом справочнике, тут представлена разная информация, а потому повествование может получиться несколько рваным, но как иначе уместить столько всего в одну статью…

ХХХ

Несколько лет назад, в бытность руководителем спортивной радиостанции, я записывал большое интервью с приезжавшим в Россию Дуги Бримсоном. Человек, пишущий о футбольных фанатах и болельщиках, весьма аргументированно доказывал мне один из своих ключевых постулатов – любовь к твоему клубу в каком-то роде сильнее любви к жене, с которой ты можешь развестись. Бримсон сравнивал ее с любовью к ближайшим родственникам, на которых ты можешь сердиться, с которыми ты можешь ругаться, но все равно вы останетесь некими частями единого целого. Впрочем, этот постулат едва ли вызовет особое сопротивление в рядах болельщиков любого вида спорта.

Другой, менее известный тезис Бримсона, мне показался тогда очень любопытным. С его точки зрения, есть только один гарантированный сценарий, когда возникает большое и светлое чувство к какому-то клубу. Он реализуется, когда старшие товарищи будут с детства приобщать тебя к походам на стадион, рассказывать и показывать, в общем влюблять в данного персонажа спортивного мира. Впрочем, Дуги согласился и с наличием второго варианта - ты сам оказываешься под воздействием магии какой-то команды, какого-то суперигрока или невероятного матча. И за прошедшие годы, я, в общем-то, не нашел примеров, кардинально не подходящих под данные два варианта. Мой случай с отношением к Виннипег Джетс относится ко второму типу. Три с половиной десятка лет назад наши познания о том, что происходит там за океаном были крайне скудными. Суперсерии сборных или клубов, это было фактически все, что мы видели. Но от этого предмет был лишь интереснее, загадочнее что ли. Визит в 1976 Виннипег Джетс на Приз Известий позволил мне увидеть вживую человека, который изменил мое детское представление о хоккее.

Бобби Халл… Он как-то абсолютно не вписывался в типичное представление о хоккеисте. Просто какой-то невероятный персонаж, не такой как все другие хоккеисты, не такой как наши мегазвезды. Не лучше или хуже, просто другой. Второй и последний раз такой же "культурный шок" я испытал только увидев молодого СуперМарио на чемпионате мира в Чехословакии в 1985. Но вернемся к "Золотому Реактивщику" Халлу. Именно впечатление от его игры зародило во мне интерес к Джетс. Это не изменило того факта, что лучшим для меня оставался Третьяк, который был на протяжении лет образцом и примером для подражания, самыми главными матчами были игры сборных СССР и ЧССР, а импровизация Харламова и чутье Ларионова приводили в экстаз, который мало с чем сравнишь. Но, напомню, Халл был не лучше или хуже, он просто был другим. И поэтому среди тонких ручейков информации, я всегда искал какие-то нюансы о Виннипеге. Хоккей в столице Манитобы закончился уже когда я был куда взрослее, а информация об НХЛ перестала быть почти исключительно набором цифр из протоколов матчей.

"Реактивщики" успели за это время побыть гегемоном ВХА, обыграть сборную СССР, стать самой "русской" командой НХЛ, породить Whiteout, ныне перенятый многими клубами мира. Болельщики сбором средств от благотворительных мероприятий сумели продлить пребывание команды в городе еще на сезон, но сколько веревочке не виться… Переезд в абсолютно нехоккейную Аризону казалось вычеркнул Виннипег из списка хоккейной элиты навсегда. Как выяснилось, на полтора десятилетия…

ХХХ

Рядовому европейскому болельщику про Виннипег известно немного. Оно и неудивительно, ведь с НХЛ город попрощался полтора десятилетия назад. "Лоси из Манитобы" выступают в АХЛ (а теперь переберутся на остров Ньюфаундленд), за которой пристально следят, естественно, только в северной Америке. Ну а причастность Виннипега к победам в различных престижных кубках и вовсе датируется далекими десятилетиями, поэтому о ней и в Канаде не всякий вспомнит. Тем не менее, Виннипег свой серьезный вклад в историю канадского хоккея внес. Три Кубка Стэнли и первое канадское олимпийское золото. А Виннипег Джетс были самой титулованной командой амбициозной ВХА и первым клубом вообще, сумевшим обыграть советскую сборную. И даже это еще не все, что появилось хоккейного именно в Виннипеге. Две традиции, ставшие фактически общемировыми, родились именно здесь. Первая возникла еще в 1896, когда триумфаторы Кубка Стэнли впервые в истории пили из чаши шампанское. Вторая – whiteout, появилась уже во времена Джетс, когда все болельщики одевались в одинаковые цвета. В Виннипеге это означало снежную бурю и только потом это ноу-хау было востребовано другими командами, лигами и видами спорта…Теперь давайте о былых победах поподробнее…

ХХХ

В 1896 клуб из провинции Манитоба Виннипег Викториас обыграл своего монреальского тезку и завоевал первый для Виннипега Кубок Стэнли. Капитаном и безоговорочным лидером Викториас был Дэн Бэйн. О нем нередко говорили, что он был лучшим канадским спортсменом второй половины 19-го века. Бэйн неоднократно выигрывал различные соревнования. В списке победных для него видов спорта есть зимние и летние, сохранившиеся поныне и оставшиеся в далеком прошлом: гимнастика, гольф, стрельба, фигурное катание, велогонки, лакросс, бег на роликовых коньках, бег на снегоступах…

Он был успешным бизнесменом и важной фигурой в жизни Виннипега. Но все же главное – его хоккейные свершения. Бэйн был включен в Зал Хоккейной Славы в первый же год существования Мемориала в Торонто, в 1945.

Свой первый трофей Виннипег выиграл во многом благодаря вратарю Уитти Меритту, чьи ноги защищали щитки для игры в крикет. В декабре того же года команды вновь сошлись в борьбе за Кубок. Ажиотаж, сопровождавший встречу, был огромен. Достаточно сказать, что билеты продавались в 12 раз дороже номинала. Монреаль выиграл в драматичной борьбе 6-5, проигрывая по ходу матча 0-3. На стыке веков, Виннипег Викториас еще семь раз получали возможность побороться за Кубок Стэнли. И в 1901 и 1902 выигрывали трофей. Когда Кубок Стэнли стал уделом профессионалов, Викториас продолжали играть в любительской лиге и в 1911 и 12 выигрывали Кубок Эллэна, вручающийся чемпиону Канады среди любителей.
Позднее Дэн Бэйн вспоминал: "Это были времена настоящих атлетов. Когда мы делали пас, шайба никогда не покидала пределов площадки. А если игрок не мог принять шайбу, то только из-за того, что у него была сломана нога".

ХХХ

Впервые хоккей был представлен на Олимпиаде в 1920 в бельгийском Антверпене. Олимпиада была летней, поэтому хоккей и фигурное катание вынужденно переставили на весну, пока не растаял лед. Сборная Канады была представлена клубом Виннипег Фэлконз. Для того, чтобы получить право поехать на Олимпиаду, Соколам Виннипега потребовалось получить звание лучшей любительской команды страны, т.е. выиграть все тот же Allan Cup. Главной звездой команды был один из лучших канадских нападающих всех времен Фрэнки Фредериксон. Виннипег достойно представил родоначальников хоккея, завоевав золото с разницей шайб 29-1. Сборная Чехословакии была повержена 15-0, американцы 2-0 и только в финале Соколы пропустили единственную шайбу: 12-1 со шведами. Так что первое олимпийское золото Канады это заслуга Виннипега. Любопытно, но это еще и главный хоккейный успех Исландии (пусть и неофициальный). Дело в том, что все, кроме одного, игроки Фэлконз были детьми переселенцев именно из Исландии…

ХХХ

Всемирная Хоккейная Ассоциация (WHA) была сколь амбициозным проектом с хорошим бюджетом, столь оказалась делом непродолжительным в историческом масштабе. Тем показательнее результаты Реактивщиков, успевших выиграть 3 кубка AVCO и разок проиграть в финале. А просуществовала ВХА всего-то с 1972 по 80. Джетс, кстати, отметились еще и тем, что стали первым хоккейным клубом, подписавшим игрока за миллион долларов. Тогда контракт Бобби Халла был чем-то невероятным, это сейчас даже звездой необязательно быть, чтобы получать за катание с клюшкой сумму с шестью нулями.

Появившись на свет в 1967, клуб получил название Реактивщики по довольно простой причине. Хозяин команды Бен Хэтскин был другом владельца футбольных Нью-Йорк Джетс. Хорошие финансовые условия, предлагавшиеся хоккеистам, были главным пунктом в борьбе ВХА, появившейся в 1972, с НХЛ. Виннипег не стал исключением, подписав невероятный по тем временам контракт с легендой Чикаго и всего канадского хоккея – Бобби Халлом. По совпадению, прозвище Халла звучало символично – золотой реактивщик. Миллион долларов плюс подписной бонус еще в миллион были по тем временам суммой абсолютно фантастической, способной уговорить любого. Халл стал играющим тренером Реактивщиков, сумевших в первом же сезоне добраться до финала плей-офф, именовавшегося Кубком AVCO, в первую очередь благодаря тройке Халла, в которой в роли подносчиков снарядов трудились Кристиан Бордело и Норми Будин.

Ключом к созданию будущей династии ВХА стало революционное решение обратить свой взор на Европу. Шведы - защитник Ларс-Эрик Шьеберг, будущие легенды Ульф Нильссон, Андерс Хедберг, финн Хейки Риихиранта и другие позволили сделать Джетс клубом, способным играть в скоростной атакующий хоккей. Получив в партнеры по звену Хедберга и Нильссона, Халл сумел в сезоне 74/75 забросить фантастические 77 шайб.

Уже вскоре после создания ВХА стало ясно, что финансовое благополучие оказалось утопией. В кризис были вовлечены и Джетс. Виннипег по определению не имел шансов избежать финансовых проблем просто потому, что являлся слишком маленьким экономическим рынком. Впрочем, известно, что трудности закаляют. Начиная с 1974 и на протяжении двух десятков лет Реактивщики будут в первую очередь бороться именно с финансовыми проблемами, а только во вторую с соперниками. 1976 год стал для Виннипега ключевым. На сей раз, дойдя до финала, команда сумела выиграть свой первый Кубок AVCO, победив всухую Хьюстон Аэрос. На следующий год Джетс вновь доходят до финала, где уступают лишь в седьмой решающей встрече Квебек Нордикс. Два последующих сезона Виннипег - лучшая команда ВХА, сперва одолев в финале Нью-Инглэнд Уэйлерз, а затем Эдмонтон Ойлерз, в котором уже играл Уэйн Гретцки.

Любопытно, но Гретцки вполне мог оказаться не в Эдмонтоне, а в Виннипеге. Но Реактивщиков, успевших даже опередить Ойлерз в попытке приобрести Гретцки, подвела нерешительность, выраставшая в первую очередь из все той же финансовой неустойчивости. Красивая легенда гласит, что садясь в самолет, Уэйн Гретцки еще не знал игроком какой команды он станет – Эдмонтона или Виннипега. 500 тысяч долларов за молодого Уэйна показались чрезмерной суммой владельцам Джетс. Кто знает, что было бы, не поскупись они на будущего Великого. Впрочем, история не знает сослагательного наклонения…

ХХХ


Победа Джетс над Ойлерз стала последним финалом Кубка в истории ВХА. В истории профессиональных североамериканских лиг есть разные прецеденты конкуренции между лигами. Бейсболисты и американофутболисты – пример того, как в той или иной степени разные организации могут сосуществовать во благо друг другу. НБА и НХЛ – лиги, своих конкурентов поглотившие. НХЛ выиграла войну с ВХА достаточно быстро. Все, что осталось от ВХА – четыре клуба, которые НХЛ согласилась принять в свои ряды: Квебек, Эдмонтон, Нью-Инглэнд и Виннипег. Для того, чтобы войти в эту четверку руководство Джетс лезло из кожи вон, объехав едва ли не пол-Америки в попытке найти тех, кто может помочь с вступлением в НХЛ.

Договориться удалось, но попасть в четверку было только половиной дела. Вступительный взнос в шесть миллионов долларов и еще полтора на счет двух прекращавших свое существование клубов. Но и это было не все. Все игроки, когда-либо перешедшие из НХЛ в ВХА, возвращались в свои прежние клубы. В результате гегемон ВХА потерял Кента Нильсона, Терри Расковски, Бобби Халла, Гленна Хикса, Барри Лонга, Петера Марша, Кима Клэксона и Пола Маккинона. Доступными же к выбору на драфте расширения были куда менее звездные хоккеисты. В одночасье превратившись из суперклуба в заурядного середняка, Виннипег, по большому счету, так и не сумел оправиться от этих потерь. Впрочем, несмотря на бедность, Реактивщики все же были командой неординарной. Выиграв в своем втором нхл-овском сезоне лишь 9 матчей при 57 поражениях, команда преобразилась на следующий год, достигнув отметки в 50% набранных очков.

Причиной тому – дебют сразу двух хоккеистов, будущих легенд клуба – Томаса Стина и первого номера драфта 1981 Дэйла Хаверчака. Хаверчак набрал 103 очка и получил звание лучшего новичка сезона, а тренер Том Уотт стал лучшим наставником. Первый успех в плей-офф пришел к реактивщикам только в 1985, когда клуб, наконец, сумел преодолеть барьер первого раунда. Но, переиграв Калгари, Виннипег потерял из-за травмы Хаверчака и всухую капитулировал перед Эдмонтоном. История повторится в 1987, когда Джетс во второй и последний раз преодолеют барьер первого раунда. Пройдя Калгари, Реактивщики вновь всухую спасуют перед Уэйном Гретцки, который словно мстил соперникам, пожалевшим в свое время денег на суперфорварда.

Больше команде ни разу не удастся преодолеть барьер первого раунда. Хотя в 1990 Джетс едва не сотворили историю. По ходу седьмой встречи они выигрывали у Эдмонтона, но болельщики Ойлерз, закидавшие лед попкорном, дали Нефтяникам необходимую передышку и Эдмонтон пошел дальше за своим очередным Кубком. Кстати, для Ойлерз исчезновение Джетс стало неприятным моментом из числа тех, которые болельщики и сами хоккеисты иногда считают за важные приметы. На пути к каждому Кубку Стэнли Нефтяники обязательно обыгрывали Джетс. Поэтому в 2006 в Эдмонтоне некоторые списывали неудачу в финале именно на отсутствие Реактивщиков.

История дальнейших лет – это набор отдельных ярких кусочков, не желавших складываться в цельную мозаику, история отдельных талантливых хоккеистов, которых удавалось задрафтовать, неудачных обменов и борьбы с вечным безденежьем. Эпоха генменеджерства Майка Смита стала второй волной европеизации клуба. Именно в те годы, в начале 90-х в команде появились Теему Селянне, Алексей Жамнов, Теппо Нумминен, Николай Хабибулин. Селянне забросит в дебютном сезоне 76 шайб и будет единогласно выбран лучшим новичком. В середине 90-х финансовое состояние в очередной раз стало угрожающим. Местное правительство, первоначально собиравшееся помочь клубу, в итоге самоустранилось. Денег не было уже не только на строительство нового дворца, но и на содержание команды. Все попытки найти новых хозяев, желавших сохранить клуб в Виннипеге, успехом не увенчались. В этот момент борьбу за Джетс продолжали только жители провинции Манитоба. Они проводили гонки, прибыль от которых перечислялась в фонд спасения команды, организовывали акции, обращаясь ко всем жителям провинции, в том числе даже и к тем, кто уже уехал из Канады. Но чуда не произошло…

Продолжение следует.
iSport.ua Хоккей НХЛ
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий