Пятый — лишний?

Обозреватель портала Tennis.com Питер Бодо предлагает разобраться, есть ли место в сегодняшнем теннисном календаре еще одному турниру Большого Шлема.
0
20 марта '13 18:32
АР
АР

В моей последней беседе с Ионом Цириаком – человеком, воплотившим в жизнь идею турнира на синем грунте, которая была опробована на прошлогоднем турнире в Мадриде, он сразу перешел к сути и задал вопрос, заставляющий задуматься: "В каких правилах указано, что может существовать только четыре турнира Большого Шлема?" Отчего-то эта мысль не отпускала меня, и скорей не потому, что я сам считаю необходимым увеличить количество "мэйджоров", а из-за того, что замечание Цириака действительно не лишено смысла – вопрос, заданный им, наглядно демонстрирует, что появление турниров Большого Шлема исторически не происходило по какому-то заранее подготовленному плану, а, значит, не стоит закрывать тему о дальнейшем расширении категории соревнований наивысшего уровня. Хоть я и сам огромный поклонник существующей четверки турниров, я не могу привести относящихся к самой игре аргументов, которые бы позволяли выделять эти соревнования в отдельную привилегированную группу, кроме многолетних традиций. Нельзя сравнивать турниры Большого Шлема, и, например, Супербоул или чемпионат мира по футболу – состязания, которые являются главными в своих видах спорта по простой причине: они безапелляционно определяют сильнейшую команду/сборную. Этого нельзя сказать ни об одном из "мэйджоров".
Нельзя сравнивать турниры Большого Шлема, и, например, Супербоул или чемпионат мира по футболу – состязания, которые являются главными в своих видах спорта
Также, сейчас четыре турнира Большого Шлема не соответствуют геополитическим реалиям тенниса так, как это было когда-то. Просто они возникли в нужное время и в нужном месте, а с помощью грамотного управления существенно посодействовали развитию тенниса в целом. Однако скажите мне, например, отчего именно Париж – не Рим, Мадрид или Франкфурт – в итоге должен принимать единственный грунтовый "мэйджор". Возможно, поэтому так часто поднимается тема проведения пятого турнира Большого Шлема. Так, Батч Бухольц, основатель и идейный вдохновитель крупнейшего турнира в Майами, долгое время надеялся дополнить своим турниром существующий квартет турниров наивысшей категории, однако позже был вынужден поумерить пыл и остановиться на неофициальном звании "Турнира Большого Шлема в Латинской Америке". Того же самого хотел бы добиться Цириак в Мадриде. И даже ATP пыталась превратить свой итоговый турнир в полноценный эквивалент турнира Большого Шлема, пусть и по ряду причин, в том числе из соображений теннисной политики, не пытаясь проводить параллелей между ними. Эти усилия не были направлены исключительно на извлечение прибыли. Люди хотят создавать новые вещи. Они хотят обрести славу первопроходцев и реформаторов. Они хотят оставить по себе определенное наследие. Говоря простым  языком, наиболее успешные люди, имеющие отношение к теннису, надеются помочь дальнейшему развитию игры. Вполне резонен вопрос: почему мы должны оставаться с все теми же  четырьмя "мэйджорами" в то время как практически все остальные популярные виды спорта продолжают искать способы привлечения новых зрителей и получения больших доходов?

Что ж, я как раз веду к тому, что нам не нужен пятый турнир Большого Шлема. Ведь у нас он уже есть, здесь, в Калифорнии – турнир в Индиан-Уэллсе. На данный момент соревнование не соответствует определенным требованиям "мейджора", однако все эти мелочи (вроде 10-дневного формата и сетки на девяносто шесть участников) легко поправимы, стоит только некоторым людям пожелать этого. В остальном же, здесь всё готово для повышения статуса турнира. Главный стадион теннисного комплекса в Индиан-Уэллсе  способен разместить свыше шестнадцати тысяч людей – это вторая по вместимости специализированная теннисная арена мира после стадиона имени Артура Эша в Нью-Йорке (а на 2014-й год в запланировано открытие ещё одной арены). В этом году предполагалось, что турнир посетит более 370-ти тысяч человек (для сравнения, соответствующая цифра для прошлогоднего Уимблдона равнялась 484,805). Соревнования привлекают, как и местную публику, прекрасно разбирающуюся в теннисе, так и многочисленных туристов, приезжающих в одно из популярнейших мест отдыха в Калифорнии  – Палм-Спрингс. А в лице Ларри Эллисона, основателя компании "Oracle" и одного из богатейших людей мира, турнир обрел владельца, готового на многое ради любимого детища. Эллисон чрезвычайно посвящен идее прогресса и дальнейшего роста турнира, основу которого заложили в прошлом профессиональные теннисисты Чарли Пасарелл и Рэй Мур. Потенциал безграничен.
Уходящие далеко вперед перспективы дохода должны перевесить средства, которые придется потратить на устранение всех неудобств
Исходя из вышенаписанного, можно заключить, что ITF и четыре страны (Австралия, Франция, Англия и США), проводящие "мэйджоры", допускают большую ошибку, не рассматривая возможность расширения круга турниров Большого Шлема. Вы можете представить себе долгосрочную прибыль от подобного турнира, если будут внесены необходимые изменения? Конечно, пятый "мэйджор" в Индиан-Уэллс станет определенной проблемой для расписания, особенно для следующего за ним турнира в Майами и соревнований, предваряющих калифорнийский Мастерс. Однако уходящие далеко вперед перспективы дохода должны перевесить средства, которые придется потратить на устранение всех неудобств. Начните с уровня шума вокруг подобного решения и мгновенного роста авторитета соревнования, если впервые за почти столетие появится новый турнир Большого Шлема. Я даже так скажу – если темпы роста турнира в Калифорнии сохранятся, то ему вполне по силам превзойти остальные "мэйджоры". И это ещё один довод в пользу решения повысить статус турнира. У некоторых сразу возникнут сомнения в необходимости подобного изменения – ещё одного турнира Большого Шлема, или ещё одного "мейджора" в США – почему бы не сделать это в Испании или в Аргентине? – или даже очередного супертурнира на харде.

Однако давайте взглянем на обстоятельства:

 1. Перерыв между Открытым чемпионатом Австралии и Ролан Гаррос слишком велик, а пара крупных турниров на харде, идущих друг за другом (Индиан-Уэллс и Майами), отнюдь не улучшают рациональность действующего расписания.

 2. Рафаэль Надаль может противиться увеличению турниров на харде – хотя он всегда высказывал восхищение турниром в Индиан-Уэллс – но большинство ведущих теннисистов и остальные члены "Большой Четверки" вовсе не противятся подобным тенденциям. Будущее за хардом, именно турниры на этом покрытии продолжат главенствовать в теннисе по многим причинам, включая экономические.

 3. Хоть теннис в США и переживает период стагнации, фанатов спорта, имеющих необходимые средства для посещения турниров, предостаточно. Можно также вести речь об осеннем турнире Большого Шлема в Азии (все на том же харде), особенно учитывая маркетинговые возможности продвижения тенниса в этом регионе. Но там пока нет настоящей теннисной культуры. Пекин, Шанхай и Токио организовывают отличные турниры, однако им не сравниться с возможностями, вниманием СМИ и традициями соревнований в Индиан-Уэллс.

 4. Мы знаем, что в обозримом будущем игрокам не видать взлелеянного в мечтах трехмесячного отпуска в межсезонье. Но и готовиться к ещё одному большому турниру после традиционно напряженного лета вряд ли кому-то захочется.

Давайте оценим шансы других турниров серии Мастерс как кандидатов на звание хозяев пятого "мейджора":

Майами: пусть на заре образования турнир был успешнее своего калифорнийского коллеги, состязание на западном побережье в последние годы вырвалось вперед во всех аспектах. Европейские игроки – которые, если вы ещё не заметили, занимают ведущие позиции в современном теннисе – не первый год предпочитают Индиан-Уэллс соревнованиям в Майами. Турнир во Флориде установил отличные отношения с игроками из Южной Америки и – что не менее важно – с испаноязычными болельщиками. Но попытки провести в Ки Бискейн турнир Большого Шлема чреваты юридическими и политическими проблемами.

Монте-Карло: теннисные объекты существенно страдают и от соревнования длиной в неделю на территории этого частного клуба. Кроме того, вы действительно вдохновлены идеей начинать грунтовый сезон "мэйджором"?

Мадрид: у Цириака есть желание составить реальную конкуренцию Ролан Гаррос, но эта попытка кажется обреченной на провал. У него есть достойный спортивный комплекс, но нет очередей в билетных кассах. И стоит ли затевать такой крупный турнир за пару недель до Открытого чемпионата Франции?

Рим: смотрите выше. Все крупные европейские грунтовые турниры имеют общую проблему – они уже являются частью серии соревнований, плавно подводящей игроков к главному турниру года на глине. Многие, думаю, согласились бы ничего в установленном порядке и не менять.

Торонто/Монреаль: никто, никто и ещё раз никто не захочет участвовать в двух турнирах Большого Шлема посреди лета, особенно после утомительной связки Ролан Гаррос/Уимблдон.

Цинциннати: Смотри выше.

Шанхай: ATP избавило Шанхай от статуса хозяина итогового турнира частично из-за существенной разницы во времени с главными теннисными державами мира. И, как я уже писал, осенний "мэйджор"  - не то, о чем мечтают игроки. Этому рынку ещё необходимо обзавестись традициями.

Париж(Берси): Джон Макинрой утверждал, что Туру необходим турнир Большого Шлема в закрытом помещении, но организационные проблемы, вызванные двухнедельным турниром в зале, внушительны. И опять же, кому нужен "мэйджор" за считанные дни до итогового турнира? Точно не игрокам.

Итак, позвольте мне повториться. Пусть я не думаю, что пятый турнир Большого Шлема жизненно необходим, я верю, что в Индиан-Уэллс мы наблюдаем нечто, очень близкое к нему по уровню организации соревнований. Почему не использовать такой громадный ресурс на благо тенниса? Это не потребует невероятного полета мысли и больших усилий. Нужно лишь просто воспользоваться предоставленной возможностью и начать действовать.

iSport.ua Теннис Теннис
Загрузка...