Джоанна Омоло: путь от свалки в Кении до профессионального футболиста

Банды, грабежи и убийства. Откровенная история игрока из чемпионата Бельгии.
31 октября, 17:00
Джоанна Омоло / Belga Via Zuma Press
Джоанна Омоло / Belga Via Zuma Press

Первое, что вы заметите - это запах. Представь, что ты упал в канализацию. Или что ты не вывозил мусор в течение недели, и теперь зловоние распространилось на весь дом и никуда не пропадает. Так пахнет Дандора, особенно когда здесь идет дождь. Но если вы приезжаете в Дандору, то замечаете гораздо больше, чем просто запах.

Вы можете увидеть токсичный дым, которым может задохнуться весь ближайший пригород. И вот, конечно, куча мусора. Море мусора, которое только могут увидеть глаза, а также местные жителями, просеивающие мусор. Вы видите воров. Вы видите матерей и детей. Вы видите падальщиков. Вы видите собак, крыс, стервятников.

Мои друзья, которых я смог привезти на свою родину, закрывали окна своих автомобилей, поворачивались ко мне и спрашивали: "Джоанна... Как тебе приходилось здесь жить?" Да... Это очень хороший вопрос.

Профессиональные футболисты не должны приезжать из Дандоры. Никто не должен приезжать из этого места. Люди в Кении связывают Дандору с бедностью, наркотиками, преступностью, проституцией и горой мусора. За последние 40 лет шесть миллионов человек, живущие в столице Найроби, которая находится по соседству с Дандорой, сваливали весь свой мусор именно сюда, из-за чего теперь эта свалка является одной из крупнейших в Африке. Она смогла достичь максимальной производительности только около двух десятилетий назад, но мусоровозы, переполненные грязью и гнилой едой, продолжают прибывать.

Если ты растешь в нескольких минутах ходьбы от свалки, как я, то зловоние проникает в твой дом. Так же, как и дым, который исходит от людей, сжигающих мусор. Однажды наткнулся на исследование из США, в котором говорилось, что у детей, живущих недалеко от Дандоры, в крови нашли недопустимое количество свинца и других металлов, а также кожные заболевания и проблемы с дыханием, такие как астма и бронхит. Все это из-за дыма.

Но самое печальное в Дандоре - это отсутствие каких-либо перспектив. В Дандоре и окружающих ее трущобах проживает около миллиона человек, и многие из них - талантливые дети. Но никто никогда не приходит к ним, потому что никто не хочет иметь ничего общего с этим местом. Никто не думает, что что-то хорошее может прийти из Дандоры.

Поэтому дети сдаются. Они начинают воровать, становясь частью этой системы. Многие люди там живут менее чем на доллар в день. Некоторые бездомные, а также есть семьи, живущие в куче мусора, потому что им нужно укрытие. Эти люди на самом деле зависят от мусора. Когда приедет грузовик, они будут бороться за лучшее, что будет в этой куче мусора. Они все ищут новые вещи. Хорошие вещи.

Как мне удалось выбраться из этого места? Откровенно говоря, мне повезло. Сейчас я являюсь профессиональным футболистом и играю в Бельгии, где я живу с женой и двумя детьми. Я здоров, я в безопасности, я дышу свежим воздухом. Я должен быть счастлив. Впрочем, я и правда счастлив.

Но...я никому не говорил об этом раньше... После того, как я переехал в Бельгию, что-то преследовало меня годами, как призрак. Всякий раз, когда я ложился спать, я вспоминал, что я видел в Дандоре, кто и что остались в моем прошлом. Какой-то голос все время находился у меня в голове и отказывался уходить, как-будто мне надо кое-что сделать.

Вскоре я понял, что этот призрак будет преследовать меня, если я не попытаюсь решить эту проблему. Три года назад я кое-что сделал, но сначала позвольте мне рассказать вам мою историю...

Насколько я помню, Дандора была неблагоприятным местом, но не всегда опасным. Когда я рос, мы могли играть в футбол, не беспокоясь о нашей безопасности. Делали мы это только ради удовольствия, таким образом отвлекаясь от наших неприятностей. Мы играли босиком на гравии с мячом, который сделан из целлофановых пакетов. Когда мы играли в настоящий футбол, это было, как Рождество! По выходным мы устраивали соревнования против других кварталов, и все приходили за нас болеть. Иногда в качестве главного приза было бесплатное молоко. О да, вы понимаете, что это была тяжелая игра. Ха-ха!

Все это было хорошо. Действительно хорошо, пока не началась война преступных группировок. Когда я был ребенком, Дандорой управляла одна банда. Они пытались управлять сообществом, указывая населению, что делать. Они были реальными хулиганами, но затем в какой-то момент другая банда бросила вызов действующей правящей группировке. И вот новая банда. Вау. Она была настолько большой и организованной. Ее численность превосходила численность племени, понимаете?

Когда война между двумя бандами началась... Мужик, это было так жестоко... Никаких правил. Так много сражений. Так много смертей. И так много страха вокруг происходящего. Банды контролировали все, и они хотели продемонстрировать свое господство. Они даже избивали людей из-за крошечных недоразумений. Один мой друг и товарищ по команде поспорил с 12-летним ребенком. Мальчик выглядел безобидным, но он был частью одной из банд, поэтому он рассказал своим боссам, что случилось. Однажды утром банда появилась в доме моего друга, затащила его в офис и избила. Они взяли мачете и ударили его по лодыжке. Его нога осталась висеть, как кусок мяса. Я помню, мы потом смотрели на его ногу, и, знаете... это было... вы просто... вы просто не понимаете, что кто-то вообще может такое сделать.

Банды затронули каждую отрасль нашей жизни. Однажды в школе мы увидели огромный бой через окно нашего класса, и учитель приказал нам укрыться под нашими партами. Банды настолько боялись, что, если кто-то выкрикнет одно из их имен, они начинали очищать улицы. Когда банда начинала преследовать людей из-за какого-то конфликта, который случился ранее, то нам приходилось убегать. Я был самым юным и самым медленным, поэтому мне приходилось искать место, чтобы спрятаться. Я очень хорошо помню это - люди закрывали свои двери, когда я убегал. Они не хотели впускать неприятности в свои дома. Итак, я был один на улице, и я просто помню, как думал, что мое время пришло. Я умру. Я действительно умру.

Преступные группировки могли причинить вред кому угодно, из-за чего люди становились параноиками. Я никогда не забуду тот воскресный день. Было 4 часа дня, когда я тренировал команду из девятилетних ребят. Мне было всего 15 лет, но я чувствовал большую ответственность, потому что их родители доверили мне присматривать за собственными детьми. Итак, пока мы тренировались, трое мужчин вышли на поле, чтобы перейти на другую сторону. Их преследовала большая толпа, вероятно, из-за того, что они что-то украли. Один из трех парней нес сумку. Мы этого не знали, но внутри был пистолет. Большой пистолет. Мы все остановились, чтобы посмотреть, но когда они достигли середины поля, он внезапно выстрелил.

Бам! Этот парень просто выстрелил, хотя пистолет находился в сумке! Он даже ни в кого не нацелился. И мои ученики находились тут же. Мужик, это было ужасно... Я думаю, что тот парень пытался напугать толпу, но представьте, если бы попал в одного из детей? Они просто стояли там, дрожа от страха. В тот момент я действительно не понял этого: "Зачем? Почему ты так поступил?" После этого мы не могли продолжать тренироваться. Я только смог сказать детям, что им необходимо идти домой. 

Представьте, каково было этим девятилетним детям, когда они росли в такой среде. У большинства ребят в Дандоре есть мечты. У многих из них есть талант: в футболе, музыке, гимнастике. Но вы не можете сказать им быть дисциплинированными и усердно работать. Вы не можете, потому что у них нет условий, чтобы как-то развивать свои таланты. Они будут усердно работать, но ради чего?

Попробуйте поставить себя на их место. Скажем, вы играете в футбол еще шесть лет. Сейчас тебе 15. Ты хочешь стать кем-то, но ты не веришь в лучшее, потому что никто из Дандоры никогда в это не верит. Конечно, люди говорили вам держаться подальше от преступлений, но помимо этого есть другие проблемы. Возможно, ты единственный сын в семье. Может быть, ваша младшая сестра каждую ночь ложится спать голодной, а может вы чувствуете, что должны что-то сделать для своих родителей.

Тогда один из ваших друзей решает присоединиться к банде. Он выходит на улицу, чтобы красть. Внезапно он появляется в красивой одежде. Он выглядит счастливым. Его семья накормлена. А ты что? Конечно, ты играешь в футбол, но твоя семья счастлива? Ты исполняешь свои обязанности?

Вот почему преступление является самым большим искушением для детей. Когда я был в этом возрасте, дети, присоединившиеся к бандам, должны были давать секретную клятву. И как только вы стали частью этой системы, вы не могли из нее выйти. Мужик, это было похоже на мафию. Если бы вы попытались выбраться, они, вероятно, попытались бы убить вас. И дети, которые присоединились, думали, что они неприкасаемы, как супергерои. Даже некоторые из моих товарищей по команде изменились. Один из них вдруг захотел отобрать мою кепку, как хулиган. Он был моим другом, мы давно играли вместе, но в один момент мы стали врагами.

Мне повезло, что я увлекался футболом. Помогло то, что у меня была цель и желание заниматься этим. Был один парень из нашего района, который играл в сборной Кении. Паскаль Очиенг. Чувак, этот парень был для нас всем. Когда мне было 12 лет, мы с друзьями шли пять километров до стадиона в Касарани, чтобы увидеть игру сборной Кении. Прыгая через заборы и видя, как он выбежал на поле. Вау! Это была большая мотивация для меня. Однажды я сказал: "Мужик, однажды я буду там играть". Другие не сказали этого, но я знал, что все мы думали одинаково. Да, я хочу быть там. Я хочу играть в футбол на том уровне.

К тому времени, когда мне было 13 лет, люди знали, что я хороший игрок. Однажды я пытался попасть в молодежную спортивную ассоциацию MYSA. Тогда они выбирали команды из Кении, чтобы поехать в тренировочные лагеря в Норвегию. Но потом что-то остановило меня. Нет, это не было моей неудачей. Дело даже не в бандах. Главная причина - это моя мама.

Она не хотела меня отпускать. По сей день я не уверен почему, но я думаю, что она скептически относилась к самой мысли о том, что какой-то парень из Дандоры должен приехать туда. Она говорила: "Как ты думаешь, кто тебя отпустит в Норвегию? Они просто будут использовать тебя. Ты из Дандоры! Они, вероятно, выберут ребенка из другого района".

Помните: никогда ничего хорошего не приходит из Дандоры. 

Тренер, который пригласил меня на просмотр, пытался убедить мою маму. Мои друзья пытались. Я пытался. Я сказал ей, что, если я поеду, то я смогу заработать немного денег для семьи.

Она сказала: "Нет, нет, нет, нет, нет. Нам не нужны деньги". Нам не нужны деньги? Хорошо...  Это было явно не так, но она была так упряма. И да ... Я был так зол. Так зол, но она была моей матерью, понимаешь? Так что ты можешь сделать в подобной ситуации?

Два года спустя, когда мне было 15 лет, меня снова пригласили на просмотр в MYSA. К этому времени многое поменялось. Мой отец собирался уволиться с работы в пожарной, а моя мама, парикмахер, знала, что у нас есть определенные проблемы с финансами. Я не знаю, мотивировало ли это ее, но на тогда она сказала: "Хорошо, ты можешь идти". Я такой: "Ты уверена? Серьезно?". Она была уверена, но перед отъездом сказала только еще одну вещь: "Работай усердно".

Я знал, что должен был делать. Мы тренировались в течение месяца в Кении, где тренеры MYSA отбирали футболистов, пока у них не осталось три команд, которые затем отправились бы в Норвегию. Было много игроков, которые были быстрее, сильнее и лучше меня, но я делал то, что попросила моя мама - я много работал.

В итоге меня выбрали. Я ездил в Норвегию и Нидерланды, чтобы тренироваться и играть в турнирах. Когда я попал туда, я понял, почему все так боролись за то, чтобы попасть в команду. Свежий воздух, здания... Понимаешь, это был просто другой мир. Для ребенка из Дандоры, который попал туда... Короче говоря, это взорвало мой мозг.

Когда я вернулся в Дандору, моя семья, мои друзья и соседи поздравляли меня. Я сказал маме: "Мама, здесь каждый доллар, который мне дали, и я возвращаю их тебе". Там было около ста евро, но я никогда не видел ее такой счастливой и гордой. Эта улыбка... Вау. Как будто она вздохнула с облегчением, как будто груз сняли с ее плеч. В течение нескольких недель она хотела купить что-нибудь вкусное на обед. Эта улыбка заставила меня понять, что я могу сделать это, понимаешь? Что я могу помочь моей семье, занимаясь своим любимым делом - футболом.

Поездка в Норвегию также придала мне уверенности, потому что я знал, что теперь я в элите. Вскоре я попал в сборную до 20 лет. Немного позже со мной связался бывший бельгийский футболист, который женился на кенийке. Он основал футбольную академию в Найроби, чтобы помогать молодым игрокам заиграть в Европе. Я думаю, что некоторые люди рассказали ему обо мне, потому что он приехал в Дандору, организовал тренировку и спросил меня, хочу ли я заниматься в его академии. Он сказал, что если я справлюсь, то у меня будет шанс поехать в Бельгию. 

Ух ты. Хорошо. Почему бы и нет? Я так усердно тренировался в этой академии. Я видел Норвегию, я видел улыбку моей матери. Я хотел больше этого. Вроде как, через два месяца этот парень привез меня в Бельгию, где я получил свой первый контракт с командой третьего дивизиона в Льеже. И это было все... Я сделал это. Я наконец-то выбрался из Дандоры.

Первая мысль, которая у меня была: успокоиться, заработать хорошие деньги, помочь моей семье. Но постепенно я начал чувствовать этот вес. Я понял, что теперь я Паскаль Очиенг. Тот, на кого я и все остальные дети в Дандоре равнялись. Я чувствовал давление, ведь хотел добиться успеха, чтобы дать им надежду. Возможно, если бы я преуспел, некоторые из детей последовали бы за мной.

Я начал играть за людей из Дандоры. Я хотел быть источником вдохновения и думал, что этого будет достаточно. Но что-то преследовало меня. Затем однажды я проверил эту группу в Фейсбуке, где люди публиковали обновления о Дандоре. Я помню, что видел сообщение о 16-летнем мальчике из моего района. Когда я увидел картину, я узнал его: семь лет назад он был одним из детей на поле вместе со мной, когда один из бандитов выстрелил из пистолета. Я сразу такой: "Эй, я его знаю. Он был моим игроком". Затем я прочитал статью о том, что мальчика застрелила полиция.

Видеть, что один из моих учеников был убит, было слишком сложно для меня. Я не мог больше терпеть. Банды сейчас не так жестоки, как тогда, когда я рос, потому что правительство сделало многое, чтобы изгнать их, но я знаю, сколько людей все еще находятся в беде в Дандоре. Некоторые мои друзья. Некоторые мои бывшие ученики. В глубине души я знаю, что есть только одно важное различие между мной и ними: возможность. Мне повезло, а им - нет. 

Голос внутри меня продолжал говорить, что я должен действовать. Я должен что-то предпринять. В итоге я сделал две вещи.

Во-первых, в 2016 году я создал фонд. Сейчас у нас в Дандоре около 20 добровольцев, которые помогают молодежи развиваться в спорте и образовании. Мы предоставляем школам стипендии, форму, обувь, транспорт, гигиенические принадлежности и тому подобное. Через футбольную академию, которую мы создали два года назад, мы также стараемся предоставить место для всех юношей, мальчиков и девочек, чтобы они правильно тренировались и демонстрировали свое мастерство. Если кто-то из них действительно хорош, мы используем мои связи, чтобы попытаться собрать их в команду в Европе.

И тогда, в июле этого года, я решил присоединиться к Common Goal. Идея состоит в том, что профессиональные игроки и тренеры инвестируют 1% своей заработной платы, чтобы помочь футбольным негосударственным организациям по всему миру. Я думаю, что более 130 игроков уже зарегистрировались, и это действительно хорошо. Эти деньги помогли молодежным футбольным программам в таких местах, как Зимбабве, Индия и Колумбия.

Common Goal имеет те же ценности, что и наша основная. У нас в академии есть девиз: Поддержи мечту! Если мы можем дать детям в Дандоре плацдарм, которым они могут воспользоваться. Без этого мечта умирает, а мечта - это мощная вещь. Смотреть за тем, как твой герой играет за сборную Кении, улыбка твоей матери... Все это может зажечь что-то в твоей душе. Именно это произошло и со мной.

Конечно, Common Goal может не принести непосредственную пользу детям в Дандоре, но это может произойти в будущем. В любом случае, в мире так много других мест с подобными проблемами. Они так же важны, как и Дандора. Все дети, где бы они ни росли, заслуживают шанса показать миру, на что они способны.

Так что всем профессионалам, которые хотят помочь: взгляните на Common Goal, кто они и за что стоят. Это действительно хорошая вещь. И всего 1% от вашей зарплаты. Обещаю, это не отразится на вашем благополучии.

Кроме того, когда вы присоединяетесь к Common Goal, они делают всю работу за вас - вам просто нужно пожертвовать. Это то, чего пока еще нет в моем фонде. Пока что наша работа - это борьба. У нас еще нет спонсоров, но есть много детей, которым, к сожалению, мы не можем помочь.

Но у нас большие мечты. Наша цель - создать агентство, способное помочь молодым игрокам пробиться в Европу. Мы хотим, чтобы клубы и агенты отправились в Дандору, потому что, какой бы талант им ни понадобился, они могут найти его там. И если мы сможем это сделать, я знаю, что это откроет много дверей для юношей в Дандоре. Я действительно верю, что мы можем сделать это.

До тех пор, пока мы не достигли этой цели, мы предоставляем детям из Дандоры возможность. Таким образом, мы наконец-то можем дать им совет, который ребятам необходимо услышать, зная, что их работоспособность может действительно привести к чему-то. Так что же мы им говорим? Мы говорим, что нужно сосредоточиться, работать, быть дисциплинированным, а самое главное - верить. Поверьте, что-то хорошее может прийти из Дандоры.

Источник: ThePlayersTribune, футболист бельгийского Серкль Брюгге Джоанна Омоло

Перевод и адаптация: iSport.ua

Желаете узнавать главные спортивные новости первыми? Подписывайтесь на наш канал в Telegram!

iSport.ua Футбол