Lonely Star

iSport.ua представляет рассказ о Иване Любичиче, на днях попрощавшимся с большим спортом.
0
17 апреля '12 16:31
Иван Любичич, Getty Images
Иван Любичич, Getty Images
Карьера любого спортсмена складывается из взлетов и падений. Случается, что после особенно горького поражения многие уже не могут встать на ноги и показать былого уровня мастерства. Однако крепкие духом не сдаются. В конце концов, как бы ты ни провел свои годы выступлений, главное - оставить глубокий след на поле своей деятельности, по которому тебя никогда не спутают с другим и будут вспоминать с особой теплотой и ностальгией. В минувшее воскресенье Иван Любичич официально попрощался с теннисом. Получилось прощание отнюдь не триумфальным, однако ветеран на него и не претендовал, зато свой след в истории этого вида спорта он оставил и заслужил те теплые слова, которые говорили ему на прощание первые лица мирового тенниса, и те овации, которыми одарила светящего лысиной великана армия болельщиков. Он завершил карьеру не на вершине, но провел ее достойно, подарив немало приятных минут своим почитателям, за что Ивана будут помнить еще долгие годы.

Началась же карьера в будущем известного хорватского теннисиста еще на его исторической родине в городке Банья Лука, в Боснии и Герцеговине, когда ему было девять лет. Его отец Марко (боснийский хорват) и мать боснийка Хазира в кругу семьи решили, что их дети будут спортсменами. Посмотрев, что им предлагают в школе, дети выбрали себе занятие - старший сын Владан отдал предпочтение футболу, а младший Иван - теннису. Иван очень быстро учился, а его тренеры хвалили ребенка за упорство и старание. Вскоре последовал и первый титул все в той же Боснии. В 1990 году в Приедоре проходил турнир для детей младше 12 лет, где Иван из-за заусеницы не мог играть пятью пальцами, а победу взял только благодаря четырем. Первый же международный успех последовал на турнире в Белграде чуть позже, где он смог впервые себя порадовать денежным призом в 1500 немецких марок.

Отец не мог нарадоваться сыном и возлагал на него очень много надежд. Однако лелеять надежды на светлое будущее Ивана ему приходилось на фоне ухудшающейся политической ситуации в стране, которая в 1991-м году вылилась в десятилетнюю Югославскую войну. Спустя год после начала военных действий вся семья Любичича была вынуждена покинуть страну. Долго выбирать не пришлось. Отец семейства сначала отправил всех в хорватскую Опатью, а затем приехал туда сам и забрал всех в Риеку. Легкими эти переезды, а читай – скитания, Любичичей назвать сложно. Полгода семье ничего не было известно о судьбе отца, так как из-за боевых действий ему нельзя было покидать страну, а эвакуировали лишь женщин и детей. Хазира и ее сыновья сначала жили на вокзLonely Starале в Белграде, а потом пешком пересекали словенскую границу, пока им готовили жилища в Опатье. Ожидая отца на новом месте жительства, Иван времени не терял. Вместе с другими беженцами он играл в теннис. Именно тогда он и стал для него главным приоритетом.

"Мне было очень нелегко в детстве. Последствия от этой войны не покинут меня до конца последнего вздоха. У меня было много вариантов в жизни, но я выбрал теннис и не имею права жаловаться. Для меня все сложилось хорошо, но существует так много игроков, у которых этого не получилось", - позже сказал об этом периоде Любичич.

После того, как к семье присоединился отец, все отправились в Риеку. Однако вместе им всем долго пожить не удалось. Уже через год Иван и несколько других боснийских беженцев были замечены Карлом Бручьером. Они все сразу приняли его предложение и отправились в туринскую школу тенниса. Ему было всего 14 лет, он не знал ни слова по-итальянски, у него была только членская карта клуба Le Pleiadi, за который он мог играть, потому его решением были только усиленные тренировки. Тогда он определился с будущим, решив выступать за Хорватию, а не Боснию. Вскоре Иван завоевал звание чемпиона Хорватии до 16 лет, стал первым хорватским игроком в Winter Cup, а вместе с Желько Краяном выиграл юношеский чемпионат мира Orange Bowl.

В 1996 году его семья перебирается в Загреб, куда едет и Иван. Там он становится членом клуба "Mladost" и принимает участие в турнирах ITF. Однако важнейшим событием было подписание весной 1997 года контракта с Риккардо Пьятти, который подготовил множество успешных итальянских теннисистов. Благодаря ему он дошел до четвертьфинала на юниорском Ролан Гаррос, до финала на 100-тысячнике в Загребе, а в итоге года стал 289-й ракеткой мира.

"Он меня многому научил. Сначала я играл инстинктивно. Он же открыл для меня тактику и совсем новые правила, о которых я даже не подозревал. Следующий год я был на 293-й позиции, но не было никакой паники, мы оба были разочарованы. Я знал, что проблема только во мне", - объяснил Иван.

Переломным моментом стал 1999-й год, когда Любичич довел свою победную серию до 18-ти матчей. Но Lonely Starначиналось все с одних только поражений, что привело к полному отсутствию уверенности в себе. Тем не менее, Иван взял себя в руки и нашел путь к победам. Он взял два фьючерса в Загребе, а потом отправился в Бесанкон, где выиграл челленджер, также добавил две победы на квалификации турнира АТР в Касабланке, но в третьем круге столкнулся с Хуаном Карлосом Ферреро, который был чересчур силен для еще молодого Любичича. "Я не был еще готов к такой высоте. После первой нашей встречи в Касабланке я был напуган", - признал простую истину и сам хорват.

Зато уже в Монте-Карло Любичич прочно стоял на ногах, результатом чего стала его стартовая феерия в матчах против уроженцев бывшего СССР. Триумфатор турнира в 1994-м году Андрей Медведев смог выиграть у восходящей звезды только первый сет, после чего был вынесен в одну калитку, взяв в следующих двух партиях всего одно очко. Та же судьба постигла и вторую ракетку соревнований, будущего №1 Евгения Кафельникова. Россиянина и вовсе хватило только на два сета, в которых не наблюдалось и признаков борьбы. Только будущий полуфиналист Феликс Мантилья смог остановить гордого выходца из боснийских земель. Остановить его самого, но не прогресс, который видно было уже невооруженным глазом.

"Он был лидером, лучшим в мире. Что мне было терять? После этой победы я и совершил большой прыжок в своей карьере!", - вспоминает битву с Кафельниковым Иван.

Уже в 1999 году Любичич вошел в топ-100, заняв 77-е место. В 2000-м он отыграл два полуфинала (Сидней и Баштад) и три четвертьфинала АТР (Марсель, Копенгаген, Брайтон). Дальше полуфиналов становилось все больше и больше. Тем не менее, не обошлось и без горьких поражений. Самым запоминающимся проигрышем оказался матч на Australian Open в 2002-м году, где он в третьем круге уступил в пяти сетах Уэйну Феррейру. 

"Самое обидное и тяжелое поражение во всей моей карьере. После этого матча долго не мог отойти. На втором месте стоит матч с Винсом Спади в Монте-Карло в 2003-м, а на почетное третье определю проигрыш от Кетоле в Кубке Дэвиса"
.

Естественно, победа над Кафельниковым стоит особняком в карьере Любичича, но это был единичный успех. А вот турнир в Лионе в 2001-м стал для него результатом долгих и упорных тренировок. Именно там он и взял свой первый крупный турнир, о котором до сих пор вспоминает с теплотой.

"Значит, отыграл я финал челленджера в Гренобле на очень быстром покрытии, проехал около ста километров до Лиона. Устал? Никого не интересует. Густаво Куэртен в первом круге во вторник. В понедельник я тренируюсь в трехразовом режиме, что для меня вовсе не свойственно. В 23:30 в тот же понедельник заканчиваю с тренировками. Риккардо подбодрил меня перед встречей. Утром вышел против Куэртена. Он выиграл у меня первый сет, я уничтожил его во втором и третьем. Дальше Беннето - 7:5, 7:5. Я был доволен. В 1/4 меня ждет Гаудио. Довольно легко я беру первый сет, но дальше меня ждут отголоски Гренобля. ПрLonely Starоиграл я второй сет на тай-брейке и показываю Риккардо, что больше не могу. Но Гаудио стушевался. Я ни мертвый, ни живой, но выиграл третий сет 6:1. Суббота подносит мне Марата Сафина, которому я на US Open проиграл после четырех тай-брейков. В тот момент я подумал, что просто не верю в себя. Мне даже на пресс-конференции говорили, что я показал хорошую игру. У нас вышла невероятно драматическая игра. Да чуть ли не в каждом сете до тай-брейка доходило. Я и форхенд ему, и бекхенд, а он берет все. Настоящие гонки! Но все же финал достался мне. В качестве соперника мне достался Эль Айнауйя. Перед финалом я был очень нервным, но матч отыграл, как в трансе. У меня все отлично получалось, я играл наотмашь. Матч выдался довольно легким. Это была моя неделя, только моя. Лучшая неделя в моей жизни. С тех пор я просто влюблен в Лион".

Такие эмоции хорвата не должны удивлять. Все-таки, это был его первый триумф на турнире АТР, и уровень пройденных Иваном соперников не может не впечатлять. С того момента он стал довольно частым гостем поздних стадий соревнований на турнирах разной величины и разного состава участников. Чего Любичичу не удавалось, так это далеко пробиться на главных мировых форумах, как турниры Грэнд Слэм и Мастерсы, хотя перспективы для этого были. Тем не менее, за три следующих года после триумфа в Лионе получились для хорвата "сухими", пусть и не лишенными эмоциональных моментов, как, например, встреча с Энди Роддиком на US Open. Гораздо более успешными были для хорвата следующие три года, однозначно ставшие лучшими в его карьере. Именно в этот момент Любичич заработал те авторитет и славу, которые позволили ему встать в один ряд с ведущими игроками мира, вместе с Марио Анчичем взять бронзу ОИ, а затем, с ним же, также реализовать одну свою давнюю мечту - выиграть Кубок Дэвиса вместе со сборной Хорватии. На турнире Любичич стал одной из главных звезд, достойно заменив ушедшего на покой Горана Иванишевича. В противостоянии с новым лидером хорватов сложили оружие такие видные мастера, как Андре Агасси, Энди Роддик, Николай Давыденко, Михаил Южный, и только в финале словак Доминик Хрбаты сумел прервать победную поступь Любичича.

Особенные отношения у Ивана сложились в тот же период с Роджером Федерером. С 2004-го по 2006-й года они четыре раза пересекались в финалах, и каждый раз швейцарец выходил победителем из дуэлей с хорватским мастером убойной подачи. На этот же период пришлись и первые реальные попытки Ивана реализовать еще одну свою мечту - выиграть турнир серии Мастерс. Таких возможностей у него было три. Сначала в Мадриде, где камнем преткновения для него стал Король грунта Рафаэль Надаль, которому потребовалось пять сетов и тай-брейк в последнем из них, чтобы сломить хорвата. Спустя две недели в таком же триллере обыграл Любичича Томаш Бердых, взявший верх в Париже. Уже в следующем году Ивана снова приветствовала толпа в финале Мастерса в Майами, но теперь уже хорошо знакомый ему Федерер, несмотря на три тай-брейка, оказался слишком крепким орешком для Любичича.

"Это был великолепный матч. Три тай-брейка показали, насколько напряженной была борьба. Однако в важные моменты Роджер играл лучше. У меня были шансы, но он был лучше".



Как и следовало ожидать, это поражение не остановило хорвата, а лишь дало ему новый импульс и дальше бороться за свою мечту. Таковой оставался Мастерс, но еще ближе оказалась другая вершина - финал турнира Большого Шлема. Иван феерично прошел турнирную дистанцию на Ролан Гаррос-2006 и в какой-то момент даже заставил всех поверить, что способен на чудо, которое ему как раз требовалось, чтобы в полуфинале пройти Рафу Надаля.  Испанец в то время показывал фантастическую игру на грунте, выдав рекордную победную серию на этом виде покрытия.Lonely Star

"Я нисколько не впечатлен его серией. Нет, я признаю - это фантастический результат. Однако он много раз был довольно близок к поражению так что рано или поздно это должно случиться. И да, я верю, что могу победить его"

Однако будущий триумфатор турнира не допустил вмешательства посторонних сил в их борьбу с хорватом и за три сета оформил себе путевку в финал, заодно получив и порцию критики от Любичича, который считал, что Рафа брал слишком большие перерывы между розыгрышами. Финальным аккордом речи Ивана стало пожелание победы Роджеру Федереру на турнире, но этому случиться также не было суждено.

Этот мини-конфликт привел к серьезному похолоданию в отношениях Любичича с Надалем, но в будущем хорват получил шанс доказать свою силу не в словесной борьбе, а на хардовом корте Индиан-Уэллса в 2010-м году. Три сета равной борьбы и полная деклассация испанца на решающем тай-брейке.

"Вероятно, это был лучший матч в моей карьере", - признался Любичич после этого исторического успеха. "Я невероятно рад... Великолепный, невероятный момент, и это четвертый финал Мастерса, не одного и того же, а четырех различных турниров этой категории, так что надеюсь, что на этом, наконец-то, добуду победу".



Спустя день Иван достиг вершины своей карьеры, когда в финале в двух сетах перестрелял Энди Роддика на его же территории, став самым возрастным победителем Мастерса, которому турнир такого уровня покорялся впервые.

"Невероятное чувство наконец стать обладателем этой награды", - не скрывал слез после матча Любичич. "У меня были шансы в 2005-м и 2006-м годах, когда я чувствовал, что действительно заслужил хотя бы одну победу. Такой успех делает вашу карьеру особенной. То, что я здесь победил, не делает меня третьим или пятым номером в мировом рейтинге. Я хочу оставаться реалистом и просто закрепить эти результаты. Я знаю, как тяжело обыграть меня... И я стараюсь устроить настоящий ад тому, кто стоит по ту сторону сетки. Это единственная, вещь, которую я могу обещать с полной уверенностью".



В какой-то мере символично, что, достигнув своей давней цели, Любичич постепенно стал сдавать позиции. Уверенно можно сказать, что эта победа пришла к Ивану как раз вовремя, ведь уже через год такой успех был для хорвата утопией. И также символично, что победа в Индиан-Уэллсе стала последней для ветерана в финалах турниров АТР. Любичич и дальше оставался серьезным авторитетом в теннисных кругах, но как игрок уже не мог прогрессировать или хотя бы удерживаться на прежнем уровне. Не его в этом вина - свое брал возраст, хотя и он не помешал Ивану принять участие еще в двух финалах. Зато добился одной небольшой, но весьма значительной победы хорват за пределами корта, наладив к концу карьеры отношения с Надалем.

"Да, я сказал тогда пару крепких словечек в адрес Рафы. Когда он только пришел в Тур, я восхищался им. Он был словно глоток свежего воздуха, чудесным парнем, его положительная энергия меня поражала. Однако затем у него возник период, наполненный негативом, который был мне не по душе. Складывалось впечатление, что Надаль настроен против всего мира. Однако я не должен был говорить все то, что сказал, публично. Это одна из моих слабостей, говорить то, о чем меня не спрашивают. Я оскорбил его и сразу же пожалел об этом. Если Рафа делал что-то против правил, то наказывать его должны были судьи, а не я. Теперь же наши отношения с Надалем стали значительно лучше. Он все лучше и лучше говорит по-английски, а я немного подучил испанский. Мы стали ближе друг другу. Рафа изменил свое отношение, и я теперь могу сказать, что он очень хороший человек. Рафа заслужил мое уважение".

Таким образом, Любичич укрепил представление о себе, как о человеке чести и высокой морали, настоящем спортсмене, для которого отношения за пределами корта с коллегами так же важны, как и противостояние с ними на площадке, а не как эдакого дэва-людоеда. И потому прощались с Иваном, как с героем, хоть свой последний бой он и проиграл. И не случайно он выбрал местом для проLonely Starщания именно Монте-Карло, городе, как и Лион покорившем сердце хорвата, а также ставшего его домом. И в чем-то символично, что последнее поражение Иван потерпел от своего соотечественника и тезки Додига, который после матча был откровенно расстроен этим фактом: "Пожалуй, это первый раз в моей карьере, когда я не хотел побеждать. Иван всегда мог дать хороший совет, и я использовал каждое его слово, чтобы стать лучшим игроком".

6:0, 6:3 - таков финал большого и ужасного, но в целом добродушного и закаленного в боях солдата.

"Для меня было большим удовольствием выйти еще раз на этот прекрасный корт. Я выбрал этот турнир, как свой последний, и я очень рад, что принял именно такое решение".



Использованы фото Getty Images
iSport.ua Теннис Теннис
Загрузка...