Украинское двадцатилетие. Дмитрий Брянцев. Часть №1

88
30 июля, 12:09
Дмитрий Брянцев - один из тех игроков, которых вряд ли можно назвать баловнями судьбы. За многолетнюю карьеру Дмитрия практически не вызывали в сборную Украины, вряд ли он когда-либо считался одним из самых талантливых исполнителей в нашей стране. Тем не менее, сейчас, когда игровой путь Брянцева пройден до конца, сложно его не включить в список лучших игроков Украины последних двадцати лет.

За этот срок Дмитрий успел поиграть в командах-грандах, и в аутсайдерах. Он выступал и за богатые клубы, и за те коллективы, где считали каждую копейку, просто борясь за собственное существование. Словом, Брянцев видел украинский баскетбол в самых разных ипостасях и проявлениях, а главное, где бы он не находился, он везде был если и не на ведущих, то уж точно на видных ролях. Потому глупо было бы не воспользоваться возможностью распросить уже экс-игрока о подробностях его карьеры, а также о его взгляде на нынешнее положение вещей в виде спорта.

– Несмотря на то, что вы называете себя киевлянином, везде упоминается, что родились вы в Потсдаме. Не просветите, откуда такая противоречивость?

– Дело в том, что мой отец был военнослужащим и в то время служил (и играл) в ГДР на территории советских войск. Вместе с ним на время в Потсдам переехала мама. Потому я и родился в Германии. А затем родители вернулись домой, в Киев, так что я действительно коренной киевлянин.

– Большинство баскетболистов вашего поколения начинали занятия спортом с других видов – футбола, гребли. Я так понимаю, у вас все было по-другому?

– Разумеется. У нас баскетбол – семейная традиция. Отец, мать, сестра – все баскетболисты. Поэтому, когда мне задали вопрос, каким видом спорта я хотел бы заниматься, ответ, естественно, был один – баскетбол.

– Не было ли желания пойти по другой стезе – например, юриспруденция, наука?

– Нет, я жил в баскетбольной среде, так что и мыслей таких не возникало. Я же когда был маленьким, все время ходил, смотрел за тем, как играет папа. У нас все вертелось вокруг баскетбола, в семье все разговоры были об этом. Так что вне спорта я себя и мыслить уже не мог. Мечтал сам завоевывать медали, пополнять семейную копилку. В общем, ничего другого я вокруг себя не видел.

– Атмосфера в семье – одно. А как лично вы начали свой игровой путь?

– Начал ходить в секцию к тренеру Миньковскому. Затем наша группа (ребята 1973 года рождения) стала заниматься в "Авангарде" у Владимира Алексеевича Шаблинского. Вместе со мной тогда учились баскетболу Половко, Литвак. Там, правда, у меня немного не получилось. Я позанимался два-три года, а потом произошел небольшой надлом. Знаете, как это бывает у детей – беспричинные обиды, что-то не понравилось... В общем, я бросил баскетбол, на пару лет вообще о нем забыл. Как раз в этот период шел основной упор на базовые технические умения, а я их, выходит, пропустил.

– И когда же вы вернулись в спорт?

– Точно даже не скажу. Я вообще в детстве тихим ребенком не был, столько всяких приключений было, что я хронологию ничему не вел. Был шебушной, можно сказать, на грани детской комнаты милиции (улыбается) – спасибо баскетболу, что кривая никуда не повела. В конце концов, мама спросила: "Сынок, а не хочешь ли ты опять заняться баскетболом?". Я лихо ответил: "А почему бы и нет?" и опять пошел на тренировку. Теперь уже в судостроительный техникум к Вячеславу Шаблинскому – сыну одного из моих первых тренеров. Там я тренировался, меня довольно быстро забрали в ДЮСШ-3 к Валентине Коршуновой. Ну, и началась вторая часть моих детских занятий баскетболом.

– Первым профессиональным клубом в вашей карьере был Денди-Баскет?

– Да, только случилось это несколько позже. Я еще раз ненадолго забрасывал баскетбол, но вернулся к нему, когда пришла пора поступать в ВУЗ. Я выбрал Институт Физкультуры (КНУФВСУ, – прим. А. М.), специальность "тренер по баскетболу". И там уже стал заниматься этим видом спорта на серьезном уровне. И хоть поступал, в первую очередь, ради того, чтобы получить образование, я стал получать истинное удовольствие от баскетбола. Начал тренироваться с третьей командой института; параллельно, по собственной инициативе,Украинское двадцатилетие. Дмитрий Брянцев. Часть №1 приходил на тренировки в СКА. И через год покойный ныне Кляцкий забрал меня в первую команду ИнФиза. Вот тут я и понял, что от баскетбола можно не только получать удовольствие, но и, при должном подходе к работе, зарабатывать им деньги. Времена в начале 90-х были "веселые", так что вопрос о том, чтобы находить средства на пропитание, стоял остро. В 1993 году меня заметили в Денди-Баскете и пригласили в команду. К ним я пришел в полном воодушевлении, и за то, что не разочаровался в своем выборе, благодарен как Михаилу Бродскому, организовавшему клуб, так и всей команде. Как раз накануне они изменили название из Маккаби на Денди-Баскет, поставили перед собой высокие задачи. И вот в такой атмосфере прошел первый год моей профессиональной карьеры.

– Почему же следующий сезон вы начинали не в Денди, а в СКА?

– Просто подошло время идти в армию. И я предпочел перейти в киевский СКА, выступление за который приравнивалось к службе в Вооруженных Силах. За СКА я выступал пару лет, которому благодарен еще и за то, что руководство очень поддержало меня в тот период – у меня умер отец, и моей семье пришлось очень нелегко. Между прочим, тогда я положил в копилку свое первое достижение на высоком уровне – наша сборная стала серебряным призером чемпионата мира среди Вооруженных Сил! У нас в команде выступали такие игроки как Виталий Черний, Андрей Харчинский, Владимир Холопов, Игорь Молчанов, Олег Рубан. Соревнования, кстати, были престижные. Это только так кажется, что на чемпионат приезжали с виду простые ребята. На самом деле, в большинстве команд было по паре игроков национальных сборных своих стран. В общем, серьезные, боевитые команды.

После этих двух лет в СКА я вернулся в Денди-Баскет. Не скрою, во многом из-за того, что клуб Бродского предлагал мне более выгодные финансовые условия. Просто СКА находился в не очень хороших материальных условиях, а мне нужно было как-то жить и помогать семье после ухода папы. И в Денди я провел последующие несколько сезонов.

Украинское двадцатилетие. Дмитрий Брянцев. Часть №1
На фото (сверху вниз, слева направо): Слободан Шливанчанин, Станислав Медведенко, Андрей Шаптала, Андрей Шарамко, Игорь Ватажок, Виктор Савченко, Евгений Мурзин, Дмитрий Брянцев, Дмитрий Базелевский. Дмитрий Кораблев, Зоран Савич, Ярослав Зубрицкий.

– В это время Денди-Баскет принимал участие в еврокубках. Что вы можете вспомнить из этих поездок?

– За давностью времени уже особо ничего и не вспомню. Разве что отрывками, но ведь это не дело, верно? Разве что одним из первых впечатлений для меня была игра в Италии, когда игра началась в десять часов вечера по киевскому времени (по-видимому, речь идет о встрече с Олимпией из Пистои, – прим. А. М.). Для нас это тогда было попросту неожиданно. В такое время мы привыкли уже ложиться спать, а тут на тебе – надо выходить на площадку и давать результат. Просто в Италии в это время года была жара и, по-видимому, руководство клуба предпочло провести игру тогда, когда это будет удобно зрителям. А для нас было непривычно. Знаю, что сонное состояние для нас – не оправдание, но тогда итальянцы хорошо нас "повозили".

– После этих лет в Денди пришла пора пробовать свои силы за рубежом...

– Да, тогда и появился вариант с израильским Хапоэлем Гиватайм. В то время в Израиле играла моя сестра (сейчас она работает в этой стране тренером). Денди-Баскет к этому времени распадался, если помните. И я решил, что уже готов поиграть за границей. Оказалось, что если и готов, то только не в Израиле. Не знаю, как сейчас, а на то время баскетбольный менталитет этой страны очень сильно отличался от европейского. В первую очередь, смотрели на статистику игрока – конечно, это не касалось лидеров чемпионата а-ля тель-авивский Маккаби. Видение было следующее – если ты легионер, то без разговоров хватай мяч, никому не давай пас, а забивай свои 30 очков. И неважно, как сыграет твоя команда. Меня же учили играть в баскетбол совсем по-другому – во главу угла ставится победа всей команды. Я к такому баскетболу не был готов вовсе. В общем, отыграл там полгода и вернулся на Родину. Просто я понял, что покинул отечество слишком рано, что мне нужно еще немного возмужать во внутреннем чемпионате, а затем уже искать варианты трудоустройства за рубежом.

– К тому времени вы уже были довольно возрастным игроком.

– Молодой – не молодой, а с такой ситуацией я столкнулся впервые. В Украине меня учили так – дай пас, если видишь, что партнер в более выгодной позиции, подстрахуй его. И для меня вот такой индивидуализм выглядел как дикость.Украинское двадцатилетие. Дмитрий Брянцев. Часть №1

– И вы вернулись в Киев, подписав контракт с легендарным Будивельником...

– Да, хотя к этому времени "строители" переживали начало своего спада. Правда, тогда состав у нас подобрался очень хороший. Вместе со мной пришли в команду Половко, Приходько и Журавлев. С тем, что в команде остались Сергей Пржеорский и Александр Низкошапка, Будивельник был все еще грозной силой – и в первый же сезон в этом клубе я стал бронзовым призером Суперлиги.

– После этого сезона как раз был организован БК Киев, куда из Будивельника перешли и Журавлев, и Низкошапка. Вы же уехали в Одессу. Неужели не было приглашения сыграть в новообразованном клубе с достаточно неплохой финансовой базой?

– Почему же, было. Я не хочу распространяться, по каким причинам у нас так и не склеилось договориться. Скажу лишь, что впоследствии не раз сожалел о том, что не согласился на это приглашение.

– Но ведь в Одессе вы не смогли доиграть сезон и стать в 2000 году серебряным призером чемпионата?

– Это верно. Впрочем, этой команде предопределено было играть в финальной серии. Одни имена чего только стоили – Евгений Мурзин, Геннадий Успенский, Ярослав Зубрицкий, Александр Чаусов, Виталий Усенко. Логично, что у меня было мало игрового времени, пусть мастерства, думаю, было достаточно. Вот и решил, что сидеть "на банке" – не для меня и обратился к руководству клуба с просьбой отпустить на вольные хлеба. Тогда и случился второй эпизод моего легионерства – мы с Успенским отправились в польский Щецин к знакомому нам тренеру Юрию Селихову. Этот клуб находился внизу турнирной таблицы, поэтому мне не составило труда уже по итогам первого месяца войти в десятку самых результативных игроков. Я поиграл там несколько месяцев и все же принял решение вернуться домой – в Будивельник. Меня, кстати, звали еще в Щецин, а я им ответил, что, если у нас сезон закончится раньше, то с удовольствием приеду, еще немного поиграю за поляков (смеется). В общем, сезон 1999/00 у меня получился очень веселым, насыщенным, с постоянными переездами. Вот к его концу я первый раз пожалел, что не начал сезон в БК Киев. Тот год показал, что я сделал ошибку. БК Киев шел к своим достижениям преимущественно молодежью – пусть и состоявшейся. Всем ребятам давали шанс раскрыться, стать более сильными игроками. В этом клубе менялось мировоззрение и самих игроков, которые предпочитали не "здесь и сейчас", а, должным образом поработав, получать дивиденды на протяжении многих последующих лет.

В материале использованы фото из архива Дмттрия Брянцева.
iSport.ua Другие