Ukr reign. Часть III. Три товарища

iSport.ua представляет новую часть рассказа о великих игроках с украинскими корнями, оставивших свой след в НХЛ.
0
7 августа '13 19:07
Стасюк, Хорват и Буцык
Стасюк, Хорват и Буцык

"Мы и по жизни-то дружили крепко. Смотрели вместе телевизор, общались, проводили большую часть свободного времени. На площадке же наше взаимодействие было доведено до автоматизма. В игровых ситуациях мы иногда могли вставить какое-то украинское словечко, мол, иди налево, а я в центре откроюсь. Соперники все равно ничего понять не могли".

Вик Стасюк – Бронко Хорват – Джон Буцык. Знаменитую бостонскую тройку нападения, наводившую ужас на оппонентов, объединяло не только идеальное взаимопонимание и дружба, но и общие корни. Именно благодаря украинскому происхождению, с подачи известного хоккейного обозревателя Лео Монэхена, к парням приклеилось прозвище Uke Line. И это одна из самых замечательных историй о роли наших земляков в НХЛ.

Самым опытным из легендарных "Uke’s" был Виктор Стасюк. Вик начинал играть в хоккей еще в 40-х годах в родной Альберте, но уже довольно скоро транзитом через Канзас его пригласили Черные Ястребы из Чикаго. Однако ни там, ни в Детройте молодой левый вингер особой результативностью не отличался и за шесть сезонов в НХЛ настрелял всего лишь 63 очка, время от времени отправляясь  в ссылку в "минорные" лиги.  Все изменилось только в 1955 году, когда Стасюк подписался за Бостон Брюинс.

Тут необходимо уточнить, что вообще-то, "украинское звено" фактически сформировалось еще в WHL, и тройка Стасюк – Хорват – Буцык знатно зажгла в сезоне 1954/55 в составе Эдмонтон Флайерс. Если уж совсем точно, то в основном зажигали более молодые Хорват и Буцык, набрав на пару почти 200 очков, в то время, как Стасюк активно бегал за Детройт и лишь изредка "опускался" в фарм. Тем не менее, потенциал именно такого сочетания игроков был очевиден, и главное, что его сумели разглядеть боссы Бостона.

Как бы ни было, официальный дебют "звена украинцев" в НХЛ произошел в 1957 году. На тот момент, к Вику, наконец-то по-настоящему заигравшему в Лиге именно в составе Брюинс, добавились Бронко и Джонни, которые не особо ярко проявили себя, выступая за Рейнджерс и Ред Уингз соответственно. Но менеджмент Брюинс, сделав ставку на сыгранность ребят, мягко говоря, абсолютно не прогадал.

Общие корни и схожий менталитет сблизили парней и дали возможность раскрыть в полной мере свои хоккейные таланты. Мало того, пожалуй, только в таком сочетании все трое представляли из себя грозную силу. Ведь, как ни странно, только Джон Буцык сумел продолжить выступления на высочайшем уровне и после распада Uke Line, став легендой бостонских Мишек. Бронко Хорват, чьи родители родились на территории, где ныне находится Закарпатье, провел всего лишь один хороший сезон в Чикаго, а потом как-то затерялся на полпути между НХЛ и АХЛ. То же, в принципе, касается, и Вика Стасюка, который после Бостона провел еще несколько невыразительных сезонов в Городе Моторов, а потом больше проявил себя в качестве тренера. Тем не менее, когда все трое оказались в одном звене Бостона – соперникам мало не показалось.

Уже в первом сезоне (1957/58) тройка Юков набрала сообща под 200 очков, став первым звеном в истории НХЛ, в котором каждый из форвардов забил не менее 20 шайб. Звено отличалось, как говорилось выше, фантастической сыгранностью, пониманием на клеточном уровне, физической мощью. Одно "но": несмотря на яркую и результативную игру Uke Line в клубном музее Брюинс трофеев не прибавлялось. Это дало повод досужим акулам пера злорадно рассуждать на тему эффективности и полезности для команды звена украинцев. В хоккейных кругах поговаривали, что, мол, частенько они перетягивают на себя одеяло, не в полной мере отрабатывают в обороне, пользуются своим особым статусом и вообще, приносят больше вреда, чем пользы.

Как бы ни было, "жизнь" такого звена была не особо долгой. Первой ласточкой, покинувшей Бостон, стал уже довольно возрастной Виктор Стасюк, который, напомним, перебрался в штат Мичиган в сезоне 1960/61.  Через пару месяцев из клуба ушел  Бронко Хорват, и из трех мушкетеров остался только Джонни Буцык…

Джонну "Вождю" Буцыку было суждено оставить глубокий след в истории Бостона. Сын полунищих переселенцев из Львовской области на долгие годы стал настоящим лидером и символом команды. После ухода товарищей Джонни успешно взвалил на свои плечи лидерское бремя и до конца 70-х стал тем краеугольным камнем, на котором базировались все успехи (или не очень) клуба из Массачусетса.

Даже если не углубляться во все достижения Вождя (The Chief – именно такое прозвище за лидерские качества и внешнее сходство с индейским старейшиной закрепилось за Джонни на всю жизнь), то два Кубка Стэнли, трофей Леди Бинг, 21 игровой сезон в Бостоне и включение в зал хоккейной славы в 1981 году говорят сами за себя. Этнический украинец получил достойнейшее место в пантеоне Бостон Брюинс и в истории Национальной Хоккейной Лиги. Но как бы ни было, становление великого Буцыка и ростки хоккейной славы украинских эмигрантов припали на то время, когда под сводами Бостон Гардена разносились крики радостной толпы: "Go, Uke’s, go!"

iSport.ua Хоккей НХЛ
Загрузка...