Черкашин: Я родился в Украине, но Польша помогла мне реализоваться

Большое эксклюзивное интервью украинского боксера о жизни и карьере в Польше.
16 марта, 17:00
Федор Черкашин
Федор Черкашин

Уроженец Украины средневес Федор Черкашин (16-0, 11 KO) в начале марта побил известного французского боксера Патрика Менди.

Для француза это всего второе досрочное поражение в карьере - в сентябре 2013 года уступил в первом раунде будущему победителю Всемирной боксерской суперсерии (WBSS) и чемпиону WBA Super британцу Каллуму Смиту.

Благодаря победе над Менди, Черкашин в рейтинге boxrec поднялся на высокое 27-е место и впервые попал в рейтинги боксерских организаций, оказавшись на 31-м месте в рейтинге WBC.

После боя с Менди он заявил о том, что принял польское гражданство, но при этом в интервью ISPORT.ua он заявил, что в душе остается украинцем, перед его боями будет звучат гимн Украины и он скорее пытается быть представителем Украины в Польше, пытаясь примерить народы.

После поединка с Менди Черкашин, который является бренд амбасадором Parimatch, приехал в Украину. Именно в pm fight academy мы встретились с Федором, чтобы он рассказал о том, почему не сложилась карьера в Украине, почему Федор решился на переезд в Польшу и как теперь складывается карьера.

- Федор, предлагаю начать разговор с последнего боя против Патрика Менди. Первоначально соперником должен был стать бывший чемпион мира австралийский ветеран Сэм Солиман. Почему в итоге на ринг против тебя вышел Менди?

- Да, первоначально бой должен был быть с Солиманом, но он травмировался за 4 недели до боя. Нашли Менди, который всегда тренируется и всегда готов устроить жесткий бой, он немного грязноватый боксер и неудобный. Я готовился к грязному поединку, что его будет тяжело поймать, достать. В первых раундах увидел, что это действительно так и есть.

- Удалось выполнить задачу на бой?

- Была задача провести полные 10 раундов. Иногда вязался в клинч с ним, ввязывался в тот бокс, который он предлагал. Мы не заряжались на удар, но старались не стоять на месте, постоянно двигаться, чтобы меньше пропустить, не дать ему боксировать в его стиле. Удалось хорошо победить, нокаутировать в седьмом раунде. Тренер и промоутер довольны.

- Ваш промоутер Анджей Василевски перед боем с Менди говорил, что после поединка свяжется с организациями, чтобы вы попали в рейтинги. Что-то известно по этому поводу?

- Он пообещал поговорить с организациями, чтобы попробовать меня поставить в какой-то рейтинг. Я думаю, что все идет по плану. Не хочется больших перескоков, хочется плавно подниматься к вершине.

- Ты еще ничего не выиграл в боксе, но многие в Польше видят тебя даже с поясом чемпиона мира. Это мотивирует или наоборот?

- Мотивирует тем, что публика подтягивается, пишет мне с каждым боем все больше людей. А пояс – к этому еще очень далеко, есть очень много работы – моей, команды. Лучшие бы писали, что мы в тебя верим. Я, если честно, не хочу никого подводить. 

- Теперь предлагаю вернуться назад и рассказать, как ты вообще оказался в Польше. А лучше начать с того, как ты оказался в профессиональном боксе, ведь сперва занимался тайским боксом?

- Я занимаюсь спортом с 7 лет. Это тайский бокс, кикбоксинг, а с 13 лет попал на тот момент в профессиональную команду к Цуканову Владимиру Алексеевичу. Тогда понял, что спорт может стать частью жизнью. Под его руководством я стал многократным чемпионом Украины по тайскому боксу, двукратным чемпионом Европы, чемпионом мира. Провел около 300 боев.

Все изменилось в 2014 году, когда тренер переехал в Крым, а команда распалась. Кроме него я не видел себя ни под чьим руководством. Мы с друзьями решили переехать в Киев, но тут я не нашел себе тренера, с которым я бы продолжал развиваться в тайском боксе.

Тогда я решил попробовать себя в боксе и мне посоветовали Александра Львовича Лихтера. Он стал мне за отца, стал поддерживать меня, ведь мне было всего 18 лет. Я начал тренироваться и через время меня пригласили на спарринги к Вячеславу Сенченко, где я неплохо себя показал.

- Это был первый переломный момент?

- Наверное, да. После этого я подписал контракт с британским менеджером Филиппом Фондю. У меня не было любительской карьеры, поэтому никто за меня браться не хотел.

У Александра Львовича были знакомые, которым он отправил видео с моими спаррингами. И вот так я понравился Фондю. Условия контракта на данный момент мне выглядят смешными, но тогда я был очень рад.

И вот я провел семь боев, одержав семь побед. Я боксировал в Беларуси, Болгарии, Монако, а не только в Киеве. Из-за финансовых проблем у Фондю моя карьера остановилась. Наверное, он хотел меня раскрутить и "продать" под бой с боксером Хаттона, с которым у него были связи. Я так думаю. Но Бог меня от этого увел. У меня была паника, я не знал, что делать.

- Пытался в этот момент договориться с украинскими промоутерами? С теми же K2 Promotion?

- Я был в поиске. Да, были переговоры с K2 Promotion, Sparta Boxing Promotions. Но я не был им интересен. Мы общались с Алиной Шатерниковой, мы искали варианты разорвать соглашение с Фондю, которое действовало еще полтора года, думали выступить в вечере бокса с К2, но ни к чему эти разговоры не пришли.

- И тут возник вариант с Польшей?

- В мае 2017 года мне позвонила мама, сказав, что перебирала сумку и нашла, что бабушка у меня родилась в Польше. Я не понимал, о чем речь, к чему это.

Получилось, что она где-то увидела по телевизору передачу про карту поляка и начала меня подталкивать к этому. Она мне прислала копии, я походил с этими документами и мне подтвердили, что у меня действительно есть польские корни.

После этого я загорелся, я начал изучать польский, мне понравилось. Через три месяца я сдал документы на карту поляка. Это была осень 2017 года. Но стал вопрос, что делать дальше. Я пришел к Лихтеру и он посоветовал тренера в Варшаве - Федора Лапина. Но у него не было его контакта.

Я начал писать через Facebook ему, жене, сыну, но ответа не получил. Я написал тем, кого он отметил на фотографиях и вот из семерых людей мне ответил один. Он написал только адрес. Сказал: хочешь – в понедельник в 10:30 у нас тренировка. Это была суббота.

- Ты срываешься и едешь в Польшу…

- Да, я легкий на подъем. Купил билеты, приехал туда, попросил Федора Геннадиевича на два слова. Сказал, что приехал из Украины, есть карта поляка и знаю польский, есть профессиональный рекорд 7-0, хочу тренироваться. Он послушал и сказал приходить на следующий день на спарринг.

- Удалось выспаться перед следующим днем?

- Если честно, то нет. Первый раз в Польше, поселился с хостеле, никого не знаю, в голове желание показать себя. Не знаю, как вообще уснул, но спал плохо.

- Но при этом на спарринге все же удалось себя хорошо показать…

Меня поставили в спарринг с Камилем Шереметой, который сейчас выйдет на бой с Геннадием Головкиным. Я не знал, с кем я спарринговал. Меня предупредили, что могут остановить бой, если меня будут сильно бить. Но я неплохо выглядел и после спарринга мне предложили базовые условия – комнату в пяти минутах от зала, 20 долларов на питание, бесплатный зал и экипировка.

Лапин на тот момент улетал на бой Влодарчика с Гассиевым и через две недели он сказал мне быть на сборе Камиля Шереметы. Помочь тому подготовиться к бою.

- На тот момент, как понимаю, у тебя все еще действовал контракт с Фондю. Как же удалось выступить на польском шоу?

- В феврале 2018 года я попросил выступить на шоу, чтобы показать себя. Сперва Федор Геннадиевич был против, поскольку у меня еще и контракт с менеджером действовал до апреля. Мне как-то удалось его убедить.

Потом он сказал, что нужны деньги, а узнав, что я накопил нужную сумму на спаррингах, нашел мне бизнесмена, который заплатил нужные две тысячи евро на соперника.

Тогда мне удалось победить ударом по печени, после чего я еще дал комментарий на польском и ко мне подошел промоутер Анджей Василевски. Он предложил условия, от которых я не смог отказаться. Мы подписали контракт с апреля, и я стал официально работать. В следующем бою я победил нокаутом ударом по печени уже на первой минуте. И дальше началась моя польская история.

- Вот уже два года ты проводишь поединки в Польше. Как оцениваешь для себя этот период?

- С точки зрения жизни – все на плюс. Это период тяжелой работы, впахивание, а сейчас уже появляются плоды. Не только в спорте, но и в жизни. Я взял квартиру в ипотеку в Варшаве.

На сегодняшний день я боксирую в главных боях андеркарда, это идет на телевидении, меня приглашают на интервью. Когда я приехал в Польшу в рейтинге Boxrec я был в седьмой сотне, а после последнего боя я поднялся на 27-е место в своей категории. Безусловно, я благодарен промоутеру за то, что у меня растет уровень оппозиции постепенно, благодарен тренеру за то, что меня научил. Хотя мне еще многому предстоит учиться. Я верю своей команде. Сейчас я делаю все, чтобы, когда мне представится шанс, то я к тому времени окреп и был готов воспользоваться им. 

- Кто в твоей команде сейчас?

- Для начала это базовые люди. Есть главный тренер, есть тренер по силовой подготовке, есть зал со спарринг-партнерами, есть человек, который и массажист, и реабилитолог, и катмэн. Это базовый набор для любого боксера у нас в зале. Сейчас я 1,5 года работаю с диетологом, потому что перед боями приходится сбрасывать до 10 кг. Есть в моей команде спортивный психолог - это я подсмотрел у Усика и Ломаченко. Он работает в футбольном клубе Легия Варшава и мне с ним очень легко, позитивно работается.

Возможно, в ближайшем будущем команду еще увеличу. Соцсети? Мне пробовали вести польскую сторону, брали человека, но я сейчас уже пишу сам – хочу быть собой, а не чтобы мои мысли передавал кто-то другой. Веду фан-страницу на польском в Facebook.  

- Как бы ты описал свои отношения с тренером?

- Он очень похож на моего первого тренера Владимира Цуканова. Видно дисциплину, честность, опыт работы со спортсменами разного уровня, виден огонь в глазах. Даже после хороших боев, он не будет тебя захваливать, а сразу работать над ошибками. Он мотивирует своим видением. Он мне очень подходит этими аспектами.

- Можешь ли сравнить работу промоутерских компаний из Украины и Польши?

- Наверное нет, потому что я не работал с украинскими промоутерами, я им оказался неинтересен на том этапе своей карьеры.

Со стороны мне кажется, что ошибка наших промоутеров в том, что они не вкладывают в молодых боксеров, не развивают их. Да, можно сказать, что сейчас ты в него вкладываешь, а он через несколько лет влюбится, уйдет в учебу и бросит бокс. Но такое есть и в Польше, там тоже рискуют, вкладывая в молодых. Я считаю, что залог успеха профессионального бокса в Украине – развитие молодых боксеров.

- Скучаешь по дому, по семье?

- До переезда в Польшу я три года прожил в Киеве, так что с родственниками и друзьями в Харькове я привык общаться на расстоянии. Я был уже с опытом жизни без друзей.

Я скучаю за людьми, языком, за вывесками на украинском языке. В Польше люди воспитывались на других фильмах, там другой юмор. Я иногда перевожу украинские шутки, но они там не "заходят" и приходится смеяться с их шуток. Я стараюсь адаптироваться, считаю, что пока молодой, то это легче делать.

- А девушка?

- Моя девушка, Александра, живет в Харькове. У нас отношения на расстоянии, но мы часто видимся. Познакомились с ней уже после того, как я переехал в Польшу. Мы раньше виделись в разных компаниях, пересекались, но отношения начались уже после моего переезда в Польшу. Это человек, который меня очень поддерживает, видит меня с разных сторон. Она очень близка мне по каким-то духовным признакам. Сейчас я свою жизнь без нее не представляю. Хочется уже строить семью.

В июне она планирует ко мне переезжать. После того, как сдаст экзамен на бакалавра, а дальше продолжит учебу уже в Варшаве. Она учится на экономическом факультете, но ей нравится ИТ, так что возможно развитие в этой сфере.

- Что нравится и что не нравиться в Польше?

- В Польше у меня больше плюсов, чем минусов. Я занимаюсь любимым делом, развиваюсь. Есть возможность создавать семью, есть отличный зал, хорошие спарринг-партнеры, есть тренеры.

Что не очень нравится – это отношение польских людей к Украине. Когда я подписал контракт, то было много возражений, почему деньги вкладываются не в польских молодых боксеров, а в украинца. Было много негатива. Но когда я показываю, что мы украинцы – такие же люди, а все это отношение навязано политиками, пытаюсь все объяснить, то сразу вижу отдачу.

- После последнего боя ты заявил, что принял польское гражданство, но на бои выходишь с двумя флагами на шортах. Можешь озвучить причину?

- Для меня это тяжелый вопрос. Я родился в Украине, вырос в Украине, боксировал за Украину, выходил всегда с флагом украинским. Вся любительская карьера у меня связана с Украиной. Но Польша помогла мне реализоваться как профессионал, были вложены в меня деньги, дали мне кредит доверия, который я стараюсь реализовать.

Я пытаюсь сгладить отношения между странами, соединять людей, а не разделять. Я выхожу на ринг с флагом Украины, а польский присутствует на шортах. В Польше нормальные люди нормально на это реагируют.

Поляки сталкивались с тем, что польский боксер Дариуш Михальчевски уехал в Германию и выходил под немецким флагом. Для них это возмутительно. А есть пример Адама Ковнацки, который почти всю жизнь прожил в США, но выходит под польским флагом.

С другой стороны, у нас есть пример братьев Кличко, которые говорили по-немецки, жили там, немецкими фанатами считались своим, но при этом на бои выходили с флагом Украины.

- Если с флагами возможна ситуация, чтобы выйти с двумя на шортах, то перед условно твоим чемпионским боем в будущем будет звучать только один гимн. Какой?

- Если будет гимн, то будет гимн Украины. Это однозначно. Я не хочу "перекрашиваться" в польский флаг.

- Возвращаемся к боксу. По твоим соперникам можно учить географию. Боксеры с какого континента запомнились больше всего?

- В июле у меня был в соперниках боксер из Австралии – Уэс Кеппер. Он мне дал полный бой на 10 раундов, тяжелый поединок. У него был рекорд в 20 побед и только два поражения, плюс он в ничью отбоксировал с экс-чемпионом мира Солиманом. До боя был небольшой прессинг и на том этапе у меня был такой резкий подъем оппозиции. Но я выиграл тот бой, хорошо себя показав.

- С кем из боксеров хотелось бы встретиться в будущем? Возможно, с кем-то из поляков.

- Был сейчас вариант Солимана заменить на Роберта Таларека, но он запросил очень большие деньги. Он в Польше очень популярен. Но многие отмечали, что мне этот поединок ничего не даст.

За границей хотелось бы показать себя против американца Габриэля Росадо. Видел его бой с поляком Сулецки и тогда Росадо устроил яркий бой, хоть и проиграл. Хотел бы провести бой с немцем Джеком Кулкаем, которого видел против нашего Сергея Деревянченко. Я бы не хотел перепрыгивать через уровень, постепенно поднимать оппозицию. Я верю в свою команду и верю в своих промоутеров.

- Можем ли в ближайшее время увидеть тебя в ринге в США?

- Я готов, очень хочется провести бой в США. Я думаю, что все реально.

- А Украина? Допустим, если бы ты выиграл чемпионский титул и для защиты ты бы мог выбрать любой город, это мог бы быть Харьков и, например, стадион Металлист?

- Конечно. Это самое первое. В июле я боксировал на открытом стадионе. Это что-то новое, мне понравилось.

Очень хотелось бы показать себя харьковской публике, много боев там провел по любителям, всегда на моих боях собиралось много друзей и это незабываемое ощущение. Это было бы очень круто.

- Ну и в завершение, каковы твои цели на предстоящий год?

- В контракте у меня четыре боя за год. Один провел, еще три. Но тут все может измениться, может появиться шанс провести бой за границей, хороший бой. А может из-за коронавируса все отмениться до лета. Посмотрим.

Виталий Володько, ISPORT.ua

За организацию интервью автор благодарит Parimatch.

Желаете узнавать главные спортивные новости первыми? Подписывайтесь на наш канал в Telegram!

iSport.ua Бокс

x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK