Серая зона в правилах Формулы-1, которой успешно пользуется Ферстаппен

Вашему вниманию материал Скотта Митчелла о правиле "место, равное ширине болида" и том, как им пользуется Макс Ферстаппен на первом круге гонки.
10 октября, 12:54
Макс Ферстаппен / Getty Images
Макс Ферстаппен / Getty Images

Жалобу Макса Ферстаппена на то, что его авария на Гран-при Италии с Льюисом Хэмилтоном - это то, что происходит, когда гонщик не оставляет сопернику места, можно назвать небольшим лицемерием.

Несколько раз только в этом сезоне Ферстаппен не оставлял места для Хэмилтона на первом круге гонки и оставался безнаказанным. Но он, вероятно, будет утверждать, что это другое дело, потому что это всегда происходит на первом круге, а не позже.

Это может показаться неуместной защитой, но это будет справедливо, учитывая серую зону в том, как ФИА контролирует гонки в Формуле-1. Первые круги получают большую снисходительность, чем другие. Это сделано в духе "позволить гонщикам участвовать в гонке", что означает другое отношение к инцидентам на первом круге по сравнению с любым другим гоночным кругом, включая рестарты после выезда машины безопасности.

Вот почему Ферстаппену сошло с рук то, что он не оставил места Хэмилтону на нескольких гонках в этом сезоне, и поэтому он сделал акцент на Хэмилтоне, что это он должен был избегать столкновения. Вот почему Ферстаппен считает, что может это делать, но при этом он заявляет, что имеет право на свободное пространство в ширину машины. Макс считает, что Хэмилтон не оставил ему это самое пространство в Гран-при Италии.

Инциденты, в которых считается, что водитель вынудил другого сойти с трассы, не оставив тому достаточно места на трассе, определяются как нарушение Международного спортивного кодекса (МСК).

В соответствующем разделе конкретно указывается, что пилот, защищающий свою позицию, "должен оставлять сопернику пространство равное ширине одного болида", но только "на подходе к повороту". Более того, это конкретно относится к водителю, который "возвращается к гоночной траектории" после того, как он защитил свою позицию.

В регламенте ФИА нет правила, прямо требующего, чтобы гонщик оставлял место в ширину болида во время прохождения поворота и выхода из него. Это было эффективно закреплено через прецедент, основанный на следующей строке МСК, в которой говорится, что "маневры, которые могут помешать другим водителям, такие как умышленное вытеснение автомобиля за пределы трассы или любое другое ненормальное изменение траектории, строго запрещены".

Теперь мы могли бы обсудить, как эта формулировка подразумевает, что вытеснение автомобиля за пределы трассы считается "ненормальным изменением направления". Но здесь дело не в споре о семантике.

То, что обычно называют "вытеснением другого водителя с дороги" на выходе из поворота, долгое время было частью гонок. Это давало гонщикам возможность вытеснить соперника на край трассы, если он достаточно опередил оппонента.

Ферстаппен не смог оставить место для Хэмилтона по крайней мере дважды на первых кругах в этом сезоне и еще пару раз повторял подобное с остальными и оставался без наказания.

В Имоле, на очень мокрой трассе, он вырвался вперед на старте, но Хэмилтон попытался войти в поворот по внешнему радиусу. Хэмилтон был почти наравне с передними колесами Ферстаппена на подходе к повороту, немного впереди в зоне торможения, а затем немного отставал от середины траектории поворота, когда Ферстаппен решил широко зайти в поворот.

Хэмилтон, уклоняясь, прыгнул по поребрику, поскольку Ферстаппен не оставил места болиду Льюиса.

Несколькими гонками позже в Барселоне Ферстаппен обогнал Хэмилтона в первом повороте. На этот раз они оказались в непосредственной близости от входа в поворот, а не в середине поворота. Скорость входа Ферстаппена и траектория, по которой он двигался, атаковав с внутреннего радиуса, всегда приводили его болид во время поворота к краю трассы.

Это было немного по-другому, но если бы Хэмилтон поборолся, они бы дошли до контакта, поскольку снова не оставалось "ширины машины". До этой стадии просто так и не дошло, потому что Хэмилтон уступил.

Нечто подобное произошло до их печально известного столкновения в Сильверстоуне. На протяжении первой половины круга они шли бок о бок. Ферстаппен защищал свою позицию в Бруклендсе, и, как и в Испании, его скорость входа и траектория означали, что он двигался к краю трассы при выходе из поворота - если бы Хэмилтон не уступил, ему бы не осталось места.

На первом круге в Монце был более традиционный пример, когда Ферстаппен давил на Хэмилтона. Они слегка соприкоснулись колесами во второй шикане, когда Хэмилтон попытался обогнать Ферстаппена по внешней стороне, вынудив Хэмилтона отступить.

В каждом из этих инцидентов стюарды решали, что Ферстаппен не сделал ничего незаконного. И это не дискуссия о том, правильная это интерпретация или нет. Но есть явная тенденция к тому, что Ферстаппену позволено быть более жестким на первом круге, при этом подобное он не может уже себе позволить позднее во время самой гонки.

Для этого есть явный прецедент в этом году в виде штрафов, примененных к Ландо Норрису и Серхио Пересу на Гран-при Австрии. Другим примером, при входе в поворот, а не во время прохождения или выходе из него, был штраф Эстебана Окон, когда тот "пододвинул" Себастьяна Феттеля на подходе ко второй шикане в Монце - что-то, от чего Шарль Леклер отделался лишь предупреждением два года назад.

ФИА стремится применять правило ширины одного болида во время гонки. Но снисходительность, которую часто проявляют к инцидентам на первом круге, означает, что на первом круге тот же вид вождения упускается из виду.

Это может показаться странным, учитывая, что первый круг Гран-при жизненно важен и обычно создает лучшие возможности для обгона. До сих пор Ферстаппен извлекал выгоду из снисходительности, чтобы делать решающие шаги, которые каждый раз приносили ему отыгранную позицию на треке.

В течение долгого времени было широко признано, что, если пилот пытается проехать по внешней стороне, он рискует бить вытесненным.

В этом контексте Хэмилтон может не жаловаться ни на один из упомянутых здесь инцидентов - даже если они, как правило, связаны с выдавливанием Ферстаппеном еще при входе в поворот, а не только на выходе из него, - потому что традиционно это будет рассматриваться как жесткое пилотирование и неизбежный исход.

Считаете ли вы, что это справедливо или нет, но пока существует эта серая зона, Ферстаппен может продолжить делать то, что он делает во время поворота на первом круге, как и ранее.

Скотт Митчелл, The Race

адаптация Алексей Погорелов


x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK