Уильямс. 1988

7
23 сентября, 22:55
Кими Райкконен возвращается в Формулу-1. Точнее, собирается возвращаться. Эта новость может стать главным событием формулической осени. И возвращение это ожидается не абы куда, а в команду Фрэнка Уильямса. Этот факт, он как бы немного в стороне, на втором плане – по сравнению с персоной самого чемпиона мира 2007-го. Но уже сейчас стоит очень внимательно присмотреться к «последней частной» команде Формулы-1.

Я не случайно сделал акцент именно на этом любопытном определении – последняя частная команда. Оно появилось в эпоху заводских команд, когда бюджеты гоночных конюшен многократно увеличились – и это ударило по «среднему и малому бизнесу» Большого цирка. Действительно, в отличие от большинства, Фрэнк Уильямс зарабатывает себе и команде на жизнь именно гонками – и именно это было аргументом для выхода из ФОТА во время войны команд с руководством ФИА и Ф1.

Увы, но 2000-е нельзя назвать для формулической команды Уильямс даже нормальными. Последняя победа датирована еще 2004-м годом (Хуан Пабло Монтойя – словно это было в другой жизни), на подиуме подопечных Фрэнка не наблюдалось после Сингапура-2008. Только сенсационный поул Нико Хюлькенберга на прошлогоднем Интерлагосе выбивается из печальной статистики последних лет. В этом сезоне команда всего три раза финишировала в очках, а наивысшее место, занятое гонщиком Уильямса по итогам гонки было лишь 9-м. Такого в истории Уильямс Гран При Инжениринг не было никогда.

Кстати, эта вот провальная статистика и добавила скепсиса некоторым экспертам, высказывавшимся по поводу возможного возвращения в Формулу-1 Кими Райкконена. Мол, куда же он идет… Но не стоит забывать один очень важный момент. Со следующего сезона Уильямс меняет поставщика двигателей. Вне зависимости от названия этих моторов, это означает, что болиды придется создавать заново и полностью. Нынешний сезон со всей очевидностью был неудачным еще на самом старте. К примеру, Уильямс – единственная команда в пелотоне (кроме не стартовавшей на первом этапе Хиспании), которая не финишировала на первых двух этапах в полном составе.

 Так был ли смысл тратить время, силы и финансы, которых у Фрэнка со всей очевидностью не так много, как хотелось бы, на болид-2011 – который все равно не даст никакого серьезного результата? Но в то же самое время может отнять необходимые ресурсы у проекта-2012. Так что этот сезон совершенно не показателен. Как нельзя было всерьез воспринимать вынесенный в заголовок 1988-й год в истории команды Уильямс. Тогда, в последний год турбо-эры, Фрэнк остался без великолепных моторов Хонда и в ожидании прихода Рено подписал годичный контракт со скромным Джаддом (частной лавочкой, созданной Джоном Джаддом и Джэком Брэбемом). То 7-е место в чемпионате было худшим результатом в «двухболидной» истории Уильямса (в 1978-м команда стала 9-й в Кубке Конструкторов, но тогда у нее был только один пилот, будущий чемпион мира Алан Джонс).

Все прекрасно помнят, что случилось после кризисного 1988-го. Союз с французскими мотористами из Вири-Шатийон стал одним из самых успешных в истории Формулы-1. Четыре чемпионских титула, пять Кубков Конструкторов – и все это менее чем за десятилетие. Шаг назад, сделанный в 1988-м, оправдал себя сполна.

Конечно, смешно ждать, что с новым пришествием Рено Уильямс тут же ворвется в группу лидеров. Времена изменились, и команде такого типа, который бережно хранит старина Фрэнк, намного сложнее пробиться на формулический Олимп. Но та работа, которая уже была проделана и которую еще предстоит сделать в Гроуве, не может не вызывать уважение, пусть даже и авансом. Конечно, главное событие, краеугольное, основополагающее и системообразующее – подписание контракта с французами. Здесь не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что это значит. После скромняги Косуорта болиды Уильямса получат один из топ-моторов нынешней Формулы-1 (да, мы все помним, что Рел Булл не так давно хотели сменить французов на немецкий Мерседес, и что в успехе Себастьяна Феттеля роль не только и не столько мотора, сколько гениального шасси Эдриана Ньюи и таланта самого гонщика, но…). Бывшая заводская команда Рено идет на уверенном пятом месте – и это при отсутствии топ-пилота, на которого и собирались делать ставку.

Но не движком единым. В июне в команду пришел новый главный инженер, Майк Кофлэн. Для тех, кто уже успел позабыть этого персонажа, напомним, что он не только был одним из персонажей шпионского скандала в 2007-м – из-за чего, собственно, и исчез из королевских гонок на четыре года. Он еще и один из создателей того самого Макларена, который после череды неудач дважды завоевывал чемпионские титулы, в 2007-м и 2008-м годах.

Хорошие моторы. Толковый инженер для создания шасси. Что еще? Классный пилот. Желательно с именем – ведь от переизбытка спонсорских денег Уильямс, откровенно говоря, не страдает. И вот мы услышали о возможном возвращении в Большие Гонки самого Кими Райкконена, чемпиона мира – 2007. Конечно, это на 99,9% означает, что в кокпите нового Уильямс-Рено не найдется места Рубенсу Баррикелло – ну так Фрэнк издавна славится своей жесткостью в кадровых вопросах. Да и что значит это возможное увольнение по сравнению с отставкой свежеиспеченного чемпиона мира Дэймона Хилла…

Кими еще молод, не потерял вкус к гонкам. Он умеет и знает, как ездить на не очень хороших машинах (вспомните тот Макларен, который «украл» у Райкконена как минимум один чемпионский титул). У него есть титул и имя. Это практически идеальная формула для нынешнего Уильямса. Честно говоря, придумать что-то лучшее очень сложно – разве что каким-то чудом в Гроуве пропишутся Хэмилтон или Феттель.

Конечно, перед глазами Кими – пример Михаэля Шумахера, который нельзя назвать удачным. Но в том-то и дело, что каждый такой случай надо оценивать безотносительно к другим, пусть и похожим примерам. А риск, как ни крути, дело благородное. Да и, честно говоря, что Райкконену делать в ралли. Вряд ли он добьется там чего-то серьезного – а здесь его любят и помнят.

А представьте, как это будет выглядеть. 2012-й год, Гран-при Австралии. На стартовой прямой в Альберт Парке выстраивается пелотон. Себастьян Феттель, Льюис Хэмилтон, Дженсон Баттон, Фернандо Алонсо, Михаэль Шумахер. И Кими Райкконен. Шесть чемпионов мира, 14 чемпионских титулов. Впервые за всю историю Формулы-1! Ну разве оно того не стоит?
iSport.ua Другие