Hall of Fame. Иван Лендл. Часть 1

iSport.ua рассказывает об одном из величайших игроков АТР Тура, который ныне ведет к успеху надежду всей Британии Энди Маррея.
6
8 января '13 19:30
Иван Лендл, Getty Images
Иван Лендл, Getty Images

В фильме Джеймса Кэмерона, "Терминатор-2", Джон Коннор однажды попытался научить героя Арнольда Шварценеггера улыбаться. Робот, который никогда за время своего существования не улыбался, выдал что-то несуразное, очень отдаленно напоминающее человеческую улыбку. Он был запрограммирован спасти мир. Иван Лендл, на протяжении почти всей своей карьеры тоже почти не улыбался. Ведь это тоже не было заложено в алгоритм его существования. Лендл был запрограммирован побеждать в теннисном матче. И борясь с разными интерпретациями Т-1000 – Коннорсом, Макинроем, Беккером, Эдбергом, ему это удавалось.  И ведь не зря Ивану, за время его пребывания в туре, дали такие красноречивые прозвища – Терминатор, Грозный. Некоторые его за это любили, другие, любители шоу, находили его скучным и однообразным. Однако абсолютно каждый уважал его теннисные достижения и его упорный труд.

Однажды, Джон Макинрой скажет о Лендле: "Этот Лендл не стоит даже моего пальца". Конечно, зная тротиловый характер Джонни, такие заявления не стоит воспринимать слишком серьезно. Но, этот "не стоящий даже пальца" Лендл заставлял о себе говорить косвенно, никогда самовольно не стараясь обратить на себя внимание. Хотя сам Иван не строит иллюзий насчет своего таланта. Отзываясь о своей матери, он говорит, что она была даже более ограниченным и бесталанным игроком, чем он сам. Войцех Фибак, бывший наставник Ивана, отзывается о нем так: "Я не считаю Лендла одним из самых талантливых игроков, но он имел  великолепный ум и внутреннюю силу. К тому же он всегда хотел учиться".

Его зацикленность на теннисе, некоторый пунктик связанный даже с этим, стал его огромным преимуществом перед туром

А уже в этом году, сам Иван Грозный сказал, что его подопечный Маррей просто уничтожил бы его, ели бы они оба играли в одну эпоху. То есть, Иван, по большему счету, соглашается с Маком. Но ведь талант "художника", коим обладал Макинрой, оказался гораздо слабее таланта работать над собой, которым обладал Лендл. Иван, пожалуй, один из наиболее профессиональных игроков в истории тенниса. Его зацикленность на теннисе, некоторый пунктик связанный даже с этим, стал его огромным преимуществом перед туром, в котором было так модно швырять ракетки, спорить с судьями, гулять на вечеринках, носить длинную шевелюру, и днями напролет заигрывать с прессой. Иван же просто считал, что слово "модно" - это значит успешно играть в теннис.

Корни имиджа "Грозного" уходят в детство Лендла. Иван родился в 1960 году в городке Острава в Чехословацкой Социалистической Республике. Одно место рождения этого человека, может говорить о многом. Как видим, социалистический строй в Чехословакии спровоцировал появление таких разных, по своей природе, и таких похожих по своему теннисному величию людей – Ивана Лендла и Мартины Навратиловой. Лендл не слишком охотно вспоминает свое детство. Чтобы что-то вспоминать, нужно что-то помнить, чтобы что-то помнить, нужно, чтобы детство было чем-то наполнено. Поэтому неудивительно, что большинство воспоминаний Ивана связано с тем, что сопровождало и давало положительные эмоции тогда – теннисом. Можно сказать, что фраза "впитывал теннис с молоком матери" в случае Лендла может восприниматься едва ли не в буквальном смысле. То, что маленький Иван будет связан с теннисом понятно, если знать, насколько связаны с этим видом спорта его родители. Его мать, Ольга Лендлова, в 60-х годах была одной из лучших теннисисток своей страны. Отец, Иржи, также посвящал немало времени теннису, и тоже добился определенных успехов. Уже когда Ивану Лендлу было 3-4 года, Ольга, которая работала секретаршей, частенько брала своего маленького сына на тренировки в теннисном клубе Остравы. Детсады уже были закрыты, и за Иваном нужно было как-то присматривать. Мама нашла достаточно оригинальный и слегка удручающий способ совмещать теннис и следить за малолетним сыном – привязывала один конец веревки сыну к ноге или руке, другой – к стойкам на корте.  Таким образом, одним выстрелом убивалось даже не два, а три зайца – Ольга играла в теннис, смотрела за Иваном, и приобщала совсем маленького ребенка к игре. Совсем ещё тогда не грозный Иван, будучи достаточно застенчивым, неуклюжим и не очень популярным среди сверстников  ребенком,  почти всю свою страсть переложил на теннис.

Впервые получив свою собственную ракетку в 6 лет, в 10 Лендл уже не представлял свою жизнь без тенниса. После проигрыша в матче, он мог целый вечер плакать. "В детстве я грыз ногти. Маме это не нравилось. Она осматривала мои ногти каждую неделю и за каждый обгрызенный ноготь лишала меня одной тренировки. Это было худшим наказанием для меня. Я не любил ходить в школу. Во время уроков я думал о тренировках. И если начинался дождь, это меня расстраивало".

В 13 лет он впервые обыграл своего отца. А через год перед ним пала и его мама. К тому времени, Лендл был одним и

з самых успешных игроков Чехословакии в своей возрастной категории, выигрывая ежегодно массу различных соревнований. Родители, глядя на развитие сына, сделали вывод, что Ивану нужно посвятить себя теннису. Лендл прекрасно понимает, что без своих родителей он бы не мог стать тем, кем он стал. Каждый из них внес свой вклад в развитие парня. Мама, Ольга, по словам Ивана, это, в первую очередь, дисциплина. Она слепила его как личность, когда запрещала ему смотреть в ее сторону во время матчей, когда заставляла центнерами кушать овощи, когда одним словом могла заставить сына делать очень много вещей, она даже на такое святое для матери "я люблю тебя", отвечала Ивану молчанием. Отец, играл, казалось, более второстепенную роль. Но, он развивал сына в более творческом направлении, позволяя ему иногда импровизировать во время тренировок. Как видим, именно влияние матери было определяющим.

В 15 лет, Лендл, который был большой рыбой в маленьком пруде, впервые почувствовал, что такое плавать в большом теннисном океане – Чехословацкая теннисная федерация отправила его на стажировку в Соединенные Штаты Америки, в штат Флорида. Это было первое фундаментальное знакомство "социалистического робота" с миром капитализма, демократии и неограниченных возможностей. Иван стал все чаще ездить за границу на разнообразные международные соревнования для юниоров, влияние родителей становилось все меньше. Иван мог кушать бургеры, пить колу, и не бояться строгого взгляда своей матери. В 1978 Лендл выиграл юниорский Роллан Гаррос и даже Уимблдон. Роллан Гаррос 1978 стал первым "взрослым" турниром Большого Шлема для 18-летнего Лендла. В своем первом матче он проиграл знаменитому Хосе Луису Клерку. Этот год стал одним из определяющих в жизни Ивана – кроме двух юниорских титулов и дебюта в туре, ему пришлось служить в армии, "отбывая" службу игрой за армейский теннисный клуб. Но Ивана все больше интересовала профессиональная карьера теннисиста, что являлось неприемлемым для Чехословакии. Однажды, перед очередным матчем за армию Лендл не выдержал и, вопреки воле своего отца, отказался играть на любительском турнире во Франции. Отец обвинил сына в трусости, что стало толчком для их конфликта. Иван таки выбрал профессиональную карьеру теннисиста.

Однако он вернет этот должок родине. В 1980 году, молодой Лендл стал одним из соучастников одного из главных подвигов в истории чехословацкого тенниса – завоевал Кубок Дэвиса. Выиграв 7 одиночных, в том числе тяжелейшие схватки с Виласом и Клерком в Аргентине, и 3 парных матча, Иван внесет неоценимый вклад в этот подвиг маленькой сборной Чехословакии. Тот сезон был настоящим сезоном прорыва для Ивана – он выиграет 110 матчей за сезон, завоюет 7 титулов, впервые обыграет Вилласа и Борга и закончит сезон на 6 месте рейтинга. На Итоговом турнире года, Лендл впервые достигнет финала. Это было начало славного пути великого чемпиона.

"Если вы хотите посмотреть на клоуна, то не приходите на мои матчи. Я играю для того, чтобы выигрывать, а не чтобы устраивать шоу"


Тем не менее, все было не так радужно, как может показаться из описания эволюции его карьеры. Отношения Лендла с его семьей и страной с каждым месяцем накалялись. Иван ни в коем случае не отказывался от своей родины. Но для Лендла, который хотел себя полностью посвящать тренировкам, США стало тренировочной базой, ведь тут тепло, тут есть крытые корты и тут он сам себе хозяин. Кроме того, он подчеркивал, что далеко не фанатеет от постоянных перелетов. На одной из первых своих пресс-конференций, его начали расспрашивать о политическом строе в его родной стране. Лендл молчал. Он лишь сказал, что отдает 20% своего заработка Чехословацкой федерации тенниса. Иван, с трудом вливался в новую среду жизни, и среда с трудом принимала этот социалистический элемент. Лендл не понимал, почему всех волнует то, что он делает. Почему в мире демократии и свободы тебя не могут воспринять таким,  как ты есть на самом деле. Хмурый, закрытый в себе и достаточно серый Лендл, не мог адекватно восприниматься зрителями, которые за последнее десятилетие привыкли к совсем другому. Балом правили сорвиголовы, вроде Джимми Коннорса, Илие Настасе, молодого, но уже такого популярного Джона Макинроя. Любопытен также тот факт, что величайший игрок того времени Борг, был куда более спокоен чем эти ребята и если кого и можно назвать его, в некотором роде, наследником, то это будет Иван Лендл. Тем не менее, всеобщей паники о том, что швед чрезвычайно скучный и закрытый, в прессе не было. Может проблема в том, что Борг не представлял страну Варшавского договора? Лендл был достаточно чувствителен к критике в своей адрес со стороны прессы. "Если вы хотите посмотреть на клоуна, то не приходите на мои матчи. Я играю для того, чтобы выигрывать, а не чтобы устраивать шоу. Во время игры я должен быть полностью сосредоточен на каждом розыгрыше. Я просто не могу позволить себе эмоции". Такими словами Лендл себя оправдывает. Однако могут ли быть оправдания у человека, который не сделал абсолютно ничего, что нарушает какие-то нормы? Лендл был даже слишком нормальным.

Кроме проблем, связанных с адаптацией к новым условиям, некоторые аспекты игры Ивану было нужно подтянуть. Он сам очертил свои главные недостатки – игровая прямолинейность, слабый бекхенд, плохая физическая форма. Для разрешения первых двух проблем Лендл решил начать сотрудничать с Войцехом Фибаком, выдающимся польским теннисистом, который тогда ещё не завершил свою карьеру. Иван даже перебрался жить к поляку, гордо держа в гараже Войтека новенький Мерседес. Фибак, будучи сам человеком из социалистической страны, понимал природу проблем Ивана не только с игровой точки зрения, но и с точки зрения психологии. Будучи отличным парником, Фибак сочетал разные стили тенниса, в том числе и игру около сетки. Но он не стал ломать хребет модели тенниса Лендла. Они занялись бекхендом, а также внесли разнообразие в игру Ивана. Результат не заставил себя долго ждать – в 1981, чехословацкий спортсмен, впервые попал в финал турнира Большого Шлема, дав настоящий бой грунтовому королю из Швеции – Бьорну Боргу в решающем матче открытого чемпионата Франции. Ранее, в 1/4 финала, Лендл впервые обыграл Джона Макинроя, а потом закрепил успех месяц спустя, разгромив Мака на Кубке Дэвиса. Тогда и зарождалось одно из самых принципиальных противостояний в истории мужского тура. Венцом сезона стала первая победа на Итоговом турнире. Причем Лендл смог победить Витаса Герулайтиса, отыграв матчбол и уступая 0-2 по партиям! Кто бы мог подумат

ь, что в течении нескольких следующих лет, Лендла окрестят одним из наиболее уязвимых и слабохарактерных игроков.

Некая доля правды в этом есть, особенно если учесть, что в период 1982-1983 года Лендл проиграет ещё три финала турниров Большого Шлема. 1982 год очень напоминал 1981. Лендл вновь очень удачно играл против Макинроя, выиграв за год все четыре встречи, снова выиграл Итоговый турнир и снова сыграл в финале мейджора. На этот раз, Лендл уступил другому гиганту 70-х – Джимми Коннорсу. Причем если проигрыш грунтовому королю Боргу был вполне ожидаемым, то порежение ветерану Коннорсу стало едва ли не сенсацией. Перед финальным поединком, Лендл имел поразительную статистику – 117 побед в последних 124 матчах, 12 выигранных турниров в 1982 году. В 1/4 Лендл переиграл австралийского ветерана Кима Варвика. Варвика это привело в бешенство: "Лендл не выиграет этот турнир. Макинрой или Коннорс его обыграют. Они лучше играют на харде. Особенно здесь, в  Нью Йорке". Варвик сказал, словно выплюнул слова. Репортеры предположили, что из-за обиды он слишком резок к личности, которая его обыграла. На что австралиец ответил: "Какая неприязнь? У него нет личности. Он просто механизированное создание".

На том же чемпионате Лендл столкнулся и Илие Настасе в раздевалке:
- "Эй Лендл, у тебя твое имя на кроссовках, на ракетках. Когда ты выиграешь что-то, чтобы заслужить это?".
- "Настасе, я хочу сыграть с тобой, я хочу ударить по тебе мячом".
- "Не связывайся со мной Лендл. Ты можешь это сделать. Но сейчас меня больше беспокоит Коннорс".


Тот американский чемпионат был ещё одним труднейшим испытанием для Ивана. Он завершил год с немыслимыми 15 титулами, с умопомрачительным рекордом 106-9, уникальной 44-х матчевой победной серией  и "всего лишь" на третьем месте мирового рейтинга.

Но ещё более трудным был год 1983. Благодаря солидному запасу 1982 года, Лендл в феврале возглавил мировой рейтинг. Иван несколько сменил стратегию – он стал играть меньше турниров, больше концентрируясь на важных соревнованиях, и наконец-то, доказал Настасе и КО и, прежде всего, самому себе, что он способен побеждать и на шлемах. Результаты были впечатляющие – Лендл на всех турнирах и даже на "любимом" Уимблдоне добирался как минимум до четвертьфинала. На кортах Флашинг Мидоус он вновь попал в цепь обвинений и его опять изваляли в грязи. На этот раз, казалось, Лендл наконец-то не развалиться. Он три сета на равных сражался с Джимми Коннорсом. Он не должен был развалиться. Он вышел подавать на третий сет и в решающий момент сделал двойную ошибку. После этого, матч превратился в чистую формальность и Коннорс в очередной раз оставил не у дел Ивана, который пешком ходил до конца матча. На парня обрушилась настоящая лавина негодующих журналистов и коллег. Его обвиняли в отсутствии характера и спортивного духа, проклинали за убеждения, Панчо Гонсалес даже предложил отобрать призовые или отстранить Лендла.

Его обвиняли в отсутствии характера и спортивного духа, проклинали за убеждения, Панчо Гонсалес даже предложил отобрать призовые или отстранить Лендла


Сам Иван, на первый взгляд, будучи непроницаемым роботом, внутри оставался обычным человеком. Он ничего не отвечал, не оправдывался. Потом он скажет, что в четвертом сете он почувствовал резкую боль в животе. Но кому интересно, что там было с коммунистическим недочеловеком? А ещё в том сезоне произошло важное событие, определившее во многом дальнейшее развитие карьеры Лендла. В июле 1983 года он, вместе с Коннорсом, а также двумя южноафриканскими игроками - Йоханом Криком и Кевином Карреном, принял участие в выставочном турнире в ЮАР. Чехословакия не имела дипломатических отношений с этой страной. Лендл не счел это, как повод, чтобы отказаться от борьбы на турнире с призовым фондом в миллион долларов. Он приобрел 300 тысяч долларов, но на многие года потерял связь со своей родиной. Был и ещё один проигранный большой финал – Австралия. Хотя на то время, предрождественский австралийский шлем, был таковым лишь формально. Иван, стремясь закончить год первым и наконец-то выиграть хоть какой-то шлем поехал на корты Куйонга, где дошел до финала и проиграл едва ли не единственному сильному сопернику на турнире – шведу Виландеру. На Итоговом турнире года он проиграл в финале Маку.

Сезон 1984 года стал пирровым – Лендл окончательно рассорился с Чехословацкой федерацией, и завоевал, вероятно, главный трофей в своей жизни – Роллан Гаррос. Это был сезон Джона Макинроя. Он безальтернативно царствовал в том году. Перед финальным матчем Макинрой не потерпел ни одного поражения в сезоне, он выиграл их прошлые 5 встреч, а его соперник проиграл все свои большие финалы. Джон мог стать первым американцем, который покорит кубок мушкетеров. И все складывалось в пользу Мака – он взял первые два сета. Вспоминает Джон: "Это должен был быть мой турнир. Да, медленная красная глина куда лучше подходит игрокам задней линии, вроде Борга и Лендла. Но я не собирался отказываться от тактики подача-выход вперед. Я был слишком хорош на тот момент. Я выиграл первые два сета и вел 2-0 в третьем. Все шло прекрасно, пока не случилась поломка гарнитуры, которая находить около корта. Она издавала непонятные звуки, и это вывело меня из себя. Я подошел к ней и заорал: "Заткнись!". Потом я опомнился и подумал, что мой соперник может понять, что я не уверен в себе. В 4 сете я вел 4-2 и 40-30. Именно тогда я проиграл матч. Что было в концовке, я не помню. Это самое трудное поражение  в моей карьере. Иногда этот матч всплывает в моей голове по ночам. Я одно время даже не мог слушать французский язык. Отдавая должное Лендлу, что очень трудно для меня, я должен отметить, что никто другой кроме него не смог бы меня остановить. Он был прекрасно готов физически – чем дальше затягивался матч, тем лучше он выглядел. Это одно из немногих моих поражений, когда я показал все, на что способен. Но Иван не победил меня. Я переиграл себя сам. Лендл получил свой первый шлем с моих рук".



Мак возьмет реванш у Лендла в финале US Open. Это будет последний триумф Джона на турнирах Большого Шлема. Иван, вспоминая тот парижский матч, говорит: "Многие говорят, что это самый важный в моей карьере. Я не могу с этим согласиться. Были и другие значимые поединки. Но вот для Макинроя это был точно главный матч в его карьере. Я не сомневаюсь, что если бы он выиграл тогда, то количество выигранных им шлемов было бы больше 10, и он стоял в одном ряду с Федерером и Лейвером".

Это был переломный момент в его карьере. Все понимали, что этот матч станет отправной точкой в карьере Ивана, но никто не думал, что он станет  доминатором АТР тура на протяжении следующих 5 лет. После этого триумфа Иван почувствовал себя истощенным и морально и физически. Он обратился к врачу, и обследование показало, что у Лендла очень высокий уровень холестерина в крови.  Иван принял это, как очередной вызов. Был нанят один из лучших  диетологов Роберт Хаас, который работал с Навратиловой. Он запретил Ивану кушать мясо, пить спиртное, посоветовал кататься на велосипеде и регулярно делать пробежки. Так был заложен фундамент того робота, который в последующие 5 сезонов выиграет 6 шлемов и ещё 5 раз сыграет в финале, на счету которого будет 156 недель подряд на первом месте в рейтинге. В 1985 году Терминатор наконец-то с четвертой попытки побеждает на открытом чемпионате США, обыграв Джона Макинроя, в его последнем финале турнира Большого Шлема. Удивительно. Они оба практически ровесники и у обоих такая разная карьерная траектория. 1985 год – начало пикового момента в карьере Ивана, и начало конца Джона.

Продолжение следует...

В материале использованы фото Getty Images

iSport.ua Теннис Теннис
Загрузка...