Обращение генерального директора ПХЛ Юрия Загороднего

Генеральный директор Лиги в обращении, адресованном нашему сайту, прокомментировал ситуацию с отстранением Беркута от участия в плей-офф.
0
2 марта '13 10:25
Юрий Загородний, фото ТК Хоккей
Юрий Загородний, фото ТК Хоккей
На iSport.ua поступило обращение и обьяснение генерального директора ПХЛ Юрия Загороднего по решению Лиги об исключении ХК Беркут из чемпионата.

Текст обращения приводим без правок.

"Кто такие "друзья" украинского хоккея и как они с ним воюют

Все имеет причину и следствие. То, что сейчас активно обсуждается – это следствие. Причины в другом. Хочу поделиться мыслями по этому поводу.

"Проблемы с «Беркутом» начались не вчера.

Да, на старте чемпионата и в межсезонье команда заявляла амбициозные планы, высоко подняла планку и успешно стартовала, практически весь сезон оставаясь в лидерах.

Однако, первые сигналы прозвучали еще в декабре, когда появились слухи о задержках с выплатами денег команде. Тогда же состоялся первый перенос матча по согласию команд, но без веских на то причин (речь идет о матче №87 между «Динамо Харьков» и «Беркутом»). До этого матчи переносились по более объективным причинам (тот же злополучный туман на «АТЕКе» или же поздний возврат сборной с соревнований). К слову этот матч переносился рекордное количество раз: вначале с 25 декабря на 20 января, а потом на 14 февраля.

Ситуация обострилась к середине января, когда 12 числа «Беркут» заработал техническое поражение в пользу «Белого Барса». Руководство клуба, в присущей ему манере, естественно не признало факт возможного невыхода своей команды на лед из-за невыплаты жалования. После того, как судьями был зафиксирован невыход «Беркута» на лед в Белой Церкви, появилось письмо о том, что клуб не дождался соперников в … Броварах, куда они якобы поехали, не зная, что домашней ареной «Белого Барса» является каток в другом городе. Хотя «Белый Барс» еще со старта чемпионата заявлялся, как белоцерковский клуб, который временно играл в броварском «Терминале» до окончания строительства катка в родном городе. Переезд состоялся в декабре, после торжественного открытия ледовой арены 7 декабря.

К концу февраля ситуация в клубе в лучшую сторону так и не изменилась. То, что команда продолжала играть без денег, не заслуга руководства клуба, а решение самих ребят. Надо сказать, что регламент чемпионата четко определяет количество «залетов»: второй не выход на матч влечет дисквалификацию команды. Недавно появилось интервью капитана «Беркута» Сергея Климентьева, который прямым текстом подтвердил, что зарплаты в клубе не выплачены за ноябрь, не говоря уже о более поздних месяцах.

Поэтому, когда 12 февраля на заседании Наблюдательного совета появилась идея остановить чемпионат, так как нет денег его продолжать, она была живо встречена «Беркутом». Да, эту идею озвучил не Сергей Юрьевич Харовский, представляющий «Беркут» в Наблюдательном совете, а представитель «Динамо Харьков». Кстати, у «Динамо» в тот момент ситуация также была не из лучших, но они нашли возможность ее поправить и играют дальше.

Для «Беркута» это было бы идеальное решение: первое место в чемпионате и долги можно отдавать бесконечно долго. К слову, первое место в регулярном чемпионате у «Беркута» и так осталось, они (команда) его честно заработали. Диплом изготовлен, осталось только найти возможность вручить.

То есть к 21 февраля «Беркут» подошел с большим багажом нерешенных  проблем и, пожалуй, единственным выходом из ситуации у руководства клуба было переложить ответственность за ситуацию на чужие плечи. Что собственно и было сделано. Ведь большинство из тех позиций, которые сейчас оспаривает клуб, были созданы при его деятельном участии, а порой и по его инициативе. Иными словами ситуация, в которой оказался «Беркут», была подготовлена при его участии и если бы на месте «Беркута» оказались «Львы» или другой клуб, то все бы было правильно и хорошо. Практически как в известной поговорке «не рой другому яму».

Поверьте, когда мы собирались 18 и 21 февраля, обсуждали проблемы с продолжением чемпионата, не было какого-то предвзятого отношения к кому-либо. У нас не было мотивов исключать именно какой-то клуб. Общее понимание было таково: кто может продолжать сражаться, может оплатить долги – тот играет. Кто не может – надо вовремя остановиться. У нас в этом сезоне не было ресурса, чтобы тащить до последнего неплатежеспособные клубы. Более того, когда 21 февраля вечером было принято решение о «дед-лайне» 15:00 следующего дня, за это решение голосовал и Сергей Юрьевич. Он даже заявил, что деньги уже в банке и до утра они точно будут на счету Лиги. Тогда, кстати, «Львы» просили установить срок до конца дня, но все сошлись на 15:00. Это решение – коллегиальное. И голоса против от двух клубов касались не времени, а факта переноса (эти клубы – «Компаньон» и «Донбасс» - настаивали на принятии решении немедленно, а не растягивать неопределенность).

Поэтому когда в 14:30 прозвучал звонок о том что есть сбои в работе банка и, наверное (?!), придется  вести деньги напрямую, никто не думал о том, что для этого потребуются не минуты а часы. Между прочим, от офиса клуба на Лютеранской до офиса Лиги пешком для взрослого и здорового мужика идти минут 20-25, а от офиса президента клуба Давида Важаевича Жвании, и того меньше – минут 10-12.

Надо отметить, что поведение представителей клуба в тот день было странным для всех. Никаких звонков с утра (если действительно были проблемы, и они обострялись, наверное, было бы какое-то беспокойство, попытка перестраховаться, письменно обратиться к руководству лиги, заручиться поддержкой клубов), только два звонка в 14:30 и 15:02 и потом снова тишина до 17:20 когда Сергей Юрьевич Харовский появился в офисе Лиги с «разборками». Все можно понять, но если бы Сергей Юрьевич действительно переживал, как заплатить, то он перевернул бы все вверх дном, обзвонил бы всех кого мог. Поверьте, он это умеет. Но в этой ситуации, похоже, все как раз и планировалось свести к скандалу.

Что касается сути претензий к Лиге: отсутствие кворума, решения, выходящие за рамки компетенции. По-моему, это просто попытка найти, за что зацепиться, как дальше муссировать тезис об обидах и неправомерных действиях.

Я уже говорил выше, что все что произошло, произошло при деятельном участии самого «Беркута». Взять тот же Наблюдательный совет. В прошлом сезоне он был немногочисленным (всего 5 человек), но состоял из специалистов в области хоккея, не связанных ни с одним из клубов. Во-первых, он всегда оперативно мог собраться, они говорили на одном языке и имели опыт, необходимый для определения условий состязаний. В этом же сезоне все по другому. Это уже в конце осени стало понятно - была сделана ошибка. Лига пошла на поводу у некоторых клубов, утверждавших, что они, учредители, не имеют влияние на принятие ключевых решений (хотя общее собрание, а это собрание представителей только клубов, может отменить любое решение и Наблюдательного совета, и дирекции, и других органов Лиги). В результате летом было принято решение о новой «идеологии» Наблюдательного совета (инициатор, кстати, снова «Беркут»): совет формируется из представителей клубов и к ним добавляются представители Федерации хоккея, Минобразования и Госкомспорта, а также генеральный директор. Итого 12 человек. С одной стороны, вроде все хорошо, все принимают участие в управлении, но проблема в том, что в совет вошли хорошие менеджеры, но не всегда эксперты в области хоккея. Наблюдательный совет превратился в дискуссионный клуб, решения принимались компромиссные и без должной оценки последствий. Кроме того, некоторым членам совета со временем все меньше удавалось появляться лично на заседаниях (у кого выборы, у кого командировки и совещания на государственном уровне). Поэтому их замещали другие представители этих клубов. К этому есть, правильнее сказать – теперь есть, вопросы у «Беркута». Поверьте, случайных людей там никогда не было. Мы с подсадными утками не работали.

Чем все закончится? Посмотрим. Была попытка 26 февраля все обсудить спокойно, но не вышло. Был бенефис «Беркута» с запугиванием всех присутствующих судом. В конце концов, с точки зрения демократии – суд это абсолютно правильное решение в случае, если стороны не могут договориться иным образом. Хотят подавать в суд – пусть подают. Но есть еще одно – презумпция невиновности. Если есть факты или предположения о тех или иных нарушениях, то только суд вправе окончательно сказать: виновен или не виновен. Все, что говориться до такого вердикта граничит с клеветой и подрывом деловой репутации. И если это будет продолжаться, мы также оставляем за собой право на иск о защите чести, достоинства и деловой репутации."

Юрий Загородний, генеральный директор ПХЛ


Эксклюзивное интервью Юрия Загороднего по ситуации ожидайте позже на нашем сайте!


iSport.ua Хоккей Украина
Загрузка...