Футзал. Сухомлинов: "Когда выигрываешь медаль за свою страну, то никаких денег не надо"

Легендарный вратарь дал большое и очень интересное интервью о себе и своей карьере.
0
30 апреля '13 16:05
Василий Сухомлинов во время своей молитвы, НФК Ураган
Василий Сухомлинов во время своей молитвы, НФК Ураган
"Всегда мечтал стать вратарем. Я пришел в спортивную команду своего района и сразу встал в ворота. Хотелось стать там игроком, который бы все время выручал команду.
 
Ну, мне в те годы нравился Дасаев, но у меня семья спортивная и, видимо, как-то от Бога появилось такое желание. Мне нравились вратари, но они не были для меня кумирами. Я не акцентировал на этом внимание, просто что-то было внутри меня, оно само ко мне пришло".
 
О первом неофициальном чемпионате Украины 1991 года:

"Да, я тогда играл за харьковскую Ингу, вместе с Юрием Воложенко. Я как раз в том году переквалифицировался из футбола в футзал, решил попробовать в нем свои силы, а мне тогда было 15 лет. Наша команда до последнего тура боролась за выход в восьмерку, нам, кажется, не хватило одного очка и мы, заняв девятое место, не попали в плей-офф. В том чемпионате было 15 или 16 команд, точно не помню. Ситуация перед последним туром была такова, что нам надо было выигрывать свой матч, а также, чтобы другая харьковская команда Рита обыграла днепропетровский ПТИ, и мы бы заняли восьмое место. Рита проиграла свой матч и мы оказались вне плей-офф. Поэтому воспоминания остались о том, как мы весь сезон боролись за попадание в главную восьмерку".
 
О зарплатах в то время:

"В Инге где-то в 1993 году, когда президентом был Нечипоренко, мы получали примерно 50 долларов - это в то время были большие деньги. Олег Дикунов нашел этого спонсора и как-то его заинтересовал. Нам тогда сшили неплохие костюмы, которые были модны в те времена, а нам было по 16-17 лет и для нас это было - вау! Финансы какие-то были и, в принципе, неплохие, ведь была достойная экипировка, а это было не во всех командах. Для того времени у нас были хорошие условия, но потом он уехал в США. Затем я перешел в Риту, но тогда президент уже больше выделял деньги на педагогический университет и там были чисто символические суммы, и финансовая ситуация в команде была не очень хорошая.
 
После Риты я поехал в новгородскую Зарю. Там уже были хорошие зарплаты и премии - мы получали где-то по 1000 долларов. Я там играл два года, но потом спонсоры начали отказываться финансировать команду и мы разошлись. Но все получилось красиво - нас всех поблагодарили и выплатили все, что были должны. В ДСС зарплаты были небольшие - по 200 долларов. В Шахтере с финансами всегда все было хорошо. Зарплата и премии, можно сказать, были самые высокие в Украине. В первый мой приход в Шахтер зарплаты начинались от 1500 долларов. Еще были премии за различные результаты, но они с течением времени тоже варьировались, в общем, где-то от 100 до 300 долларов".
 
О плохих матчах в карьере:

"Были матчи, которые оставляли негативный отпечаток. Если в каком-то матче я допускал ошибки, но команда добивалась нужного результата, то я не откладывал этот матч для себя как отрицательный, а вот если после моей ошибки мы проигрывали, то в глубине души это рубцевалось.
 
Мне трудно выделить какой-то конкретный матч, но, видимо, им бы стал матч ЧЕ-2007 со сборной Испании, когда мы проиграли 6-2. Мы 15 минут неплохо играли и я тоже, но при первом голе сложилась такая ситуация, что игрок испанцев из центра площадки забросил мяч мне за шиворот, а я успел на него среагировать и начал ловить левой рукой, но не подумал, что в тот момент может подбежать соперник. Получилось так, что когда мяч опускался, то их игрок с лета в касание, не дав мячу опуститься на паркет, забил. Мы по ходу матча проигрывали 0-2, затем сравнили 2-2, но все равно умудрились проиграть 2-6. Пожалуй, этот матч является самым неудачным в моей карьере".
 
О реакции главного тренера (Геннадия Лисенчука):

"Он не ругал, он наоборот вдохновлял и доверял. У меня просто в тот момент в семье произошла трагедия. После этой игры мы сидели в номере и играли в карты, а я позвонил своей жене и выяснилось, что у меня умер тесть, который до этого болел раком".
 
О матчах Интеркас – Шахтер:

"Готовились к ним в обычном режиме, но теоретические занятия были регулярно. Эти матчи были такие же, как и между Шахтером и Динамо в футболе. Это была борьба тренеров - Гончаренко и Солодовника. У нас было полсостава сборной и в Интеркасса было много великих мастеров, как Мельников, Коридзе, среди вратарей Кондратюк. Каждому было, что доказывать и матч был с интригой, как по результатам, так и по напряжению".
 
О задачах Шахтера в Кубке УЕФА:

"У нас всегда были амбициозные руководители, ставилась задача пройти как можно дальше. Конечно, не было задачи выиграть Кубок УЕФА. Я уверен, что в душе они этого хотели, но все были реалистами и понимали, что тогдашний состав все же не дотягивал до победы в этом турнире. Со временем все понимали, что для того, чтобы ставить задачей победу в Кубке УЕФА, надо привлекать испанцев и бразильцев".
 
О добразильськом поколении Шахтера:

"Я считаю, что, вероятно, могли бы достичь большего. Видимо, не хватало каких-то нововведений в подготовке. Если бы были какие-то специалисты ... Вот сейчас я бы обратил внимание на тех, кто работает в России и на испанских специалистов. Тогда в Шахтере, к сожалению, был один неповторимый Олег Петрович Солодовник. Если бы была возможность взять в Шахтер помощником еще какого-то выдающегося тренера, то я думаю, что могли бы достичь чего-то значительного".
 
Об уходе из Шахтера в 2002 году:

"Вышла темная история. Когда я уходил, мне казалось, что я делаю шаг вперед, который позволит мне расти и как вратарю, и в финансовом плане. Шахтер тогда как раз принимал Корнеева и готов был меня отпустить. Я поехал в команду Итера (Новый Уренгой). Пробыл там два месяца на сборах в Сочи, уже существовала устная договоренность с главным тренером и президентом. Это был дебютант высшей лиги, но у них в составе были такие люди, например, как Рахимов, сейчас в Динамо играет. Туда набирали людей под задачи. Ну, конечно же, на первый сезон никто не ставил задачу бороться за медали, но надо было занять как можно более высокое место в середине таблицы. Я тогда уже получил зарплату за два месяца сборов и условия контракта были обсуждены, зарплату обещали в 2000 долларов. На весь мой трансфер президент клуба был готов выделить 50 тысяч долларов: Шахтеру за трансфер 25000, мне 10000 подъемных и 15000 в АМФУ. Сейчас, когда прошло столько лет, я понял, в чем была моя ошибка.

Когда я прилетел из Сочи, то позвонил Геннадию Анатольевичу Лисенчуку и рассказал, как прошли сборы, во мне заинтересованы и так далее. Он после этого сразу же позвонил в Шахтер Евгению Владимировичу Бойчуку и сказал, что Итера - это молодая команда и у них нет возможности заплатить такие деньги за меня, только значительно меньшую сумму. После того, как мы договорились, прошла неделя, а мне с Итеры никто не звонил - я подумал, что это странно и позвонил Геннадий Анатольевич. Объяснил ему, что мы с Итерой договаривались за неделю созвониться и все согласовать, а они не выходят на связь, а он мне сказал: Никуда не звони, все будет хорошо.

Я две недели никуда не звонил, а мне никто так и не позвонил. Тогда я набрал начальника Итеры Андреева и спрашивал в чем дело. Он сначала не хотел мне ничего объяснять, но потом все-таки рассказал, что они готовы были купить меня за 50000 долларов, но Лисенчук попросил себе 50000 вместо 15, мотивируя это тем, что я был вратарем сборной. В те времена хороший нападающий стоил таких денег, поэтому за вратаря их бы никто не заплатил. Тогда просто была такая ситуация, что для того, чтобы дали международный трансферный лист, надо было платить АМФУ. Например, если в Украине игрок стоил 2000 долларов, то для России - 5000.
 
В итоге, я остался без команды. Я даже не хотел в это верить. В Украине закрылось трансферное окно, и я не мог перейти в команду высшей лиги, поэтому оказался в перволиговом Александре".
 
Об исчезновении Шахтера:

"Это была трагедия. Похоже, будто распалась семья. У нас был очень сплоченный коллектив и в тот период Игорь Евгеньевич Москвичев создал прекрасную атмосферу для достижения целей. Возможно, оно не сразу получалось, но если бы нам дали возможность доиграть тот сезон, то и он, как тренер, и мы, как игроки, хотя для меня это уже был пик карьеры, могли бы себя еще лучше показать и у ребят были бы хорошие переходы. У нас же тогда было много молодых перспективных игроков, которые могли себя проявить: Рось, Калуков, Камеко. После того ситуация ребята просто пошли, чтобы не то, чтобы что-то заработать, а хотя бы где-то доиграть чемпионат - была очень тяжелая ситуация в психологическом плане".
 
О веселых партнерах:

"Владимир Дейнега отличался веселостью, ну и молодежь, преимущественно Сергей Сытин, а также Сергей Задорожный и Саша Косенко, с ним я больше в сборной пересекался. Нельзя не вспомнить и Владислава Корнеева - он всегда отличался интересным неординарным мышлением и юмор у него был такой безобидный, он вообще был веселым в общении. К таким шутников можно отнести и Сергея Гупаленко - с такими людьми хочется общаться и смеяться. Эти люди всегда могли рассказать анекдот или какую-нибудь веселую историю".
 
Самый неудобный нападающий:

"Из нападающих я бы выделил Сергея Коридзе. Он на тот момент выделялся и я считаю, что тогда он был лучшим нападающим в Украине. Я не умаляю достоинство других нападающих, чтобы никто не обижался, но на общем фоне он выделялся".
 
О вратарском труде:

"Я считаю, что с какого бы расстояния игрок не бил, если мяч пролетает рядом с телом вратаря, не обязательно между ног, то вратарь в таких ситуациях может выручать. Нет таких ситуаций, когда мячи не берутся. Бывают ситуация, когда ты у одной стойки, а мяч летит под другую, но если ты веришь в себя, то сможешь перегруппироваться. Главное - это психология. Если вратарь пропускает между ног, то для меня это означает, что он не выручил, а грубая это ошибка или нет - решать тренеру. Вообще разные ситуации бывают, например, такой пропущенный мяч может мобилизовать команду и вратаря".
 
О суевериях:

"Есть такая молитва перед игрой. Надо подойти к одной штанги, затем в другую и помолиться сохрани ворота в неприкосновенности. Это как Отче наш".
 
О мнение, что с возрастом вратарь только добавляет:

"Я только соглашусь. Мне кажется, что ближе к 30 годам вратарь становится мудрее, надежнее и опытнее, лучше читает игру. Становится так хорошое выдержанное грузинское вино".
 
О вратарских навыках в жизни:

"Именно вратарские умения понадобились только на поле. Ну а в целом, то какое-то вдохновение, дух победителя, дисциплина, достижения результата - это система в спорте и она в повседневной жизни тоже дает свои плоды".
 
О выступлениях на Евро и ЧМ:

"Такие турниры всегда эмоционально приятные, потому что ты выступаешь за свою страну, особенно в такие моменты, когда играет гимн перед игрой - это незабываемо. Когда дважды становились чемпионами мира среди студенческих команд и дважды вице-чемпионами Европы - это очень сплачивало коллектив, потому идешь к единой цели и выполняешь высокие задачи. Конечно, когда выигрываешь медаль за свою страну, то никаких денег не надо. В такие моменты не чувствуешь эмоций, потому что они все остаются на поле и ты просто как сел позавтракать. А потом уже, со временем, ты оцениваешь чего достиг".
 
О матче с Бразилией в 2004 году:

"В принципе, сама Бразилия, всегда выглядела лучше других команд. Что касается Фалькао, то от таких звезд, как он, не излучалась звездность, потому что когда мы пересекались в матчах за сборную, то он был реальным, доступным и общительным. Мне кажется, что если ему Бог дает столько времени играть и выигрывать, выполнять такие виртуозные финты, а он настолько прост и доступен в общении, то для меня лично, Фалькао - некий идеальный человек в футзале. По футболу я бы его сравнил с Месси.

По моему мнению, эти люди прилагают максимум усилий на тренировках и технически совершенны. Если брать наш матч против Бразилии, я помню, как Фалькао нам забивал гол. Вроде бы ничего сложного, но как он это выполнил: опрокинул Федора Пылыпива и по бровке с острого угла вышел на ворота, Алексей Попов вышел из ворот, грамотно все перекрывая, а в итоге, Фалькао выполнил так, как рукой забросил. У нас были люди, которые ничего из себя не представляли, ничего не выигрывали, но вели себя гораздо звезднее.
 
Об Экстра-лиге:

"Да, слежу за Экстра-лигой и общаюсь с ребятами из Енакиевця - с юношами и с Сагайдаченко, из ЛТК с Юрием Савенко, Владимиром Разувановым. Переживаю за ЛТК, потому что это последний клуб, за который я играл, а у нас сложились хорошие отношения и был замечательный коллектив.
 
Сейчас я бы выделил двоих вратарей, которые являются надежными и уверенными - это Иваняк и Ципун. Они просто опытные, чем Юрий Савенко. Я считаю, что во многом благодаря надежной игре Савенко ЛТК попала в плей-офф. Недаром эту тройку берут в сборную".
iSport.ua Другие Футзал
Загрузка...