Французские заметки. Анатомия спринта

В своем дневнике Денис Трубецкой комментирует перипетии юбилейной версии Тур де Франс.
11640
4 Июля 2013, 01:20 —
Французские заметки. Анатомия спринта
Марк Кэвендиш, Getty Images

На экране телевизора все выглядит очень просто. Впереди едет отрыв, но у него нет шансов, ибо в пелотоне всю работу выполняют спринтерские команды, которые мечтают о том, чтобы обеспечить групповой финиш для своего спринтера. На последних километрах выстраивается большой и красивый поезд, который слаженно работает для того, чтобы на последних 250 метрах финишер имел не только идеальный разгон, но и замечательную позицию. 10-15 секунд активной и напряженной борьбы, а потом кто-то один, оказавшийся быстрее всех остальных, празднует победу.

Сценарий, по которому развиваются все (или почти все) спринтерские этапы, конечно, сложно изменить. Иногда в него вносятся небольшие коррективы, как, например, сегодня. До последнего никто не знал, поймают ли отрыв, что, конечно, вносило дополнительную драматургию в процесс, который и без того накален до предела. Но спринт не терпит ошибок, даже самых мелких. Здесь все решают мелочи, которые порой и вовсе не видны телезрителю.

Сегодня выиграл Марк Кэвендиш. Впервые на этом Тур де Франс, но уже в 24-й раз в своей карьере. Чемпиона Британии справедливо считают лучшим спринтером мира (вполне возможно, что и лучшим финишером в истории велоспорта), но его перевес состоит далеко не только из того, что он банально быстрее своих оппонентов. Более того, я вас удивлю: по чистой скорости Кэвендиш вовсе не является быстрейшим. Если брать топовых спринтеров в их оптимальной форме, то немец Киттель быстрее, чем Мэнксмен, а Грайпель находится примерно на том же уровне, что и Кэвендиш.

У Кэва есть три преимущества, которые позволяют ему доминировать в спринте - не считая командной работы, без которой, как известно, в этой дисциплине нельзя в принципе. Первым и главным является то, что ни у кого из спринтеров нет такого сильного стартового рывка, как у Марка. На первых 50 метрах спринта Кэвендиш способен засветить такой просвет, который при всем желании не отыграешь. Благодаря мощному старту оппонент теряет контакт с колесом британца, из-за чего не может добрать Мэнксмена в конце рывка.

Второе преимущество - невысокие габариты. Если взять огромного Грайпеля, то ему нужен чистый финишный створ перед собой. Если этого нет, то немцу в любом случае будет очень тяжело - толкотня и борьба за позицию с ростом Андре легко никогда не проходит. Кэвендиш, в свою очередь, маленький, юркий и прыткий. Ему значительно легче подстраиваться под чужие поезда и он не настолько зависит от команды, как тот же Грайпель или даже Киттель.

Но самое главное, пожалуй, даже не это. Опыт в том хаосе, в который превратился современный спринт, играет невероятную роль. Для примера возьмем сегодняшний финиш: ощутимый встречный ветер не является оптимальной предпосылкой для спринтера. В такой ситуации крайне важно найти тот участок дороги, где сопротивление ветра будет ощущаться не так сильно. Кэвендиш смог это сделать, одержав, как показалось, легкую победу. Грайпель слишком рано открылся под ветер, выбрал не тот коридор и проиграл еще нескольким оппонентам, хотя форма у него, пожалуй, еще лучше, чем у Кэвендиша. Вновь все решил опыт, но завтра новый спринт. И все может снова поменяться.

iSport.ua Другие Велоспорт
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий