Легенды тенниса. Род Лейвер

iSport.ua продолжает публикацию серии материалов, посвященных культовым персонажам в истории великой игры.
30460
24 Сентября 2010, 13:00 —
Легенды тенниса. Род Лейвер
Род Лейвер, фото telegraph.co.uk
Ну что, наши дорогие читатели! Как говорится в одной известной передаче (хотя так говорится во многих, даже совершенно никому не известных передачах) – и снова здравствуйте! Признаться, мы и сами уже соскучились по тому лоску и очарованию былых времен, который присутствовал в нашем теннисном разделе благодаря более-менее регулярному появлению материалов этой серии. И вот очередная легенда уже ждет нас в новом материале на надеемся уже полюбившемся вам сайте iSport.ua.

Сегодня мы поговорим о персоне, которая является по-настоящему легендарной в этой игре, о Роде Лейвере. Он ассоциируется с этой игрой также, как Пеле ассоциируется с футболом, а Муххамед Али – с боксом. Некоторые его достижения не превзойдены до сих пор, но еще большего он мог добиться, сложись исторические реалии в несколько иную картину. На протяжении лучших своих лет спортивной жизни он не мог выступать в соревнованиях Большого Шлема, по которым мы как по линейке измеряем вклад того или иного игрока в теннис. Однако подобная мелочь нисколько не омрачила его роли в этой игре, и нисколько его самого не расстроила. Да и не могло этого произойти, ведь несмотря ни на что Род Лейвер по сей день остается одной из величайших персон в том деле, которому он отдал жизнь.

В России, как выразился в своем стихотворении Евгений Евтушенко, "поэт – больше, чем поэт". Точно также и в Австралии теннисист – больше чем просто любитель спорта. Это народная игра, из которой во многом и вытекает здоровье нации. Так что не влюбиться в эту игру с самых малых лет наш нынешней герой, простите уж, просто не имел шансов. Конечно, он мог и не вырасти в большого профессионала, это понятно. Но вот шансов пройти мимо игры как таковой у него не было.

Род Лейвер был членом большой семьи. У его отца было ранчо, на котором он занимался скотоводством. Наш герой был одним из тринадцати детей в своей семье. Его родители, Рой и Мельба, очень любили теннис, они выступали в смешанном разряде в некоторых соревнованиях, были у них и победы на турнирах. Так что на каждом новом месте, куда бы семья ни переезжала, непременным атрибутом в домах семейства был теннисный корт.

Собственно, ничего удивительного в том, что все в этой семье любили теннис, не было, и быть не могло. Но маленький рыжий паренек достаточно быстро стал выделяться из череды своих бесчисленных братьев и сестер. И в какой-то момент семейные чемпионаты уже стали тесными для Рода Лейвера.

Выбравшись за пределы родительского ранчо, наш герой стал проявлять себя на общенациональном уровне. Хотя на родной корт он иногда все же возвращался. Так, в возрасте тринадцати лет он должен был играть финал краевого соревнования против своего же родного брата. Конечно же, поединок этот был проведен на домашнем корте обоих парней.

Признаться, в юности Рода Лейвера едва ли можно было бы назвать перспективным спортсменом в смысле физических данных. Он был невысокого роста, порядка метра семидесяти, и очень худощавым. Вкупе с веснушчатым детским лицом, он производил впечатление старательного мальчика практически для всех, кто видел его. И ведь нельзя сказать, что на корте он преображался. Он и там был таким же щуплым мальчишкой, одним из многих австралийских ребят, играющих в теннис, и мечтающих о том, что это дело станет для них делом всей жизни.

Опять же, далеко не факт что человек, о котором мы говорим сегодня, стал бы самим собой, не встреть он на своем пути наставника, который за этими не самыми перспективными чертами фигуры смог увидеть горящее сердце, и вместе с тем незаурядный талант. Этим наставником для Рода Лейвера, как и для многих австралийских звезд того времени (а то что в стране кенгуру тогда было много теннисных звезд – это факт, ведь на протяжении многих лет команда Австралии не отдавала никому Кубок Дэвиса, доказывая свое звание сильнейшей теннисной нации в мире тех десятилетий), стал Гарри Хопман, многолетний капитан австралийской команды на матчах Кубка Дэвиса. Но тут, конечно, стоит отдать дань не только стечению обстоятельств, судьбе, но и трудолюбию Гарри Хопмана, который в поисках талантливой молодежи изъездил всю страну, многократно проявив при этом свой тренерский талант, а также свою любовь к стране и этому виду спорта.

Так или иначе, этот мир тесен, и они встретились. С тех пор Род Лейвер и Гарри Хопман начали сотрудничать, и продолжалось это сотрудничество на протяжении многих и многих лет. Помимо теннисных знаний и умений, этот наставник дал нашему сегодняшнему герою и его прозвище, которое спустя десятилетия идет за ним по пятам.

Ракета – именно так называли и продолжают называть Рода Лейвера, ассоциируя эту кличку с агрессивным стилем его игры. Но немногие знают, что на самом деле эта кличка во многом ироническая. Гарри Хопман был человеком с юмором, и конечно же, именно Ракетой окрестил он молодого парня, который медленно, с ленцой передвигался по корту, всегда дожидавшись последнего момента для того чтобы нанести свой удар по мячу. "Кена Розуолла наш тренер тогда называл Мышцей потому, что он был страшно худым, и у него, кажется, не было ни единой мышцы на теле. Собственно, он по своей сути был такой же Мышцей, как и я - Ракетой", - признался как-то наш герой.

Подтверждает, что поначалу в облике молодого паренька не было ничего особенного, и известная советская теннисистка Анна Дмитриева в своем предисловии к русскому изданию книги Рода Лейвера под названием "Как побеждать в теннисе":

"В тот памятный для меня 1958-ой год в австралийской команде было немало теннисных звезд, среди которых были Эшли Купер, Мэл Андерсон, Нил Фрэзер. Каждый из них в равной степени претендовал на победу в Уимблдоне. Но в первую очередь привлек мое внимание никому не известный щуплый, рыжий, веснушчатый невысокий мальчишка. Он выглядел "гадким утенком", случайно затесавшимся в компанию "великих игроков". По целым дням он маячил на корте, ничуть не смущаясь перед столь великолепным окружением. Я не могла тогда знать, что Гарри Хопман считает его самым одаренным в команде, особо выделяя его игровой темперамент, равною которому он в своей тренерской практике не видел. Этот невзрачный на вид левша тренировался с таким упоением, что не обращал никакого внимания на все, что происходило вокруг. Лишь изредка ненадолго покидал он тренировочную площадку, и то для того, чтобы сыграть очередной турнирный матч, затем тут же после очередного проигрыша (тогда он ни разу не выиграл) с наслаждением включался в тренировку, "спаррингуя" своих гораздо более удачливых товарищей. Даже в те редкие мгновения, когда Родней Лейвер оказывался вне корта, он не прекращал заниматься совершенствованием своей игры. Помню его идущим по улице и имитирующим подачу, использующим каждый переход от корта к корту для резкой пробежки. И даже просто наблюдая за какой-нибудь интересной встречей, он постоянно сжимал в левой руке теннисный мяч. Иногда со стороны он выглядел смешным, но, думаю, это никогда не волновало его, потому что у скромного австралийского юноши была своя мечта..."

Кстати, сам Род Лейвер каким-то чудесным образом сумел посчитать, сколько именно часов он провел на корте за свою более чем двадцатилетнюю карьеру теннисиста. Об этом он, к слову, рассказывает в той же своей книге, отрывок из предисловия к которой вы могли прочитать секундами ранее:

"Я не хочу сказать, что прочитав мою книгу вы станете соперничать со мной за первый приз в Форест-Хилсе, но почему бы вам не совершенствоваться, не заниматься серьезно теннисом, если вы играете вполне прилично и получаете от игры удовольствие. Если же вы увлеклись теннисом всерьез и чувствуете, что способны провести на корте двадцать две тысячи часов, то у вас есть шансы догнать и победить меня. Правда, мне к этому времени будет уже около семидесяти. Я затратил эти двадцать две тысячи часов, и отдача превысила мои надежды. Не знаю, был ли первый миллион ударов самым трудным, но твердо уверен, что именно этот период доставил мне много радости".



Напряженная работа над собой сделала человека, о котором мы ведем разговор, великим чемпионом. Что меньше всего его останавливало на протяжении его длинной карьеры, на протяжении всей его жизни, так это смех над ним. Мы уже знаем, что в юные годы он выглядел анекдотично из-за своей щуплости. Но в разгар своей карьеры он выглядел еще удивительнее – его левая рука была непропорционально прокачанной, большой. Злые языки подсмеивались над ним, дескать, эта его рука была похожа на мультяшную руку, или даже на лапу гориллы – такой большой и сильной она была. Но Род Лейвер был не тем человеком, который искал славы за пределами корта. А на корте эта его "обезьянья рука" только помогала ему вести поединки в агрессивной манере, выигрывая их благодаря этому. И издержки в виде не самого приятного внешнего вида нашего героя мало волновали. Ведь настоящим героем он был только на корте, а никак ни за его пределами.

Таким же он остался и по сей день. Об этом человеке сейчас слышно нечасто, но это ему и не нужно. Он, в отличие от многих своих коллег по ремеслу, в памяти людей остается теннисистом, и не более того. Но теннисистом, которого многие считают лучшим в истории этого вида спорта. Согласитесь, неплохая компенсация за отсутствие известности в других областях жизнедеятельности. По выражению американского журналиста Грега Гарбера, Род Лейвер – один из самых скромных и приятных в общении теннисных чемпионов. И такая характеристика для австралийской легенды очень важна и приятна.

Карьера одного из величайших теннисистов в истории игры развивалась постепенно. Поначалу на крупнейших турнирах он проигрывал в первых кругах, но затем его дела пошли вверх, и он уже стал добираться до решающих матчей. В 1957-ом году он выиграл юниорский US Open, а уже через два года произошел его прорыв на взрослом Уимблдоне. В 1959-ом году он играл во всех трех финалах этого турнира Большого Шлема, правда, победа ему досталась только в миксте. Но для начинающего теннисиста и это достижение было незаурядным, а дальнейший прогресс был лишь делом не такого уж и далекого времени.

В 1960-ом к нему пришла первая победа в одиночном разряде на турнире Большого Шлема, и произошло это в родном его краю, в Австралии. Дальше все пошло уже по накатанной, и выиграв в следующем сезоне всего один титул на турнирах большой четверки, в 1962-ом в его карьере случился прорыв – все четыре соревнования Большого Шлема покорились ему. После этого он ушел в профессионалы, и об этих соревнованиях ему на долгое время пришлось забыть, так как в те времена на главных теннисных турнирах могли играть только любители.



Уходить в профессиональный теннис нашему герою предлагали еще в 1961-ом году, когда он уже был лучшим на планете. Но приглашение это Род Лейвер принял только по завершении следующего сезона, ставшего дня него триумфальным.

Интересно, что первые четыре игры в профессиональном туре наш герой проиграл. Однако это не заставило его сомневаться в себе, и очень скоро он стал в один уровень с такими маститыми мастерами профессионального тенниса, как Кен Розуолл и Панчо Гонсалес. В этом 1963-ем году австралиец занял второе место в теннисном табеле о рангах, уступив позицию только своему соотечественнику Кену Розуоллу. Тот сезон в противостоянии этих двух лучших теннисистов тех лет сложился в пользу Кена Розуолла, который из тринадцати поединков против Рода Лейвера выиграл одиннадцать. Но уже в следующем году пятнадцать матчей из девятнадцати завершились в пользу нашего героя.

А с 1965-го года локальные успехи стали подкрепляться в его случае и глобальными. В этом году он выиграл семнадцать титулов, в следующем шестнадцать, еще через год он поднял над своей головой девятнадцать разных трофеев. В их число входило и три соревнования, которые носили неофициальные звания турниров Большого Шлема среди профессионалов, аналогичные Уимблдону, US Open и Ролан Гаррос.

Вообще, вопрос очень интересный – чего бы смог добиться наш герой, если бы пять лет своей карьеры, причем пять лет в самом расцвете сил, он провел в любительском теннисе. Сколько бы трофеев Большого Шлема он смог собрать? И вот тут уже можно только гадать. Кто-то считает вместо традиционных турниров Большого Шлема соревнования, которые носили подобный же статус, только разыгрывались среди профессионалов. Тогда по своему количеству побед на важнейших в теннисе соревнованиях наш герой превзойдет нынешнего лидера, Роджера Федерера. Но все это относительно, и при желании сухие цифры можно трактовать в любом желаемом порядке, получив при их помощи любого желаемого тебе победителя. Но сам Род Лейвер на все эти сравнения смотрит очень правильно и объективно, признавая себя лучшим теннисистом своих лет, а того же Роджера Федерера – лучшим игроком своего периода. Почти во всех интервью австралийца просят сравнить себя самого со швейцарцем. Но выдавить из него заголовок, за который можно получить приличный гонорар, что-то типа "я лучший игрок в истории тенниса", не получается. Не тот это человек, Род Лейвер.



Так или иначе, о своих пяти годах, проведенных в профессиональном туре, в отлучении от турниров Большого Шлема, австралийский чемпион ни секунды не горюет. Он мог бы уйти в профессионалы еще в 1961-ом году, но тогда он чувствовал, что не до конца проявил себя в любительском теннисе. Будучи очень честолюбивым человеком, к тому же завершив одно важное дело, он просто не мог устоять соблазну играть против сильнейших соперников. Деньги при этом были вопросом не главным, но тем не менее важным. Наш герой был первым, кто за один год заработал двести тысяч долларов играя в теннис. Произошло это в 1966-ом году, а со временем он стал также и первым представителем своего вида спорта, заработавшим за карьеру один миллион долларов. Так что австралиец стал прообразом современного игрока в теннис не только в чисто игровом плане, а и в финансовом – со времен наступления Открытой эры в этой игре доходы лучших теннисистов планеты исчисляются суммами со множеством нулей после запятой.

Приход Открытой эры тенниса для нашего героя означал возможность вернуться на те корты и те стадионы, на которых он не все еще показал, когда был на пять лет моложе. И если 1968-ой год можно назвать разогревочным (тогда он выиграл только один трофей на соревнованиях большой четверки, став сильнейшим на Уимблдоне), то в следующем сезоне ему покорился второй в карьере Большой Шлем. Подобное достижение единственное в истории мужского тенниса. Больше никто не выигрывал все четыре соревнования этого статуса в одном году со времени начала Открытой эры, и к тому же никто не повторял такого своего достижения. Так что два своих Больших Шлема Род Лейвер собрал сначала будучи любителем, а затем уже будучи профессионалом, что выводит его на совершенно иную орбиту в истории игры, нежели всех других его очных и заочных конкурентов и соперников.

Сколько всего турниров АТР он выиграл за свою карьеру, точно не известно. Одни источники говорят о том, что их было сорок, другие называют цифры сорока семи и пятидесяти четырех побед в одиночном разряде на этих соревнованиях. Но как бы там ни было, если учесть, что соревнования АТР начали проводиться в 1973-ем году, а нашему герою тогда было уже тридцать четыре года, то сколько именно этих побед было точно, в сущности, становится не так уж и важно. Единственный, кому это могло бы быть интересным, к таким почестям относится весьма и весьма снисходительно. Ведь Рода Лейвера в теннисе интересовали победы, только и всего. А сколько их было конкретно, и сколько они принесли ему денег – вопрос уже второй.

После завершения своей карьеры игрока наш герой по-настоящему ушел на покой. Он не показывался на светских раутах, не был частым гостем телевизионных шоу, и вообще не был персоной публичной. Он и нынче таковой не является. Он просто один из лучших теннисистов за всю историю игры, только и всего.

В 1998-ом году во время телевизионного интервью он пережил инсульт. Однако сильный человек сумел побороть болезнь, и выйти победителем и из этого своего поединка. Сейчас он иногда играет в гольф в своем доме, но в своем преклонном возрасте брать в руки ракетку у него уже не получается. Левая рука причиняет ему боль, и виной тому артрит. Как сам шутит этот чемпион – наверное, он слишком много тренировался в свое время. Человек по прозвищу Ракета знает о чем он говорит, ведь по его подсчетам только к моменту выходу его книги (а было это в 1971-ом году) он провел двести двадцать тысяч часов на корте. И при этом он не стал считать себя оракулом и живым божеством, хотя давайте будем честными – все предпосылки к тому у него были и есть. Он не называет себя величайшим, а просто резонно признает, что был лучшим игроком своего времени.

Скромность – то украшение, которое на некоторых людях выглядит очень броско и не гармонирует с их внутренним миром. Но некоторым оно идет, и кажется, наш нынешний герой как раз один из таких людей. Он не просто большой теннисист маленького роста. Он один из самых лучших людей, когда-либо державших в своих руках ракетку. А именно в таком виде, застывший в памятнике около арены в Мельбурн Парк, носящей его имя, он и запомнится нам всем.



Родни Джордж Лейвер

Родился 09.08.1938-го года

Первый теннисист в истории, которому удалось дважды в карьере в течение одного года выиграть все четыре турнира Большого Шлема – в 1962-ом он сделал это в качестве любителя, а в 1969-ом подтвердил свое достижение уже в качестве профессионала.

Выиграл одиннадцать турниров Большого Шлема в одиночном разряде (четыре раза он выигрывал Уимблдон (1961, 1962, 1968, 1969), три раза Australian Open (1960, 1962, 1969) и по два раза побеждал на Ролан Гаррос (1962, 1969) и US Open (1962, 1969)), шесть турниров Большого Шлема в парном разряде (три раза побеждал на Australian Open (1959-1961, 1969) и по разу на Уимблдоне (1971) и Ролан Гаррос (1961)). Также на его счету три победы на соревнованиях Большого Шлема в смешанном разряде – в 1959-ом и 1960-ом он побеждал на Уимблдоне, а в 1961-ом он выиграл в миксте Ролан Гаррос.

Пять раз приводил сборную Австралии к победе в Кубке Дэвиса в качестве игрока (1959-1962, 1973).

Всего на его счету сто восемьдесят три титула, хотя эта статистика и может не баловать нас предельной точностью.

На протяжении тринадцати лет входил в первую десятку мирового рейтинга (в разные годы с 1959-го по 1975-ый). На протяжении четырех лет занимал в этом самом рейтинге первую позицию (1961, 1962, 1968, 1969).

С 1981-го года является членом Международного зала теннисной славы, с 1993-го года является членом Австралийского зала теннисной славы.

С 2000-го года главный стадион в Мельбурн Парк, где проходит Australian Open, назван его именем.
iSport.ua Теннис
Комментариев 0
Войдите, чтобы опубликовать комментарий