Рожденный с инстинктом забивать: История Луки Йовича

Новичок мадридского Реала рассказывает, как он прошел путь от парня из сербского села до игрока "Королевского клуба".
16 июля, 08:45

Нападающий сборной Сербии Лука Йович в начале июня стал игроком мадридского Реала, который выкупил игрока у Айнтрахта. 

Талант Луки Йовича разглядели еще в начальной школе. Уже в восемь лет он оказался в школе Црвены Звезды, а в 16 лет 5 месяцев и 5 дней состоялся его дебют в составе белградского суперклуба. Столь точный возраст назван потому, что Йович в том матче стал автором самого юного гола в истории Звезды. Луке хватило трех минут, чтобы принести своей команде ничью с Войводиной (3:3). Потом был неудачный переезд в Бенфику, аренда в Айнтрахт, где форвард стал "грозой штрафной площади соперника" и, как следствие, этим летом Реал заплатил за игрока 60 миллионов евро.

О своем пути в Реал сам Лука Йович откровенно рассказал для The Players Tribune.


Иногда я думаю, что я родился с этим.

У каждого в этой жизни есть определенные таланты, и я думаю, что мой - забивать голы.

Я не знаю, в какой момент я начал играть нападающим, но сколько себя помню, я всегда был одержим чужими воротами. Когда я был ребенком, у меня были две кассеты VHS со всеми голами с чемпионатов мира по футболу до 2006 года.

Я помню, как был загипнотизирован Роджером Миллой из Камеруна на чемпионате мира 1990 и, конечно же, Роналдо - Оригинальным Роналдо. Я был одержим тем, как он забивал – он делал это так быстро, как фокусник. Я повторял его голы у себя возле дома. Роналдо играл в футбол с такой легкостью, вроде выкладывался только на 30%. Я думал, что это невероятно. Его стиль и уверенность оставили во мне след.

Я думаю, мои тренеры видели этот инстинкт во мне, потому что они ставили меня нападающим с самых первых моих шагов в футболе. Мой отец записал меня в команду под названием FK Omladinac в Лознице. Я помню, что там все было синим. Ограждение вокруг поля было синим, поле было синим, даже рядом со стадионом была небольшая гостиница, окрашенная в синий цвет. Я был в восторге. Если бы вы на самом деле видели фотографию, вы бы смеялись, потому что это была очень маленькая площадка. Но это была моя первая игра на настоящем футбольном поле. Каждый футболист чувствует это.

Я думал, что каждое футбольное поле в мире было синим. Только после того, как скауты из Црвены Звезды заметили меня, я понял, что в футбольном мире есть и другие цвета. Мне тогда было восемь лет, и я понятия не имел, какое место в моей жизни займет футбол.

Я вырос в городке под названием Батар. Я не ожидаю, что вы знаете или слышали это название - не волнуйтесь. Это действительно маленький городок, в котором всего 105 домов. Но для меня это особенное место. Я помню, как один человек из Батара однажды сказал: "Моя деревня красивее Парижа". И я тоже так считаю. Почти все люди там работают в сельском хозяйстве, и если вы спросите их, во что они верят, они скажут вам, что это две вещи: усердно работать и мечтать о большем. Все в Батаре отдают все свои силы, чтобы накопить достаточно денег, и чтобы либо помочь своим детям уехать, либо самим с семьями переехать в более крупный город на работу.

У меня было тоже самое. Мои родители много работали, чтобы помочь мне найти свой путь в жизни. Когда я рос, у моего отца был супермаркет. Даже когда у него был плохой год, он брал в банке кредит, чтобы возить меня на тренировки каждый день. Мой дядя работал в России, и когда он узнавал, что у нас проблемы с финансами, он покупал футбольные бутсы и кроссовки, и отправлял деньги моему отцу. Я думаю, что сербские семьи - особенные. Мы очень, очень близки. Мы поддерживаем друг друга очень сильно.

Я не часто об этом говорю, но когда мне было девять или десять лет, моя старшая сестра сильно заболела. И это был момент, который изменил нашу жизнь. Врачи выяснили, что у нее лейкоз, и она долгое время находилась в больнице. Моей маме пришлось бросить работу в отцовском супермаркете, чтобы ухаживать за ней. Целый год наша семья была разделена. Я жил с моим отцом и дедушкой, ходил на тренировочные занятия в Црвену Звезду, в то время как моя мама оставалась с моей сестрой.

Это было очень трудное время. Что я больше всего помню, так это чувство, когда я возвращался домой из Белграда в Батар после игры. Однажды, когда отец вез меня домой после тренировки, он остановился и подобрал по дороге моего дядю и двоюродного брата. Сначала я не знал, что происходит, но потом понял, что у нас большой праздник. Мы пошли домой, и я помню, как там моя сестра носила бумажную шляпу, как будто это был ее день рождения. Мне сказали, что она вылечилась. И это было просто удивительное чувство, зная, что с ней все будет в порядке, потому что мы очень долго боялись за ее жизнь.

Когда моя сестра победила свою болезнь, это дало мне вдохновение на успех. Я хотел быть таким же победителем.

Моя мечта была, как и у каждого ребенка в Батаре - играть за Црвезу Звезду и забить Партизану в вечном дерби. Для людей за пределами Сербии, может быть, это непонятное чувство. Црвена Звезда отличается от обычного клуба, и я не могу правильно это описать. Возможно, вы слышали про наш клуб из-за туннеля на стадионе? Когда гостевые команды проходят через этот тунель…как минимум им очень жутко. На стенах много граффити, и там очень темно. Я думаю, некоторые ребята боятся этого. Но для меня это было совершенно нормально. Я часто спускался в туннель, когда мне было восемь, девять лет, когда мне позволяли быть маскотом перед матчами. Когда вы слышите атмосферу на этом стадионе... это непередаваемое чувство.

В Црвене Звезде все думают о победе. Если вы не выигрываете, то это провал. При этом команда и фанаты стараются быть вместе. Есть история нескольких лет назад, когда у команды были финансовые трудности. Некоторые из игроков написали письмо фанатам в газете, в котором говорилось что-то вроде: "Послушайте, сейчас все сложно. Клуб даже не может позволить себе бутылки с шампунем для душа".

На следующий день некоторые фанаты ворвались в машины игроков и оставляли бутылки с шампунем на сиденьях.

Вы понимаете, о чем я говорю? Это больше, чем футбольный клуб. Но взросление в этой среде вселяет в вас уверенность. После этого вас никогда ничего не пугает.

Когда мне было 16 лет, я дебютировал в первой команде в матче против Воеводины. А вот история для вас… Я был в отеле в Нови-Саде накануне матча, и вы должны понимать, что в молодежной команде у нас не было комендантского часа перед матчем. Я сидел в отеле со своим соседом по комнате, и мы очень проголодались, поэтому пошли на рынок, чтобы купить немного еды. Мы возвращаемся и видим, как наши тренеры сидят в баре и выпивают. Они смотрели на нас, и были в шоке. Мы не поняли, почему.

Тренер спросил: "Ты знаешь, который час?"

Мы посмотрели на часы, и было 23:30.

Он закричал: "Ты должен был быть в постели к 23!"

Я действительно не знал! Мне было 16 лет! Он был зол в ту ночь, но все, что я могу вам сказать, это то, что когда я вышел на поле на следующий день, я был полон уверенности. Для меня забить гол - это инстинкт. Я думаю, что это моя лучшая черта. Независимо от того, что происходит, если вы скажете мне, что нужно положить мяч в сетку, то я буду полностью сосредоточен на этом.

Я вышел и забил в тот день. Я помню, как смотрел на наших фанатов, когда они праздновали. Это было самое невероятное чувство. Каждый в Црвене Звезде - как член семьи. Я всегда хотел играть за них, и даже когда у меня были шансы перейти в более крупные клубы, я действительно не хотел идти. На самом деле, это правда. Когда Бенфика хотела меня в 2016 году, я помню, как говорил маме, что я не уйду. Я помню ее слова. Она сказала: "Дорогой, мы знаем, что ты любишь Црвену Звезду больше, чем нас, но ты должен поставить себя на первое место, а не клуб".

Я думаю, это говорит о воспитании в Црвене Звезде. Моя мама беспокоилась, что я предпочитаю клуб ей.

В конце концов я решил переехать в Бенфику, чтобы продвинуться по карьерной лестнице. Но я думаю, что все произошло слишком быстро. Моя семья значит для меня многое, и я действительно не был готов покинуть их. В 18 лет переехать за 3 000 километров в место, где вы не говорите на местном языке, это сложно. Ваша жизнь становится сложной. Когда я впервые приехал в Лиссабон, я думал о своем доме и просто начал плакать без причины. Это было действительно плохое время в моей карьере, потому что я чувствовал себя одиноким.

Но, к счастью, все изменилось, когда я смог переехать во Франкфурт.

Я всегда буду любить и ценить Айнтрахт, потому что это не тот клуб, где деньги или дорогие игроки на первом месте. Тут речь идет о химии и невероятном чувстве единения с болельщиками. Я действительно начал получать удовольствие от своего футбола, когда переехал туда. Когда мы выиграли Кубок Германии в 2018 году, атмосфера на стадионе и в городе была наэлектризована. Это было похоже на Црвену Звезду. Во Франкфурте у меня появилось много друзей, которых я навсегда оставляю.

Мое единственное разочарование - полуфинал Лиги Европы против Челси. Вероятно, это единственный раз в моей карьере, когда я плакал от слез грусти, и это было даже не сразу после того, как мы проиграли в серии пенальти. Это было, когда мы шли с поля, и я увидел болельщиков Айнтрахта в первом ряду, поющих наш гимн со слезами на глазах. Хотя мы проиграли. Для меня это был особый опыт, играть для фанатов, которые поддерживают тебя, даже когда ты проигрываешь. Это редкость в мире футбола, и мне грустно покидать Франкфурт, потому что клуб изменил мою карьеру.

Благодаря моему переезду в Германию, и благодаря тому, что я снова играл на высоком уровне, у меня был шанс сыграть за свою страну на чемпионате мира 2018 года, и это чувство невозможно объяснить словами. Я помню, что до того, как мы сыграли с Бразилией, я проводил разминку перед матчем с Марко Груичем из Герты, и мы буквально чувствовали, что собираемся взорваться на этом стадионе. Когда мы вернулись в раздевалку, мы были мокрыми от пота. За весь матч ты иногда ничего такого не чувствуешь. Мы проиграли 0:2, но для меня, как ребенка, который вырос в маленькой деревне в Сербии, который смотрел матчи Роналдо, сыграть против Бразилии было особенным чувством.

Все произошло очень быстро для меня. Несколько лет назад я просто мечтал сыграть за Црвену Звезду. А теперь я играл в полуфинале Лиги Европы, играл на чемпионате мира, а теперь перешел в мадридский Реал - это невероятно. Но я думаю, что самое важное для нападающего - это уверенность. Я никогда не сомневался в своей ценности. Я просто чувствую, что у меня есть качество, с которым я родился, и я никогда не буду сомневаться в этом.

Забавно, но в последний раз, когда я играл за сборную, один из моих товарищей по команде, Стефан Митрович, сказал что-то вроде: "Чувак, я многое мог бы сделать в своей карьере, если бы у меня была твоя уверенность". 

Но для меня это обычное дело. Как вы можете быть нападающим без уверенности? Для этой позиции на поле самая важная часть - это не начало атаки, а ее завершение.

Моя жизнь – как игра в футбол в нападении. Вначале я родился в маленькой деревне в Сербии с 105 домами. Месте, о котором вы, вероятно, никогда не слышали раньше. Где моя история будет дальше? Чего я достигну? Какой у нее финал? Я не знаю, но у меня действительно большие мечты.

Я очень рад приехать в Мадрид. И еще раз я хотел бы поблагодарить клуб и болельщиков Айнтрахта за то, что я чувствовал себя во Франкфурте как дома в последние два года.

Перевод iSport.ua

Читайте также другие истории:

Калиду Кулибали: Неаполитанец, который понял важные вещи в жизни

Кевин Де Брюйне: С тобой тяжело справиться, ты слишком спокойный

Мойзе Кин: Я экономил и крал ради того, чтобы сыграть в футбол на асфальтном поле

Уэстон Маккенни: Футбол - как подарок, а Шальке - как семья

Желаете узнавать главные спортивные новости первыми? Подписывайтесь на наш канал в Telegram!

iSport.ua Футбол Европа