Джессика Ай: История тяжелого детства на пути в ММА

Перевод блога Джессики Ай на The Players Tribune.
8 июня, 10:00

Позвольте мне быть честной с вами: это не самая хорошая история. У меня не было привычного для многих воспитания - в этой истории много насилия. Даже для бойца UFC жизнь нанесла мне большое количество ударов, но я хочу, чтобы вы знали, через что мне пришлось пройти. Это моя история, и я думаю, что лучшее, с чего стоит начать, это момент, когда меня ударил пьяный водитель. Мне было 16 лет.

В моей жизни это было второе ДТП с моим участием. Первое было осенью 2001 года, когда я только пошла в старшую школу и ехала на пассажирском сидении. После того случая мне купили небольшой Dodge 600, на котором впоследствии я и ездила.

Я из городка под названием Рутстаун. Это крошечное место в часе езды к юго-востоку от Кливленда.

После тренировки поздно вечером в воскресенье, в январе 2003 года, моя машина сломалась. Если вы когда-либо были на проселочной дороге на Среднем Западе, то понимаете, что такие дороги слабо освещены.

Я съехала на обочину одного из этих темных участков дороги без опознавательных знаков и пошла к дому друга, чтобы позвонить отцу и попросить забрать меня. (Это был 2003 год. Не у всех был мобильный телефон). Мой отец был отличным механиком и появился примерно через 20 минут на своем огромном пикапе 'Dodge Ram '89. Он начал ковыряться в моей машине и был немного рассержен тем, что его оттащили от телевизора. У нас с ним была договоренность: по воскресеньям я выбиралась куда-то из дома, а он приглашал своих друзей смотреть спортивные соревнования весь день. Он часто ворчал, но между нами были хорошие отношения.

Он припарковал свою машину передним бампером к моей и попросил, чтобы я встала на обочину, пока он занимается ремонтом. Проходит несколько минут, и мы говорим об генераторах, сравнивая мою машину с его массивным грузовиком. Знаете, вещи, о которых вы можете поговорить со своим отцом, о которых вы оба знаете, это безопасная территория, которая не вызовет разногласий.

Через некоторое время мой папа велит мне вернуться на место водителя, чтобы попытаться запустить двигатель. Я помню, как шла к водительскому месту, возвращаясь на дорогу, и слышала, как мой папа говорил: "Берегись водителей, уже темно".

И тогда это произошло.

Это произошло очень быстро.

Я вижу вспышку, а затем я в воздухе.

И после этого я лежу на земле на обочине.

Мои воспоминания отчасти отрывочны, но мой друг Майкл, который был тогда с нами, рассказал мне позже в больнице, что пьяный водитель сбил меня своей машиной. Его машина ударила меня и отбросила в лес. А затем он ударил машину моего отца и мою, и нога моего отца на мгновение оказалась зажата между авто.

Итак, я на обочине в лесу. Моего отца куда-то выбросило. Майкл где-то еще, может быть, в машине. Я постепенно теряю сознание, но слышу, как мой отец зовет меня по имени. Я не знала этого в то время, но его правая нога была полностью зажата между его грузовиком и моей машиной при ударе (после этого ему пришлось провести операцию на правом колене), а капот моей машины упал на его руки. Люди, которые испытали мгновенную серьезную травму, подобную этой, знают, какое это сюрреалистическое чувство - ваш мозг отключается и переходит в безопасный режим, а затем медленно перезагружается, когда выясняет, что произошло. Ваше тело проходит через это странное туманное состояние, когда вы знаете, что что-то не так, но вы не знаете, что именно.

Моя спина болит. Мой мозг все еще пытается перезагрузиться, но я точно знаю одно: я должна что-то сделать, сказать что-нибудь, чтобы привлечь внимание моего отца.

Сообщить ему, что я все еще дышу.

Сообщить ему, где я.

Поскольку я знаю, что если я не окликну его, мой папа подползет к грузовику, схватит свой пистолет и убьет пьяного водителя.

Сегодня я расскажу вам много вещей, касающихся моего отца Рэнди Ая. Он не был хорошим парнем. Это был крупный для Среднего Запада человек, который усердно трудился на своей работе, а после нее шел в бар выпивать. Он начинал в качестве сварщика в компании Daimler Chrysler, где работал в течении 20 с лишним лет, прежде чем стать механиком по всему городу, а вне работы он тусовался со своими приятелями-байкерами или проводил время в стрип-клубах.

У меня не было типичного детства, но в доме росло приличное количество добра. Был мой старший брат Рэнди, мой младший брат Ник, и у второй жены моего отца есть дочь по имени Дженнифер, с которой я тоже была очень близка. Добавьте к этому всех остальных детей от "флирта" моего отца с танцовщицами стриптиз-клуба, и вы поймете, что у меня не было недостатка в детях, с которыми я могла бы потусоваться и заняться спортом.

А еще мой отец употреблял рекреационные наркотики, выгоняя нас в это время на открытый воздух. Папа говорил: "Выйди на улицу и поиграй на батуте" или "Почему бы тебе не поиграть в баскетбол на улице?", И я шла, занимаясь разными видами спорта с моими братьями, стараясь не отставать.

Когда я была подростком, люди в Рутстауне знали меня как "несоответствующая Джесси Джо". Все знали, что моя жизнь действительно испорчена, но они также знали, что я всегда старалась изменить свою судьбу. Я была своего рода чудачкой, спортивной девушкой, которая всегда болталась с парнями. Люди знали, что мое сердце было в правильном месте. Я надеюсь, что люди знают это и сейчас. То, что у вас дерьмовое детство, не означает, что вы должны быть дерьмовым человеком.

Все детство было мое таким, пока мне не исполнилось 14 лет, и я не достигла половой зрелости. Мой папа ... он не был так хорош в воспитании дочери. Думаю, что на это повлияло его собственное плохое детство - он был первым, кто нашел тело своего отца после самоубийства. Это оставило его полностью обессиленным и неспособным понять, как воспитать девочку. У него было много вещей, с которыми он не справлялся должным образом.

Мне потребовалось некоторое время, чтобы говорить об этом, не называя моего отца ужасным человеком или куском мусора. Но теперь я знаю, почему он был так плохо подготовлен, чтобы иметь дело со мной, и почему он делал некоторые вещи.

Рэнди Ай был одним из тех людей, которые просто привыкли плыть по течению. Он не знал, как справляться с трудностями. Он знал, что то, как он обращался с женщинами, было неправильным. И что в городке было намного больше таких парней, как он. Поэтому, когда он понял, что его дочь достигает возраста, когда она может начать встречаться, он не знал, что делать. Эта потеря контроля заставила его наброситься на меня.

Мы говорим о физических, насильственных вещах, и я хочу вас об этом предупредить, прежде чем мы пойдем дальше.

В один из бурных субботних вечеров, когда мне было 14 лет, я была в маленьком рок-н-ролльном клубе, куда ходили все дети в Рутстауне. Я ходила туда все время. На той неделе я сказала моему отцу, что его знакомая девушка везет меня в клуб, но в итоге я сама подвезла брата и нескольких его друзей.

Моему папе это не понравилось. Совсем. Он провел большую часть этой недели, принимая тяжелые наркотики, и был под их воздействием, когда услышал, что я пошла в этот клуб с мальчиками. Я помню, как называли мое имя через громкоговоритель в клубе: "Джессика Ай, твой отец здесь, чтобы увидеть тебя". Я увидела отца и выражение его лица, которое помню до сих пор.

Я стояла там, думая, "о Боже, он меня убьет".

Он схватил меня за волосы, вытащил на улицу и начал избивать. Задыхаясь, шлепая меня, отбрасывая меня на землю всякий раз, когда я пыталась встать. Мне было 14 лет, я весила 90 фунтов (41 кг - прим), и все в городе видели, как мой 250-фунтовый (113 кг - прим) папа избивал меня до полусмерти на стоянке в местном баре.

Охранник клуба пытался вмешаться, но ему было немного за двадцать. У него не было шансов против моего отца. Мой отец ездил в этот бар с ребенком по имени Джаррид. Ему было 16 лет, и он был сыном женщины, с которой мой отец встречался в то время. И Джаррид делал все возможное, чтобы остановить мое избиение. Я помню, как он кричал "Стоп! Ты должен остановиться, чувак! Достаточно! Просто посади ее в чертову машину, и мы отвезем ее домой!"

Отец посадил меня в машину и приказал Эшли и Джарриду тоже сесть.

Мой папа на сидении водителя, Джаррид на пассажирском сидении, я позади моего отца, а Эшли рядом со мной. И я отчетливо помню, как думала, вот и все. Он собирается убить меня. Все кончено. Мой отец кричал на меня, и я действительно думала, что это конец. Когда мы подъехали к дому, он закричал: "Эшли, убирайся из моего дома". А потом он потащил меня за волосы и начал избивать.

Он ударил меня. Он ударил мою голову об стену. Я не помню, как долго он бил меня, но я помню то, что он сказал. Там было много нецензурных слов, много выражений.

Я понятия не имею, как я пережила ту ночь живой. Он бил меня, душил меня и отбрасывал всех, кто пытался заставить его остановиться. Единственный раз, когда он сделал паузу, Джаррид сказал, что собирается вызвать полицию. Я спряталась в шкафу, пока он спорил с Джарридом и Линдой (мамой Джаррида).

Рутстаун - один из крошечных городков - в нем нет местной полиции, а вместо этого есть шерифы и дорожные патрульные. Потребовалось много времени, чтобы прийти на помощь, но я до сих пор помню стук в дверь и то, что сказал офицер.

"Привет, Рэнди Ай. Мы здесь, чтобы проверить благополучие Джессики Ай. Могу я увидеть вашу дочь, пожалуйста?"

Я слышала, как мой отец пытался немного протестовать, прежде чем полиция добралась до меня. Был один офицер, который смотрел на меня, когда я садилась в полицейскую машину. Он просто сказал: "Бедная девочка" самым пораженным образом.

Я была полностью раздавлена внутри.

В тот день они арестовали моего отца. Его довольно быстро выкупили некоторые из его приятелей-байкеров, но его обвинили в домашнем насилии. Он потерял свои права на оружие, что имело большое значение для него, потому что он любил охоту. Это заставило его разозлиться на меня еще на несколько лет.

(Я говорила вам, что история моего детства была не совсем простой)

Вот почему два года спустя, несмотря на то, что я была на грани смерти после того, как меня сбила машина, я больше заботилась о защите пьяного водителя, который чуть не убил меня, чем о том, чтобы сказать отцу, что я еще жива.

В результате аварии у меня была сломана лодыжка и повреждена спина, а моему отцу потребовалась восстановительная операция на ногах.

В последующие месяцы мы проводили большую часть времени в доме вместе. Играли в пасьянс, смотрели телевизор и занимались реабилитацией, а также старались держаться подальше друг от друга. Когда я снова смогла заниматься спортом, я вернулась на улицу, делая все возможное, чтобы быть подальше от отца.

До ДТП я много занималась спортом, но после того, как повредила спину, мне пришлось внести некоторые изменения. Мой прыжковый бросок после травмы никогда не был таким же, поэтому мои баскетбольные дни закончились, и я немного перестала бегать.

Мой папа все еще ненавидел меня и делал вещи, которые я не одобряла. Поэтому я утром была первой в школе и последней, кто ее покидал. В большинстве будних дней я отсутствовала дома с 8 утра до 6 вечера. Если честно, два года обучения в школе после ДТП были одними из самых невероятных времен в моей жизни. Я изучала управление бизнесом, у меня была работа на неполный рабочий день.

Все было хорошо.

А потом, когда мне выполнилось 18 лет, мой отец узнал, что у меня есть парень. После того вечера в рок-н-ролл-клубе, я скрывала мальчиков, потому что боялась, что он снова что-нибудь сделает со мной. Но в 18 лет я осмелилась ему все сказать.

Он выбил все окна в моей машине и выкрикивал оскорбления каждый раз, когда разбивал стекло:

"Знаешь, что? Ты думаешь, что ты большая девочка?

Ты собираешься делать то, что я тебе запрещаю?

Ты собираешься общаться с людьми, с которыми я не хочу, чтобы ты разговаривала?"

А потом он вручил мне мои расчетные деньги от автомобильной аварии, около 42 000 долларов, и выгнал из дома.

И это было все.

Я сняла квартиру возле университета Акрона, куда я поступала. Но арендная плата довольно быстро поглотила мои деньги, поэтому я бросила свою работу в "Арби" и оказалась в местном стрип-клубе "Скарлеттс", работая официанткой.

Именно там я встретила ребят из спортзала Strong Style и начала свое путешествие в мир смешанных единоборств. Признаюсь, все произошло очень быстро. Однажды вечером я подавала мальчикам напитки, и один из них сказал: "Эй, ты выглядишь как симпатичная цыпочка в форме. Ты знаешь, что такое бои?"

Я ответила: "Да, я уже слышала об этом раньше".

Вот так это было.

В первый раз, когда я вошла в зал Strong Style, у меня заболел мозг. "Боже мой, это то, чем ты должна заниматься, Джесс".

Может быть, сказался дом, в котором я выросла. Может быть, "виновата" моя любовь к спорту, но было что-то в этом пространстве, видеть, как все эти парни тут занимались. Это заставило меня почувствовать, что я снова маленькая Джесси Джо, которая тусуется со своими братьями.

Я сразу же уволилась с работы в "Скарлеттс", вышла на работу на неполный рабочий день в Dick's Sporting Goods, чтобы покрывать арендную плату, и бросилась в бой.

Прошло семь месяцев тренировок перед моим первым боем, и за это время ребята из Strong Style стали для меня семьей. Мой образ жизни – я не думала, что это возможно для кого-то вроде меня. Парень, которому принадлежал зал, Маркус Маринелли, взял меня под свое крыло. Никто не говорил: "Это Джессика - девушка, у которой было дерьмовое воспитание. Ее отец был наркоманом". Нет. В Strong Style это было просто: "Это Джессика. Она здесь, чтобы быть самой обалденной девушкой, какой только может быть".

И мне это понравилось. Люди там доверяли мне. Они хотели, чтобы у меня все было хорошо не из жалости, а потому, что они знали, что ради этого я тренируюсь. Для меня это так много значило, чтобы в меня верили.

7 июня 2008 г.

Мой первый бой

Это была открытая площадка в Кливленде, штат Огайо. Вы можете почувствовать запах реки Кайахога в воздухе. Честно говоря, я немного нервничала в тот день, потому что в бою я была тяжелее своего привычного веса, но я получила наставление от моего бывшего товарища по команде Стипе Миочича и остальной команды в Strong Style. Той ночью было, может быть, несколько тысяч человек зрителей, включая моего отца, который… ну, скажем, наши отношения стали налаживаться.

Итак, вот я: Джессика Ай, 19 лет, 125 фунтов (56 кг), сражаюсь под ночным небом Среднего Запада в спорте, который люди все еще называют "петушиные бои для людей".

У меня был озноб. До того я участвовала только в двух драках (не считая ссоры с отцом), но они вряд ли были хорошей практикой. Я до сих пор помню, как выходила на ринг против своего оппонента, этой девушки по имени Кари Рикер. Я просто думала: "Хорошо, давай сделаем это".

В этом суть борьбы - правильная борьба ММА. Вы можете потратить семь месяцев на тренировки, потратить все это время в тренажерном зале, изучая, как боксировать и применять приемы, но в конце концов, когда наступает поединок, только вы на ринге, сами по себе, против кто-нибудь другого. Это твоя работа. Вы должна сделать это, или соперница сделает все это с тобой.

И в ту ночь я выиграла. Я не хочу хвалиться, но я выбила из нее все дерьмо. Меньше техники, чем мне бы хотелось, но ... я сделала это.

Это было надолго. Я выйду и покажу себя миру. Я сделаю это.

Джессика Ай может драться.

Джессика Ай больше, чем ее прошлое.

Джессика Ай строит свое будущее.

Я провела 17 месяцев в любителях и выиграла все свои пять боев. Тогда женское ММА было не таким, как сегодня. Каждый бой вы сталкиваетесь с двумя противниками: оппонентом в клетке и людьми в толпе, которые думают, что женщинам нельзя позволять драться. И я бью их обоих каждый раз. Победители и проигравшие в женском ММА того времени заслуживают похвалы за то, что превратили сомневающихся в верующих.

Некоторые из вас, возможно, знают меня лишь по моей серии неудач в четырех боях в UFC, но я не могу винить вас за это. Я пришла в UFC после того, как Bellator сократил свое женское подразделение. В UFC в то время не было дивизиона в полусреднем весе, поэтому я перешла в легкий вес. Я не должна была этого делать. Это не моя категория.

Во время моей серии неудач я также потеряла своего отца из-за действительно агрессивной формы рака мозга. И несмотря на все, через что мы прошли, я хотела помочь ему. Я никогда не буду уверена в том, что я чувствую к нему. Даже после того, как я стала профессиональным бойцом, он однажды ударил меня по лицу перед моими друзьями после того, как я сказала ему не курить наркотики в моем доме. Но когда твой отец умирает….

Я обратилась к краудфандингу, чтобы помочь оплатить его лечение, и я так благодарна миру ММА и тому, что они сделали для меня в то время, прежде чем мне пришлось проститься с ним в 2013 году. Я не могу злиться на него вечно. Я предпочитаю не зацикливаться на плохом в своей жизни - иначе я никогда не смогу двигаться дальше.

Когда вы закончите читать это, я не хочу, чтобы вы осуждали меня. Иногда люди закрываются, когда слышат, как женщина говорит о страшных вещах, через которые она прошла. Они говорят что-то вроде: "О, она такая, потому что у нее проблемы с папой". Или: "Она говорит сейчас только потому, что хочет, чтобы люди болели за нее". Я ненавижу, когда слышу подобные вещи. Меня это бесит.

Не судите людей по тому, как они выглядят или через что они прошли. Оценивайте их по тому, кто они сегодня.

А сегодня я девушка из Среднего Запада, которая борется за жизнь. Я один из самых счастливых людей, которых вы когда-либо встречали, но за этим стоит большая и тяжелая работа. Я люблю своих собак, я люблю своих друзей.

Я снова сражаюсь в весе 125 фунтов, и я хотела бы выиграть титул в полусреднем весе на UFC 238 в Чикаго 8 июня. Моя соперника - Валентина Шевченко - одна из лучших бойцов вне весовых категорий в UFC прямо сейчас, но она никогда не сталкивалась с кем-то вроде меня.

Надеюсь, прочитав это, вы узнаете, что я многое пережила, и теперь я готова на многое. И многое из этого начинается в июне, когда я получу титул.

Прошлое есть прошлое. И, рассказывая свою историю, я надеюсь создать новое будущее.

Желаете узнавать главные спортивные новости первыми? Подписывайтесь на наш канал в Telegram!

iSport.ua ММА