Сергей Стаховский: одинокий боец в войне с раком

Украинский теннисист рассказал о деятельности своего фонда по борьбе с раком, о том, как ненавидит больницы и как брат помог ему стать теннисистом.
0
23 января '13 7:59
Сергей Стаховский, Getty Images
Сергей Стаховский, Getty Images
За последние годы успехи Сергея Стаховского на теннисных кортах стали большой редкостью. Вместо этого, имя украинца хорошо известно благодаря его деятельности вне корта. Именно Сергей был одним из игроков, поднявших вопрос о необходимости повышения призовых игрокам на турнирах Большого Шлема, а также зарекомендовал себя активным борцом за права теннисистов с низким рейтингом. Одной из последних инициатив Стаховского стало также создание благотворительного фонда для поддержания борьбы с раком, получившего название "Ace the Cancer". Сам Сергей пообещал лично выплачивать фонду по 5$ личных средств за каждый эйс, который ему удастся выполнить. В интервью The Tennis Space украинский теннисист рассказал, почему эта инициатива так важна для него.

- Как ты пришел к тому, чтобы открыть фонд Ace the Cancer?

- Мой отец работает в Национальном институте рака. Он глава онкологического отделения восстановительной и пластической хирургии, онко-нейрологии, называйте это, как пожелаете. Так что, в значительной мере на мое решение повлиял этот факт. Я хотел что-то дать взамен. В то же время, пока мы только начинали с этим, у моего дяди диагностировали рак желудка на достаточно поздней стадии. Он лечился у моего отца, но, к сожалению, они не смогли ему помочь. Это было не очень хорошее время. Вот тогда все и началось, и я пытаюсь уделять этому как можно больше времени.

- И каких успехов вам уже удалось добиться?

- Я пытался расширить фонд, но было непросто подключить турниры и других игроков. У меня были огромные ожидания, но затем произошло падение в рейтинге, и мне нужно было заняться другими делами... Однако, я продолжал жертвовать деньги. Теперь ATP вновь внесла огромную, по украинским меркам, сумму в 10 тысяч долларов. Однако сейчас у нас проблемы с их переводом. Мне было значительно проще, поскольку я был в Украине, так что я просто внес деньги на счет, и с этим было покончено. Но когда пересылаешь деньги из Европы, это превращается в кошмар. Так что вот как все началось. Затем, как только я получил грант от  ATP, об этом узнали люди в Украине, они также заинтересовались и решили пожертвовать деньги. Сейчас у меня в Украине есть человек, который работает над созданием фонда, который бы помогала непосредственно пациентам, которым помощь нужна больше, чем остальным, так что посмотрим, как все сложится.

- Сколько времени Вы можете уделять этой своей инициативе?

- Немного. Однажды у тебя появляются отличные идеи, но нет возможности полностью посвятить себя этому и взяться за работу. Так что я просто созваниваюсь со своим другом в Киеве, говорю ему, что можно сделать это, это и это, прошу подумать над своими предложениями. Когда он считает, что что-то может сработать, он сообщает мне об этом, и мы начинаем детальное рассмотрение вопроса.

- Как влияют на Вас люди из больницы?

- Я ненавижу больницы. Половина моей семьи врачи, а я действительно терпеть не могу больницы. Однажды я попал в больницу в Риме, и просто сходил с ума. Я не мог там оставаться. Когда приходишь туда, меняются жизненные ожидания. Ты меняешь требования к своей жизни, когда видишь молодых людей на  последних стадиях рака. Тогда ты перестаешь думать о таких вещах, как проигранный поединок, или о том, какое место занимаешь в рейтинге, сотое или двух сотое. Это все неважно, ты все еще жив и можешь сделать что-то со своей жизнью.

- Вам очевидно нужны взносы – какими путями вы планируете их получить?

- Полученные деньги мы хотим пустить на приобретение техники, которой нет в Институте, для ранней диагностики болезни. Она как сканер. Всю стоимость мы пока что не можем покрыть, но мы к этому идем. В Украине, будем откровенными, ситуация с государственными пожертвованиями катастрофическая. Но любая мелочь имеет значение.

- Можете ли Вы заручиться поддержкой других теннисистов?

- Идеальным для нас был бы Иво Карлович, с его тысячей эйсов в год. Я бы его сразу же задействовал, но он не хочет отдавать деньги Украине, что все значительно усложняет. Так что пока этим занимаюсь только я. Я также снова разговаривал с Викой Азаренко, но опять же, она хочет заниматься этим где-то в другом месте. Я также думал подключить турниры, но не все этим занимаются.

- Феликс Мантилла заработал рак кожи под конец карьеры, и сейчас у него есть свой фонд. Он выступает за введение системы, при которой игроки могут вызвать человека на корт для нанесения солнцезащитного крема во время поединков.

- Я об этом не знал. Я из тех парней, которые еще два года назад не пользовался солнцезащитным кремом. Моя кожа мне это позволяла, и я принимал это за должное. Затем я женился, а моя жена мудрее меня, и я таки начал пользоваться кремом, ведь солнце влияет на кожу, особенно здесь в Австралии. Солнце беспощадно. Так что, возможно, он правильно сделал, внеся такое предложение.

- Ему сложно достучаться до турниров и игроков...

- Я никогда об этом не слышал. Но сейчас я состою в Совете игроков, и мы однозначно об этом подумаем.

- Ваши выступления на корте важны для благотворительности?

- Все дело в количестве эйсов, которые я подаю, так что не важно побеждаю я или нет. Но для меня важно показывать хорошие результаты. Фонд - это хорошо, но в первую очередь нужно быть довольным собой, и, к сожалению, я не могу сказать, что в восторге от своих результатов и того тенниса, который показывал за последний год. Была проделана огромная работа, но иногда просто нужно подождать.

- Что будет необходимо для благотворительности в будущем?

- В первую очередь, мне нужно определиться с целями своей организации. Есть люди в Украине, которые хотят помогать нам финансово. Мне хотелось бы, чтобы деньги поступали в фонд напрямую, это было бы хорошо для Института. Единственная причина, по которой я отдаю средства Институту - это то, что там работает мой отец, и я знаю, что деньги никуда не денутся. Возможно, я могу связаться с Институтом и найти пациентов, которым в первую очередь необходимы операции, на которые никогда не находилось средств в государственном бюджете. Исходя из этого, мы можем добыть еще больше денег. На самом деле, нужно проделать очень много работы. Сейчас к ней привлечена моя жена. Честно говоря, размышляя об этом каждый день, можно придумать много чего, но реализовать идеи - это самая сложная часть.

- Почему ты так и не стал врачом?

- Мне повезло, что я не был старшим сыном в семье. Если бы все было наоборот, то мне пришлось бы пойти по стопам родителей, и я не смог бы играть в теннис. Так что мне повезло, что мой старший брат забросил занятия баскетболом и пошел в медицину. Я очень благодарен ему за это.
iSport.ua Теннис Теннис
Загрузка...